Нине Алексеевне Стюнкель. Харьков 6/III 31 г. (10 час. вечера)

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1931.03.31
Период: 
1931
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)

Харьков 6/III 31 [г.] (10 час. вечера)

Дорогой Нинок! Я совсем забезпокоился, не имея от вас давно писем и сегодня утром послал открытку Танюшке, указав более верный адрес, по которому, как показала практика, письма доходят быстро. Но днем я получил сразу два письма. Одно от Танюши от 21/II и другое от тебя от 26/II. Пользуюсь сейчас свободным временем и пишу тебе ответ на твое письмо. Значит, у тебя был или колит или припадок из-за основной болезни? Напиши мне подробно. Также подробно напиши о ходе лечения по рентгену.

Теперь по поводу твоей поездки. Я думаю, что ввиду того, что у меня не будет использовано и свидание 13/III, то можно будет тебе немедленно по приезде в Харьков зайти к начальнику Особого конструкторского бюро старшему уполномоченному ОГПУ И. Я. Казбеку и попросить разрешить тебе свидание. Свидание происходит в корпусе и за время твоего пребывания в Харькове можно будет переговорить о всех делах. А их накопилось много. О них я тебе писал.

Я вполне согласен, что в Харькове надо ликвидировать все и чем скорее ты это сделаешь, тем лучше это будет. Ты сговорись с той же Марфой Абрамовной и она всегда даст возможность тебе остановиться у нее.

Я, конечно, очень рад, что ты с Таней очень оптимистичны относительно материальных дел, но меня они продолжают безпокоить все время, т. к. я знаю, что это самая серьезная сторона.

Относительно всех ваших московских мероприятий — одобряю. Думаю, что за московскую квартиру ты платишь дорого из моей старой ставки, т. ч. ты можешь это изменить. От вас я получил 11 писем, считая сегодняшнее.

2. Тов. Кривенко передал мне все письма.

Теперь о передачах. Весь режим в корпусе № 10 настолько разнится от режима в корпусе № 8, что приходится изменить и целый ряд требований. В то время, как в корпусе № 8 было невозможно прожить без передачи и надо было с передачей давать хлеб, жиры и всякие яства, здесь в корпусе № 10 к передаче предъявляешь уже другие требования. В корпусе № 8 на казенных харчах нельзя было продержаться и продукты было где держать. В корпусе № 10 у нас хороший стол (он улучшился за последние недели — мы имеем хороший обед и завтрак с мясными блюдами), а места для хранения мало и при передачах 1 раз в неделю набор всякой посуды доставляет неудобство для себя лично. Вот эти соображения и заставили меня отдать назад сметану и мне очень досадно, что я невольно обидел Лену. Пусть ей объяснят, что я не знал об этом и пусть она не обижается.

Передачу надо довести до минимума. Она должна быть подкреплением для утреннего и вечернего чая. Передача в том размере, как я ее сейчас получаю, меня устраивает вполне и весь вопрос в том, доступны ли эти передачи с материальной стороны. Это меня и безпокоит. И если передачи затруднены, то надо их сократить, т. к. я проживу и без них и с голоду не пропаду. Передача в наших условиях сейчас роскошь.

Я при последней передаче Марфе Абрамовне сообщил, чтобы она переставала давать сахар и туалетное мыло, т. к. это нам продают здесь по низкой цене. Сахар за 70 коп. кило, мыло — 30 коп. кусок.

Но передачи нужны для обслуживания бельем, носильным платьем и проч., т. к. это пока самое нужное и тут надо лучше наладить, чем было без тебя. Ты Марфе Абрамовне передай ряд моих вещей и дай мне ее адрес. Я буду ей писать с просьбой давать то или другое.

7-III-1931[г.]

Еще о свидании. Они тверды по срокам и времени и, как я тебе уже писал, проходят в 10 корпусе. Я об этом писал в целом ряде прежних писем. Целый ряд моих товарищей имеет свои семьи в Москве и в других городах и жены приезжают на свидание периодически.

Но по ходу работы в конструкторском бюро у нас возможны поездки на несколько дней. Эти поездки могут быть очень неожиданные и вперед о них сказать чрезвычайно трудно. Может случиться, что ты приедешь, а я как раз буду в отъезде. Об этом передай Марфе Абрамовне, чтобы она не безпокоилась, если почему[-]либо с передачей произойдет заминка. Я всегда постараюсь все предупредить, но всего предусмотреть нельзя. Работы у меня много. Нет времени на чтение. Весь день уходит на срочную работу.

Итак твои дни свидания 13/III и 27/III. Жду тебя к 27/III. Надо мне все демисезонное. Нужны ботинки, т. к. те, которые на мне, требуют ремонта.

Передай Тане, что я ей напишу на этих днях — отвечу на ее письмо от 21/II.

Поцелуй маму, Танюшу. Привет Насте, няне и всем знакомым.

Целую тебя крепко. Твой Борис.

РГАЭ. Ф. 332. Oп. 1. Д. 94. Л. 43-44. Рукописный подлинник, автограф Б. Э. Стюнкеля (написано чернилами).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.