Татьяне Борисовне Стюнкель. Харьков 28/V-31 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1931.05.28
Период: 
1931
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)
Архив: 
РГАЭ. Ф. 332. Oп. 1. Д. 94. Л. 108-109

Харьков 28/V-31 [г.]

Дорогая Танюшка!

Вчера вечером получил твое письмо от 23/V. На этот раз оно пришло сравнительно быстро. Это по сути второе письмо от тебя. Не знаю, как так я пропустил «жилкооп».

Особенно внимательно я слежу за твоими мыслями о практике. Не думай, что ознакомление на заводе дает не больше книги. Это только так кажется. На самом деле прочитанное в книге забывается, а виденное не забывается и в этом основная разница. Виденное развивает дальнейшую подготовку.

Если хочешь себя хорошо развить технически, суй везде нос, изучай всякое явление, записывай себе, составляй своего рода дневник, где делай технические записки. Если же что не ясно лезь сама в библиотеку и в книге старайся найти. Вот от такой работы всегда получишь толк и от практики получишь удовлетворение уже на все 100 %.

Общественная работа в твоих условиях дает тебе же общее развитие — ты встречаешься с новым типом людей, видишь, чем они дышат.

Я с тобой согласен, что отъезд из Москвы на 4 месяца будет тебе только на пользу во всех отношениях.

Кстати я совсем забыл, что 17/V тебе исполнилось 20 лет. Вспомнил об этом 18/V. Вспомнил 1911 год — год твоего появления на свет. Через 2 недели после твоего рождения я уехал на целые 6 недель в Баку, а без меня заболела мама и у тебя с глазами было неладно и первым врачом у тебя был Страхов.

Это хорошо, что ты развиваешь в себе философию находить хорошее даже в самом скверном. Ты права, что расстраиваться из-за всякого сравнительного пустяка нечего. Все дело в тебе самом. Если ты знаешь, что ты поступаешь правильно, то как бы там не говорили надо делать так, как ты считаешь правильным. В наше время развилась слишком трафаретность — в этом культурная беда. Трафаретность во всем — с этим надо бороться, так как она глушит оригинальное и талантливое.

Как же вы себя отличаете две Тани? Помнишь <Тастю и Тазе>?

Вроде этого?

У доктора я не был ни разу, если не считать зубного. На этих днях начинаю курс лечения зубов.

Лекарства нам посылать нельзя.

В нашей жизни особых перемен нет.

Сильное оживление дала статья Орджоникидзе. Ты ее, наверное, читала? Она родит во многих надежду на скорое возвращение на работу.

Напиши мне о заводе, как он выполняет программу?

От мамы и бабушки получаю письма. Они без тебя скучают сильно, но, судя по письмам, верят, что устроилась ты недурно.

Ну[,] целую тебя крепко.

Твой папа.

РГАЭ. Ф. 332. Oп. 1. Д. 94. Л. 108-109 об. Рукописный подлинник, автограф Б. Э. Стюнкеля (написано чернилами). На Л. 139-142 — машинописная копия более позднего времени.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.