Доклад СПО ОГПУ об а/с деятельности в среде интеллигенции в 1931 г. Февраль 1932 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.02
Период: 
1932
Метки: 
Источник: 
«Совершенно секретно»: Лубянка — Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.)
Архив: 
ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 9. Д. 518. Л. 1-25. Ротапринт

Февраль 1932 г.
№51017
Совершенно секретно

1931 г. характеризуется, в основном, разгромом к.-р. организаций интеллигенции, оформившихся в начале реконструктивного периода (к.-р. группы в издательском деле СССР, в кинопромышленности, в краеведении, музейных и археологических обществах) и выявлением нового типа к.-р. формирований интеллигенции, для которых, прежде всего, характерен не только глубоко законспирированный метод а/с деятельности, но и сознательная глубокая зашифровка а/с деятельности под маской «идеологической непримиримости», «высокой общественной активности», «безоговорочной преданности партии».

Так, например, член к.-р. группы литературоведов в Москве резко выступает против антисоветски настроенного доцента-одиночки, обвиняя его в «недостаточной четкости марксистского мировоззрения» и добивается снятия его с работы. Он дает в провинциальную прессу статью с критикой антимарксистской литературоведческой теории, ярым сторонником которой является сам. Другой член группы в целях конспирации предлагает организованно «потребовать глубокой проработки письма Сталина». Под этим прикрытием развертывается а/с работа группы.

Еще пример: группа контрреволюционно настроенных молодых научных работников создает себе опорный пункт и подбирает «своих людей» вокруг одной из кафедр, выступая против руководства кафедры с обвинением в «недостаточно четком применении марксистского метода».

В области создания идеологической продукции (писатели, киноработники) а/с элементами выдвигается как метод социальной самозащиты и устройства материального благополучия беспардонная лакировка советской действительности, «ура-патриотизм», сочетаемые с подпольным, законспирированным а/с творчеством для будущего капиталистического хозяина (писатели). Эти примеры характерны для новой тактики организующейся а/с интеллигенции.

Второй момент, заслуживающий быть отмеченным — активная к.-р. деятельность интеллигентского молодняка (аспирантура, доцентура, молодые писатели), воспитанного в советских вузах и втузах старыми кадрами интеллигенции (террористическая группа молодых ученых-химиков под руководством сына академика Любавского (Москва), а/с группа под руководством молодого доцента в Государственном радиевом ин[ститу]те (Ленинград), а/с группа молодых обществоведов (Москва), окончивших Плехановский ин[ститу]т, группа «учеников-конструктивистов» «Снайпинг» и др.).

После общих замечаний, характеризующих особенности в к.-р. деятельности интеллигенции в настоящее время, переходим к данным о формах а/с активности среди интеллигенции за истекший период.

А/с деятельность в области теории

Одной из характерных форм к.-р. деятельности интеллигенции является зашифрованная борьба с марксистским мировоззрением и практикой социалистического строительства, проводимая под прикрытием «объективной научности». Прямая а/с целеустремленность маскируется за «необходимыми выводами из последних достижений науки».

Так, научный сотрудник Государственного радиевого ин[ститу]та в Ленинграде, получивший научную подготовку в Германии, предложил группе научных работников ин[ститу]та во главе с известным профессором (привлекавшимся по делу «Тактического центра») начать разработку теоретической проблемы по физике — «Измерение поглощения гамма-лучей». Объясняя сущность этой работы, подчеркнул как центральную задачу следующее: «Если мы сумеем поставить эту работу на основных законах новой квантовой механики и ее закончим, то мы тогда покажем "кузькину мать" диалектике. Мы легко докажем, что закон сохранения энергии не существует, т.е. опровергнем основной закон диалектического материализма». Тем же научным сотрудником организован семинар по изучению квантовой механики. На одном из занятий семинара Г., развивая понятие «принципа неопределенности», отчетливо указывал, что «закона причинности» не существует.

Профессор Томского технологического ин[ститу]та Тартаковский на предложение дать критику идеалистических толковании строения атома и вскрыть социальное лицо буржуазных теоретиков ответил: «Я не намерен отвечать на всякие глупые выводы, которые делают невежественные люди из научных теорий. По вопросам причинности много глупостей пишут. Политические моменты должны быть чужды науке. Я ученый, а не чиновник».

Профессор-физик Френкель (Ленинград) публично выступил с прямым отрицанием диалектического материализма как «вредного для развития научной мысли» (3-я Всесоюзная конференция по физикохимии). Приводим выступления Френкеля на фракции конференции: «Нахожу, что теория диалектического материализма не является тем венцом человеческой мысли, которая может удовлетворить мыслящее человечество, независимо от того, насколько она необходима для обоснования социализма. Диалектический метод не имеет права претендовать на руководящую роль в науке. Отношение между философией и наукой такое же, как между бытием и сознанием. Я считаю, что в нашей политике допускается чрезвычайно вредный перегиб, навязывая ученым и молодежи взгляды диалектического материализма. Диалектический материализм является помехой в развитии науки и, в частности, естествознания. По крайней мере в том виде, как он сейчас догматически преподносится. Мои взгляды — беспристрастный анализ объективных фактов, а не предвзятое мнение, с каким вы — диалектики, подходите к каждому явлению. То, что я читал у Энгельса и Ленина, отнюдь не привело меня в восторг. Ни Ленин, ни Энгельс не являются авторитетами для физиков. Книга Ленина сводится к утверждению азбучных истин, из-за которых не стоит ломать копья. Ваша философия реакционная, надеюсь, что скоро партия в этом убедится. Не может быть пролетарской математики, пролетарской физики и т.д. Вы узки. Диалектический метод не объективен и не научен».

Доцент Ульященко (Томск[ий] ун[иверсите]т) составил программу «Энциклопедии сельского хозяйства» с явно кулацкими установками, заявляя при том, что в эту программу «труднее всего вложить политическую сущность», т.к. она является «сугубо специальной». В составленной Ульященко программе популяризируется «закон убывающего плодородия почвы», в разделе о крупном сельском хозяйстве совершенно не упоминается о совхозном и колхозном земледелии. Вопрос об электрификации сельского хозяйства не поставлен совершенно.

Характерны атаки на социалистическое строительство, проводимые научными работниками под прикрытием «объективных данных науки». Приводим отдельные факты.

Известный уролог проф. Р.М. Фронштейн на публичном собрании развил следующее положение: «Перенапряжение умственных и физических сил, которое у нас называют ударничеством, влечет за собой резкое повышение заболеваний склерозом в молодом возрасте и гибельно отражается на всем населении страны». Выступление врача Фронштейна было целиком поддержано зам. директора Государственного венеролог[гического] ин[ститу]та Эфроном И.С.

Проф. Обух публично выступил с пространным научно обоснованным заявлением, в котором доказывал «профессиональную вредность ударничества».

Проф. нервно-психиатрич[еского] диспансера Сергиевский (ЦЧО) в докладе о нервных заболеваниях, ссылаясь на «обширный» исследовательский материал, заявил: «Коммунисты настолько перегружаются работой, так утомляют Свой мозг, что начинают мыслить спинным мозгом —  отсюда и все беды». Он же на лекции в Воронежском государственном ун[иверсите]те [заявил]: «Революция — это массовый психоз». Сергиевский подбирал и систематизировал материал для составляемого им научного труда «Реактивный психоз в связи с раскулачиванием».

Проф. Бруханский на лекции по психиатрии и нервным болезням утверждает «наличие бурного роста психических заболеваний крестьянства, причиной которых является коллективизация».

Группа антисоветски настроенных научных работников Государственного венерологического ин[ститу]та (Москва) в своей научной деятельности (в частности, даже в печатных трудах), исходя из якобы объективного статистического и исследовательского материала утверждает что: 1. В деревне мы имеем рост венерических заболеваний, объясняемый процессами коллективизации; 2. В городе венерические заболевания также растут, особенно среди женщин, вследствие вовлечения их в производство и общественную деятельность. Красная армия, прежде всего ее командный состав, является фактором, удерживающим проституцию на количественно высоком уровне.

Доцент Черногубов на заседании Московского венерологического и дерматологического об[щест]ва также выступил с утверждением, что в СССР неуклонно растут кожные и венерические заболевания. В этом же выступлении он подчеркнул, что кожные заболевания вызываются, главным образом, низким качеством хлеба, потребляемого населением.

Проф. экспериментальной гигиены Смоленского университете та Козьмин на лекции заявил: «Питание из года в год ухудшается. Профилактика ничего реального не дает. Детская смертность растет. Продолжительность жизни у нас равна в среднем 28 годам, тогда как за границей 50 годам».

Противодействие проникновению в область «специальных» наук диалектико-материалистического метода в ряде случаев принимает форму саботажа научной работы и вызывает угрозы профессуры оставить научное поприще. Характерны данные о настроении реакционной украинской профессуры.

Акад. Яната категорически отказался взять на себя руководство научно-издательской частью с/х академии. При этом заявил, что если будут настаивать на его руководстве этой работой, то он совсем уедет с Украины «для изучения бурьянов».

Проф. Дорошевич (Киев): «Мой мозг старой формации, мне невозможно его переделать. Я хочу уйти от "науки с идеологией". У меня есть цель — заняться бухгалтерией».

Проф. Бродский (Одесса): «Людям моего положения тяжело лицемерить. Мы готовы молча склонить под ударами головы, но только не будем предавать заветы старой демократической интеллигенции».

Акад. Опоков (Киев): «Пусть мне дадут партийца директора, я себе буду потихоньку копаться в науке».

Проф. Тартаковский (Сибирь) заявляет: «Если мне придется проходить какие-то курсы или слушать лекции об активных методах преподавания и марксистской диалектике, я подам в отставку, но слушать не буду, это — глупость, бред невежественных людей».

Формирование политических взглядов а/с интеллигенции

А/с, нелегально-действующие группы интеллигенции, одиночки, ведущие конспиративную идейную обработку отдельных лиц, прежде всего молодняка, являются носителями в ряде случаев законченных а/с политических воззрений. Распространение подобных воззрений является фактором, нормирующим враждебную политическую идеологию и способствующих зарождению активных к.-р. образований (прежде всего, среди учащейся молодежи).

Представляет интерес в этом отношении группа к.-р. настроенной профессуры и доцентуры (литературоведы). Этой группой со всей четкостью ставится вопрос о необходимости создать широкую общественную базу для а/с деятельности. Отрицая целесообразность создания подпольных кружков, группа отдает предпочтение зашифрованной, широкой общественной пропаганде идей группы, проводимой руководящим ядром (подобная работа практически осуществляется группой).

Один из организаторов так мотивирует положение: «У нас наступила эра, ничуть не отличающаяся от николаевских времен. Тогда в обществе царствовала всеобщая пассивность, и лишь литературные кружки оживляли тяжелую мертвячину сороковых годов. Сейчас у нас подобное же положение. Лишь литфаки являются общественными организациями, лишь они являются общественными центрами. Поэтому всякая подпольная кружковщина прямо вредна. Вместо нее долина быть широкая агитация, привлечение актива, который совершенно даже не подозревает, что он привлечен. А т.к. в провинции вся литературная пишущая молодежь в литфаке, то там это особенно важно».

В основе политических взглядов группы мы имеем следующие построения:

«Для пролетарской революции в Европе уничтожение "татарского социализма" в СССР не вредно... для пролетарской революции Россия ценности не имеет никакой, а советская власть не только не является примером, но просто тормозом.

Дело идет к стабилизации спокойной, посредственной мелкобуржуазной революции, которая является одной из наиболее опасных форм реакции. Фактически мы имеем полный разрыв между строительством и целью, для чего строим. Мы незаметно для себя строим мелкобуржуазный мир с кастой — ВКП(б). Компартия — наиболее характерная руководящая группа мелкой буржуазии. По своему основному существу ВКП(б), конечно, напоминает царское чиновничество, но, правда, с одной лишь разницей — доступ в ВКП более труден, чем в чиновничество, и потому это каста, превращающаяся в класс».

Перспективы социалистического строительства, результаты которого должны определить социально-экономическою структуру страны, оцениваются следующим образом: «Что будет, вопрос простой: будет построен не социализм, а госкапитализм, а с ним вместе появится классовая борьба. В середине второй пятилетки Россия, в целом, будет индустриальной страной с полным неравенством классов. Коммунисты будут дворянством, город привилегированным, а село угнетенным. Когда станет ясно, что строится лишь государственный капитализм, неминуемо вспыхнет классовая борьба, отсутствующая на данном этапе, а тогда понадобится настоящая наука».

Носителями достаточно четкого а/с мировоззрения, родственного изложенному выше, являлась группа молодых писателей-конструктивистов (Москва), проводившая широкую обработку начинающих писателей. Приводим выдержки из показаний членов группы по вопросу о политической платформе группы.

Уральский: «Настоящий этап реконструктивного периода 1930-1931 гг. расценивается мной как период усиленного развертывания госкапитализма, и в перспективе ближайших лет я вижу развернутый госкапитализм. Организатором социально-экономических процессов в СССР является коммунистическая партия, которая, обладая огромным опытом руководства массами в различные периоды, развертывала и заставляла работать на себя экономические силы различных классов и социальных прослоек. Так, в начале восстановительного периода она развертывала экономические силы городской буржуазии, в настоящий период она развертывает силы пролетариата; в предстоящий период развернутого госкапитализма, наиболее вероятным социальным базисом партии явится интеллигенция. Тогда партия использует все возможности интеллигенции как организатора производственных процессов, но несомненно, что интеллигенция будет компенсирована большими политическими правами, приобретет большой общественный вес. Всем этим я отрицаю социалистическое содержание строительства, осуществляемого партией, строительства, в процессе которого партия вступила в ряд противоречий с пролетариатом, основное из которых — наличие эксплуатации».

Лавров: «Основные моменты, по которым партия шла вразрез с интересами пролетариата и трудящихся масс в стране вообще следующие:

  1. Организация труда: партия эксплуатирует труд пролетариата в интересах государственной власти, в интересах касты, ведущей страну к госкапитализму.
  2. Насильственная коллективизация, включающая сельское хозяйство в систему госкапитализма.
  3. Маневрирование и заигрывание с социальными прослойками, враждебными пролетариату, как это было в период нэпа.
  4. Игнорирование демократических тенденций пролетариата, что выражалось в том, что все важнейшие хозяйственно-политические мероприятия начинались и проводились не по инициативе и воле масс, а по указу сверху, по диктовке партийной касты. Понятие класс выдумано, но приобрело реальное содержание в силу глупости масс, инертность которых обуславливает склонность к принятию тех или иных социально-политических схем.

Деление общества на классы — пассивно воспринимаемая массами схема, удобная для всевозможных политических комбинаций. Этой схемой умело пользуется компартия как в СССР, так и вне его. На деле существуют индивидуумы, объединяемые профессиональными и сословными признаками. Общественное положение и успех отдельного индивидуума обуславливается его индивидуальными качествами».

Представляют интерес политические установки, послужившие основой для создания к.-р. ядра, возглавившего блок 3 к.-р. групп студенчества и молодых научно-технических работников в Ленинграде (социал- фашистская группа, буржуазно-террористическая, экстремистская группа и религиозно-мистическая группа).

«Мы все сошлись на том, что идеалистическая философия в гораздо большей степени способна объяснить мир и явления, нежели философия материалистическая. Пути социалистического строительства, окончательно сформулированные социализмом (Маркс, Энгельс Ленин) как метод диктатуры пролетариата таят в себе противоречие, о котором решено "кем-то" не говорить, когда диктатура пролетариата становится действительностью, где тогда объективная заинтересованность пролетариата в построении бесклассового общества. Не имеет ли тенденцию всякая диктатура вообще превращаться из средства в самоцель. Не превратилась ли у нас диктатура пролетариата в диктатуру партии. Не является ли это причиной того, что интеллигенция не занимает должного места в социалистическом] строительстве» (руководитель к.-р. объединения студент Михайлов — сын врача, бывшего статского советника).

Приводим выдержку из программной статьи Михайлова под названием «Сапиенти сат» (понимающему довольно): «Проснутся люди, поймут истинное положение вещей и найдут выход. Появятся и борцы одиночки, восстающие против произвола по примеру славного, беззаветного Желябова, Каракозова. Будут и теоретики, анализирующие общественные явления и не повторяющие к месту и не к месту "во имя отца и сына и духа Маркса святого". Будут эти люди и не с того света придут они. Мы сами — эти люди. Пора покончить с бездеятельным существованием своим».

Член к.-р. организации Комаровский (лаборант Центр[альной] радиолаборатории) так конкретизирует эти политические установки: «Наше несогласие с практической политикой ВКП(б) заключается в следующем:

  1. В области политической: а) мы не согласны с отсутствием в СССР демократических свобод, не согласны с отсутствием свободы печати и союзов; б) мы не согласны с недопущением легального существования социалистических партий. Мы не согласны с политикой советской власти, подавляющей все мысли.
  2. В области экономической: а) мы не согласны с системой низкой зарплаты для интеллигентских профессий ее и служащих вообще; б) мы не согласны с ущемлением советской властью правового и экономического положения интеллигенции».

Сторонники буржуазной реставрации среди научной интеллигенции основные надежды возлагают на интервенционистское свержение советской власти. Нужно отметить, что обострение международного положения СССР вызвало заметный рост а/с активности. АСЭ повели подпольную пораженческую агитацию, подчеркивая «упадочный» характер советской системы, оспаривая все достижения советской власти («пятилетка провалилась», «царит голод», «вырождение», «бескультурье») и противопоставляя СССР «технически могущественный прогрессивный капитализм».

Проф. Григорович (консультант Ин[ститу]та стали, Москва): «Настоящая интеллигенция — не эта, новой формации, из рабфаковцев — загорается надеждой на восстановление своего прежнего положения при первых намеках на войну и интервенцию».

Проф. медицины Иванов (Москва): «Я не дождусь гибели большевиков. Интервенция не за горами, и сейчас, в связи с событиями в Китае, я пишу мемуары о большевистской власти».

Проф. Е.К. Мазинг, крупный специалист по двигателям внутреннего сгорания (Москва): «Сперва мы терпели от царских опричников, которые в нас видели крамолу и революцию, теперь мы трижды терпим от черни, оказавшейся у власти и с систематической последовательностью истребляющей культуру. Для того чтобы стряхнуть с себя этот затянувшийся кошмар, поневоле будешь желать скорейшего наступления Европы, хотя бы и с риском для жизни. Лучше уже умереть, чем жить так. В обороноспособность нашей армии я не верю; с одной стороны, вооружение ее крайне недоброкачественно, как и все, производимое нашей нелепой промышленностью. По имеющимся у меня сведениям, во Франции успешно проведены опыты стрельбы через стратосферу телескопическими снарядами, а наши воеводы, наверное, и не подозревают о таких возможностях. Отпадает всякая охота научно мыслить, когда сознаешь, что все это бесполезно, и когда тебя окружают заботы о том, как и где достать костюм или ботинки. Какая подлость продать все иностранцам за бесценок в ущерб нашему здоровью. Я жду интервенции, хотя и с жутью, но и с надеждой на возможность хоть на старости лет пожить по-человечески».

Зав. производством Гл[авного] управления металлург[ической] промышленности Феленковский (Москва): «Мы, несмотря на всякие лозунги и подтасованные якобы от имени рабочих постановления, никогда не догоним передовых по технике стран. Не нашим лаптям и безграмотным комиссарам управлять американскими домнами и заводами. Нам еще очень долго надо учиться. Теперь у нас скоро появится новый учитель — Япония. Пока мы имеем с ней маленькую границу, скоро будем иметь большую, она приблизится к нам и, вероятнее всего, станет нашим хозяином. Мы от этого только выиграем».

Инженер Богоявленский: «Будущая война будет войной освободительной. Она, конечно, принесет разорение, но если придут иностранцы, то разорение будет в кратчайший срок ликвидировано, и иностранный капитал найдет у нас великолепную почву. Ему откроется громадный рынок. Особенно это относится к Америке, там золото начинает пожирать золото. Американские капиталы, брошенные на наши поля, дали невиданный эффект. Рабства бояться нечего, так в настоящее время мы переживаем самое худшее рабство».

Антонов, глав[ный] инженер «Крекинг-завода» (Саратов): «Заграница удивляется, каким образом мы достигли в социалистической стройке огромных результатов и на международном рынке дешевле всех продаем наши товары. Но за границей мало знают о том, что у себя мы морим голодом народ, строим домзаки, даром заставляем работать безвинно пострадавших людей».

Проф. Изюров (Москва): «Те ужасы голода и безработицы в Америке, о чем так много пишут наши газеты, на девяносто процентов ложь. В нашей промышленности творится вакханалия. Все разваливается, жить становится невозможно. При таких условиях нельзя не пожелать успеха Японии и Польше в ликвидации кошмарного господства хулиганов».

Надежды на свержение советской власти изнутри высказывают в единичных случаях. Как единственная сила, способная противопоставить себя советской власти, выдвигается кулак внутри колхоза, подчиняющий себе колхозную массу и противопоставляющий колхозы государству.

Приводим характерное высказывание писателя Поспелова: «Случай с Союзсахаром — не исключительное явление, а закономерный факт в целой цепи событий, которые не замедлят обнаружиться. Враг существует, он будет теперь мобилизоваться внутри колхозов и совхозов. Ликвидировано кулачество, но не изжита кулацкая собственническая психология. В колхозах и совхозах будут прятаться от государства излишки и даже не выполнять производственной программы. Своего рода государственные кулаки. Это уже приняло массовый характер и в этом надежда на изменение всей структуры власти, всей политики, всего характера нашего государства».

Творческие позиции а/с интеллигенции

В своей творческой практике АСЭ среди интеллигенции (литература, кинематография) становятся на позиции грубого приспособленчества, политического лицемерия — во имя общественной маскировки, а в ряде случаев и материального благополучия. Вместе с тем создается подпольная литература для себя, для настоящего «читателя-ценителя» капиталистического общества (реже — выпускаются в печать произведения с сознательно зашифрованным к.-р. содержанием).

Для этой творческой установки весьма характерно обращение члена а/с группы литературоведов к обрабатываемым им молодым писателям: «Мои идеологические выступления — это проституция. Надо работать, работать. Нужно писать и класть в портфель; про себя надо не забывать, что завтра будет иное положение. Надо ориентироваться назавтра. Нужно накоплять ценности. Когда завтра вас спросят порядочные люди — что вы сделали? Вы выложите: пожалуйста, вот то-то и то-то. Нужно создать среду тесную, замкнутую, рабочую. Нужно встречаться, проверять друг друга, поддерживать друг друга, форсировать настроение. Будем бороться за идеологию».

Писатель М. Сивачев так рисует свою работу над материалом, собранным во время поездки по провинции: «Виденное — страшно, голодно и мучительно. Об этом я напишу для себя, это никогда не увидит свет. Для печатания же нужна красная вода, попробую предложить ее издательству».

Нелегальная литература создана ленинградской а/с литературной] группой «Шекспир-Банджо», нелегальные а/с произведения имеются у ряда московских писателей и а/с писательских групп, зачитываются в «своем кругу». Нелегальную литературу имела группа «констромольцев» («Снайпинг»). Систему литературного двурушнического очертания приспособленчества «для продажи» и к.-р. творчества всерьез (подпольного или с зашифрованным к.-р. содержанием) отчетливо вскрыли «констромольцы» в своих показаниях по делу созданной ими нелегальной литературно-политической группы «Снайпинг».

Интересно подпольное стихотворение члена группы Асанова —  «Козел отпущения», посвященное мотивировке литературного приспособленчества. Приводим краткие выдержки:

«Упасть пред чудовищным богом авана.
Восстанье на Яве,
Стихи о яванцах,

О перевыборах:
Докладом взорван,
Завод сиял. Гремели хором
Мозолистые голоса...
Я после закончу поэму мою под старость...
Цветите ж бананы на избитых дорожках...
Восстали яванцы. Яванцам права...
Летят бумеранги в сплетения лиан.
Стих переводят в десятках стран.
Редеют отряды английских войск.
Пять тысяч вперед — любое издательство.
Англичане бегут (своя квартира)
Да здравствует рено (автомобиль).
Открывается съезд (объеду полмира).
Утро вечера мудреней».

Для творческих настроений правой кинорежиссуры характерны следующие высказывания.

Режиссер Гавронский (Ленинград): «Причины провалов и нерабочего настроения художественных кадров в кинематографии — целиком в том ужасном состоянии, в котором находится страна. Подумайте, какие ставить картины — опять классовая борьба, опять вознесение до небес партийных органов. Все режиссеры поэтому рвутся на заграничный материал. Я вот поставил недавно "Темное царство" — пессимистическую картину, которая бесспорно разоружает. Картина эта, конечно, несоветская и к.-р. Ее разрешили только в Москве и Ленинграде. На советском материале можно и должно делать только такие картины».

Режиссер Береснев (Ленинград): «Ну и темы, ну и времена. Я не понимаю политики в искусстве, я ненавижу все это. Подумайте, какие темы в кино, в искусстве — тракторостроение, дизелестроение и подобная гадость».

Режиссер Кроль: «Из кино надо бежать. Работать не хочется и невозможно. Ни я, ни один из наших режиссеров не зажигаются этим энтузиазмом. Противно все это. Нам всем надоела классовая борьба».

Носители подобных настроений или проводят «творческий саботаж» или же вступают на путь политического лицемерия, давая творчески бездарные, фальшивые вещи, отталкивающие советского зрителя.

На кинофабрике Белгоскино собралась группа явно антисоветски настроенных режиссеров, политически безграмотных, неталантливых ремесленников. Они достигли «внешнего благополучия», декларируя свою преданность советской власти и ставя псевдореволюционные лакированные картины, внутренне опустошенные и выхолощенные.

Член группы Вайншток так характеризует свою творческую деятельность: «Вот делаю постановки. Политически "на ура" (как это получается — не знаю, все вокруг не радует), ГРК доволен. Публика не ходит. Я работаю для ГРК. Сметы и сроки в порядке, при всем этом я — первый ударник и общественник — вот весело».

Режиссер Кресин: «Вообще хорошо бы бежать от этого всего, но быть режиссером пока не так плохо. Делать культурфильмы, чтобы было много лозунгов, и чтобы кричали: "Ура, да здравствует". Это я смогу не хуже других. Таким образом, будут и овцы целы и волки сыты. Я буду революционным режиссером, и не буду иметь тех неприятностей, какие имел. Мой вам совет — переходить в режиссеры, сейчас это чудное, теплое дело».

Организованная к.-р. деятельность среди интеллигенции
(по материалам ликвидированных в 1931 г. группировок и организаций)

Для крайне правого крыла реакционных кругов интеллигенции характерны религиозно-мистические настроения, охватывающие значительную ее часть и по содержанию, и организационно, увязывающиеся с философской мистикой буржуазного Запада. В Москве вскрыта подпольная организация антропософов, состоявшая, главным образом, из педагогов средней и низшей школы и нескольких библиотечных работников. Идейным вдохновителем и руководителем организации был писатель-мистик А. Белый.

Политическое лицо организации и ее руководство достаточно характеризуют следующие записи в дневнике А. Белого: «Не гориллам применить на практике идеи социального ритма. Действительность показывает, что понятие общества, коллектива, индивидуума в наших днях — "очки в руках мартышки", она "то их понюхает, то их на хвост нанижет". Восток гибнет от безобразия своего невежества. Запад гибнет от опухолей брюха, но не невежественному Востоку оперировать эту опухоль. Оперировать может умеющий оперировать. Не умеющий — зарезает — и мы зарезаем себя и Запад. Все окрасилось как-то тупо — бессмысленно. Твои интересы к науке, к миру, искусству, к человеку — кому нужны в СССР?.. Чем интересовался мир на протяжении тысячелетий... рухнуло на протяжении последних пяти лет у нас. Декретами отменили достижения тысячелетий, ибо мы переживаем "небывалый подъем". Не радость ли блестит в глазах уличных прохожих? Переутомление, злость, страх и недоверие друг к другу таят эти серые, изможденные и отчасти уже деформированные, зверовидние какие-то лица. Лица дрессированных зверей, а не людей. Ближе к друзьям, страдающим, горюющим, современным. Огромный ноготь раздавливает нас как клопов, с наслаждением щелкая нашими жизнями, с тем различием, что мы не клопы. Мы — действительная соль земли, без которой народ — не народ. Нами гордились во "всех веках у всех народов", нами будут гордиться в будущем. Мы люди нового сознания, как Ной, должны строить ковчег и он в усилиях распахнется в космос. Даже гибель земли — не гибель Вселенной, а мы — люди Вселенной, ибо мы — Вселенная».

Организацией было создано несколько подпольных детских кружков, где дети воспитывались в духе мистики. Организация имела связи с заграницей и по Союзу.

В Ленинграде вскрыта а/с группа детских писателей, захвативших в свои руки издание детской литературы и под прикрытием «зауми» проводившая мистико-идеалистические установки:

Введенский: «Наша поэтическая заумь, особая форма стихотворного творчества, принятая в нашей а/с группе детских писателей, целиком исходит из мистиков — идеалистической философии и активно противопоставлялась нами засилью материализма в СССР. Наша заумь имеет цель отвлечения определенно настроенных кругов от конкретной советской действительности, что дает им возможность замкнуться на своих враждебных современному строю позициях».

Туфанов: «Поэтическая заумь использовалась мною как форма, при помощи которой я излагал свои к.-р. националистические идеи».

Научная работа по межпланетным сообщениям увязывается антисоветски настроенными учеными (Циолковский — Калуга, Рыпин — Ленинград) с мистическими, реакционными теоретическими нестроениями о совершенных формах жизни, искусственно насаждаемых разумными существами на всех планетах («безумие» и «хаос» на земле — печальное исключение), межпланетном вечном блаженстве и т.д., и т.п.

К.-р. деятельность кадетско-монархических групп
интеллигенции, работающей по линии краеведения,
археологии и музейному делу

В Ленинграде, Москве, ЦЧО, ИПО и СКК, было выявлено движение кадетско-монархической интеллигенции (среди них — видные деятели дореволюционной местной общественности»), имевшее своими опорными пунктами и легальным прикрытием краеведческие, музейные организации и археологические о[бщест]ва. Для этого движения характерна к.-р. «ячейка» в ЦЧО.

К.-р. группа, создавшаяся вокруг руководителя музея г. Переславль-Залесский и легально оформившаяся в «Пер[еславль]-Залесск[ое] научно-просвет[ительское] о[бщест]во» (Пезантроп). Ячейка составилась из активных участников к.-р. организации «Братства переславских чудотворцев», существовавшего в г. Переславле в 1918 г. (Вр[еменное] правительство). К.-р. группа руководила подпольным черносотенным обществом «хоругвеносцев». Состав к.-р. группы — блок кадетских и монархических элементов в ярко религиозной окраске. В своей к.-р. деятельности указанные выше группы интеллигенции оказывали широкую поддержку и имели постоянные связи с церковно-монархическими кругами. Музейные и археологические организации служили орудием защиты поповщины и местами религиозно-монархической пропаганды. Одновременно все содержание работы краеведческо-музейных организаций — издательской, экскурсионной, исследовательской — было поставлено на службу буржуазной реставрации.

Из показаний обвиняемых по переславской к.-р. группе.

О деятельности музея, руководимого членом к.-р. группы Смирновым: «Был закрыт Никольский монастырь. Группа Смирнова организовала религиозную общину верующих, которая и сохранила церковь действующей до настоящего времени» (показания Угрюмова).

«Вскрытые мощи Данила, взятые в музей еще в 1919 г., были переданы из музея опять верующим и вторично были изъяты только в 1930 г.» (показания Мартынова, л[ист] д[ела] 229).

«Хоругвеносцы» (подпольная монархическая группа) покупали до 1930 г. в музее хоругви и облачения. Часть церковной утвари, изъятой из церквей и хранившейся при музее, обратно продавалась церковным советам» (показания Смирнова).

Ядро групп рассматривало себя как костяк буржуазной общественности, сформировавшейся и доказавшей свое право на руководство на другой день после антибольшевистского переворота.

Характерно показание Казицина — пом. секретаря Ленинградского центр[ального] бюро краевед[ения], члена к.-р. группы. Он освещает содержание нелегальных совещаний группы. «На этих заседаниях говорилось, что настроение в нашей стране чрезвычайно напряженное. Народ недоволен, ждут даже восстания. Делался вывод, что наиболее вероятным способом изменения власти является интервенция и что после падения советской власти единственным кандидатом из дома Романовых является бывший вел[икий] кн[язь] Андрей Владимирович. Кроме того, указывалось, что краеведческие организации являются некоторыми ячейками, объединяющими более интеллигентных, сведующих и пользующихся авторитетом, поэтому, чтобы они смогли стать после изменения существующего строя организующими центрами на местах, делалось сравнение, что краеведческие организации в настоящее время имеют сходство с бывшим земством».

В низовой работе к.-р. группы ориентировались на кулачество и духовенство. Используя особенности краеведческих организаций, к.-р. группы проводили развернутую работу по «собиранию сил», насаждению филиалов на местах, завязыванию к.-р. связей. Приводим выдержку из показаний члена руководящего ядра к.-р. организации в ЦЧО Олейникова: «Консерватизм и монархические традиции, характерные для бывших в дореволюционное время архивной комиссии и церковного историко-археологического комитета, нашли себе место в Воронежском краеведческом об[щест]ве, т.к. членами последнего в первую полову явились члены комиссии и комитета».

Член ядра организации ЦЧО Введенский сказал: «На первом совещании я говорил о стоящих перед нами задачах, о способах пополнения наших рядов и о нашей роли как руководящего ядра. Я рассказывал, что опорой и объектами нашей организации должны являться крестьянские массы населения, духовенство, краеведческие и другие научные об[щест]ва, высшие учебные заведения, средние и низшие школы — молодежь. Был выработан ряд практических мероприятий, а именно: распространить влияние на периферию ЦЧО через краеведческие общества и музеи, состав которых был по духу наш, уничтожать по возможности в архивах и музеях всякие архивные документы, имеющие то или иное значение для советской власти, бороться с коммунистическим влиянием в обществах и т.д.».

К.-р. деятельность в издательском деле и кинопроизводстве (Москва)

Для а/с деятельности на идеологическом и культурном фронте характерна практика к.-р. групп в книгоиздательском деле и кинопромышленности (Ленинград-Москва).

Под прикрытием «специфичности» данных отраслей, глубокого «специального» понимания дела к.-р. элементы протаскивали идеологически враждебные установки и производственные принципы, разлагавшие данные области работы. Эти глубоко вредные принципы становились своего рода непререкаемыми «канонами» в издательском деле и кинопроизводстве.

Личный состав к.-р. групп — блок буржуазно-предпринимательских элементов с представителями а/с политпартий (бывшие эсеры, меньшевики). Основа блока — борьба за буржуазное перерождение. Приводим выдержки из показаний, характеризующие политическое лицо членов к.-р. групп.

«В основном, вредительство в ОГИЗе исходило из отрицательного отношения к формам и темпам социалистического строительства в СССР и тяготения к буржуазно-демократической системе. Кроме того, судьбы русской интеллигенции, старых книжных специалистов находились все время под угрозой выпирания из аппарата, замены их выдвиженцами и, как следствие этого, потеря перспектив на руководящую работу в будущем» (Поршнев — ОГИЗ).

«Если попытаться определить мое мировоззрение одним словом, правильно было бы назвать его националистическим. Я представляю себе интересы национального целого как основной двигатель, который определяет и должен определять судьбы страны и ход истории. Отстаивание интересов нации — основная обязанность и задача государства. Это отстаивание интересов идет по линии завоевания наиболее благоприятного положения среди других национальностей и по линии установления твердого внутреннего распорядка в стране. Твердая могущественная власть — вот что необходимо всякой прогрессирующей стране. Для Италии такой властью явился фашизм. Марксизм мне известен только понаслышке и моему мировоззрению чужд» (Чефранов — ОГИЗ).

«Я был убежден, что темпы индустриализации, коллективизации и даже культурного] строительства, взятые партией, ведут к выигрышу количества и к потере качества, ведут к преждевременному износу всего нашего мертвого и живого инвентаря. Казалось, что ни люди, ни машины не в состоянии выдержать таких темпов. Вот почему и импонировали мне взгляды правой оппозиции. Изложенная выше цепь рассуждений приводила часто оппозиционеров-партийцев к подпольной антипартийной борьбе. Меня же, беспартийного специалиста, она привела к вредительству» (Ангерт — ЛенГИЗ).

«Наиболее серьезной, сыгравшей исключительную роль в деле борьбы с советской кинематографией была частная (единственная) производственная организация "Русь", главой и организатором которой являлся Я.М. Алейников. Руководимая мною "Русь" развернула программу "аполитичного, нейтрального искусства, перерастающего классовые рамки", что являлось псевдонимом для буржуазной идейной сущности производства "Руси"» (Алейников — Союзкино).

Основные линии к.-р. деятельности

  1. Дискредитация плана как организующего начала соцстроительства — с одной стороны, и использование планирования в целях дезорганизации процесса производства книги и кино (внутренние диспропорции, количественные и качественные, чудовищные формы учета и контроля и т.п.).
  2. Подбор кадров из враждебных и явно к.-р. элементов.
  3. Создание для актуально-политической книги и кинофильмов темпов, срывающих своевременный их выпуск и продвижение.
  4. Ориентировка в качестве продукции на нэпманские, мелкобуржуазные слои и на верхушку старой интеллигенции. Попытки превращения советского издательства и кино в орган активной борьбы за буржуазное перерождение страны.
  5. Создание зависимости в развитии издательского и кинодела от заграницы, торможение и срыв развития собственной производственной базы (пленка, киноаппаратура, полиграфическая база и т.д.).

Приводим краткие выдержки из показаний.

«В годовых планах активно проводились минималистические установки, которые в значительной своей части опрокидывались под напором требований соцстроительства. Этот систематический провал плановых предположений дезорганизовал производственный процесс во всех его звеньях и утверждал хаос как принцип в работе издательства.

Минималистические установки заострялись против разделов литературы, наиболее тесно связанных с задачами социалистического строительства (учебная литература, соц[иально]-экон[омическая], агитационная, пропагандистская, военная); наоборот, разделы относительно "нейтральные" искусственно раздувались (справочная литература, репродукция, художественная литература) и здесь в процессе реализации минималистические установки стихийно корректировались жизнью, что вместе с тем усиливало и углубляло дезорганизацию производственного процесса» (Кузнецова — ОГИЗ).

«Из принципа "свободного" искусства вытекало положение о невозможности планировать искусство вообще и киноискусство, в частности. Это положение внедрялось в сознание производственников и широко использовалось в борьбе против попыток введения планового начала в кинопромышленность» (Даревский — Союзкино).

«Как методы, так и содержание работы в кинопромышленности резко выделяли ее из общей системы социалистического производства. Вследствие действий враждебных советской власти лиц, использовавших ряд объективных трудностей кинодела, кинематография оказалась резко отстающей областью, совершенно не соответствующей по своему идейному и производственному уровню тому этапу соцстроительства, на котором находится СССР. Традиции дореволюционной кинематографии в лице ее двух крупнейших представителей — Ермольева и Ханжонкова, тесно связанных с заграничными кинофирмами по линии пленки и оборудования, находящихся от них в зависимости (бр[атья] Патэ и др.) и не помышлявших об отечественном производстве аппаратуры и пленки, эти традиции вредительскими элементами целиком переносятся в советскую кинематографию, вопреки установкам и политическим директивам советского правительства. В результате построены громадные ателье в Москве, Киеве, Тифлисе и полное пренебрежение к вопросам производства пленки, полная зависимость от импорта» (Алейников — Союзкино).

«Кроме отклонений политических книг, ОПК снижал и рост тиражей. Политически эффект в этом отношении был мне постоянно ясен. Нужно откровенно признаться, что политика ОПК была враждебной литературе. Эта линия проводилась мной в течение ряда лет» (Поршнев — ОГИЗ).

«Практика на протяжении почти всех лет моей работы в ГИЗе показывает стремление у руководящих работников (вредителей и лиц, ими обработанных) книгу, которая является насущной необходимостью для партийного политического работника, для рабочего, крестьянина, учащегося, выпускать качеством похуже, ценой подороже, т.е. на такой книге заработать. Книгу же, предназначавшуюся для интеллигенции и вообще для обеспеченной части населения, выпускать в дорогом оформлении и по цене относительно более дорогой» (Карт — ОГИЗ).

Борьба за кадры

Через всю подпольно-организованную, а также полулегальную и пропагандистскую а/с деятельность к.-р. интеллигенции красной нитью проходит борьба за свои кадры, за к.-р. «смену». В научно-исследовательских учреждениях не прекращается борьба антисоветски настроенных групп и одиночек против подготовки пролетарских кадров научно-технической интеллигенции.

Для настроения значительных кругов реакционной интеллигенции характерно заявление инж[енера] Орехова (Кузнецкстрой): «Инженеры давно уже поняли, что они представляют в Союзе извозчиков, на которых ездят до тех пор, пока не проложены железные дороги».

Эта борьба на фронте подготовки кадров идет как по линии отбора и научного выдвижения социально-близких реакционной интеллигенции элементов и вытеснения рабочей и коммунистической части, так и по линии продвижения в учебе теоретических установок и принципов враждебных социалистическому строительству.

Одновременно реакционная часть научных работников активно сопротивляется социалистической перестройке новой школы, борясь против новых программ и методов, всячески их дискредитируя и саботируя проведение их в жизнь.

Нижеприводимые факты указывают на разнообразие методов, практикуемых реакционной интеллигенцией в ее повседневной борьбе против подготовки кадров соцстроительства.

В Государственном венерологическом ин[ститу]те (Москва) проф. И.С. Эфрон (фактический руководитель ин[ститу]та) широко пропагандирует свою «теорию» о том, что партийцы не способны к научной работе, т.к. у них нет «соответствующей научной конституции». Для защиты этой теории Эфрон открыто выступал на чистке коллектива ВАРНИТСО. Он заявил: «Одно только посещение занятий еще не делает научного работника. Необходимо особое предрасположение, особая конституция».

Опираясь на эту «теорию», Эфрон, по его собственному выражению, представлял партийным кадрам ин[ститу]та [возможность] «дрессироваться на воле». Это означало, что партийцы-врачи работали в ин[ститу] те по нескольку лет без всякого руководства, без плана и занимались, чем хотели и как могли.

В результате срок учебы кончался, и партийцы один за другим уходили из ин[ститу]та лишенные возможности вследствие такой подготовки занять соответствующие опорные участки в области венерологии, а иногда непригодные и для практической работы по венерологии, т.к. были лишены иногда даже элементарных знаний. По окончании стажа многие аспиранты уходили в другие медицинские учреждения на переквалификацию или же становились администраторами. В это же время десятки выходцев из буржуазии получили в ин[ститу]те звание ассистентов, доцентов и профессоров.

Зав. учебной частью Геолого-разведывательного вуза в Самаре Шалупенко отстаивает утверждение, что пролетарская и крестьянская среда не может выдвигать крупных научных работников. Он опирается на биологическую теорию передачи по наследству возможностей и способностей к тому или иному роду деятельности в зависимости от рода деятельности и образа жизни родителей.

По вопросу о снятии реакционного проф. Мышкина из пединститута Шалупенко заявил: «Это большой ученый с большой культурой, созревший на биологически подготовленной почве. В настоящее время нет возможности готовить таких ученых, для этого должны быть пройдены определенные стадии в предшествующих поколениях». Шалупенко указал на роман Д. Лондона «Мартин Иден», рисующий, по его мнению, трагедию человека из низов, захотевшего сразу перепрыгнуть на высшую стадию, и неизбежный результат этой попытки — его гибель. Джек Лондон, по заявлению Шалупенко, «показал здесь великолепное знание биологических законов».

Шалупенко, работая ранее в медтехникуме, провел исследование бюджета времени учащихся и сделал следующий вывод: учащиеся рационально используют не более 30 % времени, отводимого на занятия, т.к. по своим возможностям не в состоянии выдержать большую нагрузку. Отсюда следует: урок должен продолжаться не более 20 минут. Все сверх этого времени будет пропадать даром, в результате «биологической самозащиты организмов учащихся».

Профессор Ивановского политехнического ин[ститу]та Лебедев ставит всем студентам удовлетворительные отметки, заявляя: «Мне некогда с вами возиться, тем более что вы все равно ничего не поймете и не будете знать». Так же поступает профессор Автотракторного ин[ститу]та в Москве Юревич.

Профессор Автотракторного ин[ститу]та (Москва) Лебедев заявляет, что программы, ставящие задачей подготовку специалистов в кратчайший срок, неизбежно провалятся, т.к. «человеческий материал крайне недоброкачественен, и никакие темпы не помогут сделать неграмотного человека инженером».

Проф. Кольцов, бывший директор Ин[ститу]та экспериментальной биологии, выдвинул и развил «теорию расовой патологии» — явно антинаучную и реакционную. Учитывая резко отрицательное отношение к этой теории со стороны советской научной общественности, он поручил разработку этой теории аспиранту — коммунисту Хан-Магометову, рассчитывая его этим скомпрометировать и добиться снятия его с научной работы в ин[ститу]те.

Антисоветски настроенные профессора Ин[ститу]та химреактивов в Москве (Пржевальский, Виноградов и др.) ведут упорную травлю аспирантов, выдвинутых сов[етской] общественностью. Им даются задания, которые заведомо не могут быть выполнены, им не дают пользоваться лабораторной аппаратурой или выдают испорченные инструменты и т.п.

В то же время эти профессора всячески содействуют работе аспирантов, настроенных антисоветски, и выходцев из социально чуждой среды (Шахова — дочь вредителя, Ноа, Карская — дочь высланного попа Крестовоздвиженского и т.п.), широко выдвигая их на руководящую научную работу.

Проф. Сиротинский, окруживший себя антисоветски настроенными аспирантами (Дубинин, Лебедев и др.), узнав, что ставится вопрос об их снятии, заявил, что с ними уйдет и он сам.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что борьба а/с интеллигенции за «свои» кадры, за «смену» проходит красной нитью через все этапы и формы а/с деятельности.

Касаясь всей совокупности а/с проявлений среди интеллигенции, мы должны выделить следующие важнейшие звенья: подпольно-организованные группы научной интеллигенции (в частности, мистические группы), ведущие к.-р. работу, опираясь на завоеванные ими участки научного фронта и под прикрытием научной работы, увязываемой с к.-р. силами за кордоном и инспирируемой ими; группы и одиночки, формирующие (под прикрытием «разработки специальных проблем») антимарксистскую и а/с идеологию, в частности, писательские группы и одиночки-писатели, разрабатывающие принципиальные вопросы литературоведения и создающие «подпольную литературу».

Вместе с тем мы должны указать на переплетение и взаимную связь этих двух основных форм к.-р. деятельности, что особенно должно быть учтено в работе по а/с группам интеллигенции.

Начальник СПО ОГПУ Молчанов

Начальник 4-го отделения СПО ОГПУ
Герасимова

Верно:

Пом. секретаря СПО ОГПУ Весновский

Рассылается:

1) Менжинскому; 2) Акулову; 3) Ягоде; 4) Балицкому; 5-28) всем ПП ОГПУ; 29-52) всем начальникам 4-го отделения СПО ПП; 53) в деле; 54-60) в отделении.

ЦА ФСБ России. Ф. 2. Оп. 9. Д. 518. Л. 1-25. Ротапринт.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.