Докладная записка СПО и СОУ ОГПУ об антимарксистских и а/с проявлениях к.-р. интеллигенции, по данным ПП ОГПУ по ЛВО. 13 марта 1932 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.03.13
Период: 
1932
Метки: 
Источник: 
«Совершенно секретно»: Лубянка — Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.)
Архив: 
Ф. 2. Оп. 10. Д. 497. Л. 1-22. Подлинник

13 марта 1932 г.
№ 239307
Совершенно секретно

г. Москва

Зам. председателя ОГПУ т. Балицкому

Препровождается докладная записка об антимарксистских и а/с проявлениях к.-р. интеллигенции.

Приложение: упомянутое.

Зам. ПП ОГПУ в ЛВО Запорожец

Приложение

Анализ агентурных материалов о к.-р. деятельности реакционных элементов интеллигенции показывает все более широкое применение метода внешнего политического и теоретического «приспособленчества» как метода замаскированной к.-р. деятельности.

Основными предпосылками все более широкого применения метода мимикрии являются:

а) политические сдвиги и нарастающий прогресс политической дифференции среди интеллигенции, обусловленные успехами социалистического строительства. Сужение базы к.-р. деятельности реакционных элементов и их политического влияния на широкие слои интеллигенции, которые с позиций «нейтральной лояльности» переходят на путь активного попутничества и участия в социалистическом строительстве;

б)  учтенные к.-р. элементами интеллигенции уроки оперативного разгрома как необходимости свертывания масштабов к.-р. нелегальной деятельности, особо тщательного законспирирования ее;

в)  усиление внимания к.-р. интеллигенции к вопросам идеологической борьбы и ведение ее специфическими приемами приспособленческой маскировки, широкого употребления псевдомарксистской фразеологии, прикрывающей к.-р. и антиматериалистические установки и концепции, прикрывающей нелегальную политическую к.-р. деятельность.

В области теоретической — реакционные элементы интеллигенции либо под прикрытием псевдомарксистской фразеологии, либо прикрываясь «спецификой чистой науки»:

а)  протаскивают теории, оформляющие и защищающие их к.-р. политические устремления;

б) ведут замаскированную атаку диктатуры пролетариата и социалистического строительства;

в)  атакуют теорию Маркса-Ленина-Сталина, протаскивая идеалистические, дуалистические, механические псевдонаучные концепции.

Вылазки этого порядка особенно широко применяются в научной работе ВАН и научно-исследовательских институтов, в теоретических печатных трудах, в преподавательской деятельности.

В области научной практики всевозможными методами маскировки организуется срыв увязки научной работы с задачами социалистического строительства, ведется борьба за «чистую науку», что является опаснейшим методом вредительства и срыва социалистического строительства на отдельных его участках.

В политической жизни — широковещательными «революционными» декларациями, публичными выступлениями за участие науки в строительстве социализма, участие в соцсоревновании и т.п. маскируется подлинное политическое к.-р. лицо «приспособленцев», монархические и буржуазно-демократические убеждения, установки на интервенцию и капиталистическую реставрацию, нелегальная политическая деятельность оппозиционного порядка (академические, мистические, литературные салоны) и, наконец, прямая подпольная к.-р. деятельность.

Специфической возможностью вскрытия и разоблачения теоретической и политической мимикрии к.-р. элемента интеллигенции, имеющейся в нашем распоряжении, является применение агентурных методов: сопоставление интимных высказываний приспособленцев, их участия в нелегальной политической к.-р. деятельности с их внешне советскими политическими высказываниями и «марксистскими» теориями.

В данной докладной записке мы ставим задачей анализировать некоторые наиболее типичные и характерные методы теоретической и политической мимикрии на основе агентурных материалов за истекший год.

В целях уточнения темы мы оставляем в стороне прямые политические выпады (троцкистский контрабандизм) и открыто буржуазные экономические теории т.к. элементы мимикрии имеются здесь в незначительной степени. В области политической нелегальщины мы оставляем в стороне открыто к.-р. деятельность к.-р. групп и организаций, освещая деятельность салонов, прикрывающихся научной или литературно-академической «лояльностью».

Теоретические выступления
против социалистического строительства

Наиболее распространенным методом замаскированных выступлений против социалистического строительства являются выступления со всякого рода объективно-научными доказательствами и теориями о «научной невозможности» или «объективно вскрытого вреда» различных процессов социалистической перестройки.

За истекший год крупные ученые — медики, физиологи, педологи, фитологи, экономисты неоднократно выступали с теориями, доказывающими «вредность» различных процессов социалистического строительства.

Научные работники Цустраха Наркомздрава профессора Вигдорчик (Ленинград) и Кац выдвинули теорию, «доказывающую», что соцсоревнование и ударничество, являясь наиболее интенсивной формой труда, разрушающе воздействуют на человеческий организм, вызывая усиленное отравление организма в силу перенапряжения и усталости.

Ленинградский профессор-терапевт Рубель работает над темой «О влиянии общественного питания на желудочно-кишечные заболевания». В этой работе на основании «объективных материалов» Рубель пытается доказать, что широкое распространение общественного питания и переход значительной части населения на питание в общественных столовых «в силу низкого качества общественного питания, по сравнению с домашним» вызывает усиленный рост желудочно-кишечных заболеваний.

Профессор-педолог Грибоедов в своих курсах пропагандировал теорию, заимствованную у реакционных гигиенистов Франции и Германии, заключающуюся в том, что отрыв детей от материнского воспитания ведет к резкому повышению дефективности детей. Отсюда в замаскированной форме делались выводы о «социальной вредности» вовлечения женского труда в производство, распространения социально-воспитательных учреждений (ясли, очаги).

Ленинградские профессора-травматологи Поленов и Бабкин в ряде выступлений, оперируя тенденциозно подобранными материалами (абсолютные, а не относительные статистические данные) и игнорируя решающую роль освоения кадров, явление временное, «доказывали», что травматизм среди рабочих растет параллельно росту индустриализации страны. Любопытной интерпретацией темы о «вредности социалистического строительства» явились выступления ряда профессоров-ихтиологов и вообще фаунистов на Всесоюзной фаунистической конференции (работала в Ленинграде 4-8 февраля 1932 г.) с доказательствами того, что «социалистическая реконструкция страны насильственно врывается в ход закономерности природы и вызывает гибель и калечение природных богатств». Приводим вкратце содержание некоторых выступлений.

Проф. Книпович: «Энергострой на Волге неизбежно вызовет уничтожение рыбы в Каспии. На моей памяти стихийные строительства уже не раз приводили к гибели природных богатств».

Проф. Семенов-Тян-Шаньский: «Строительство, подчиненное интересам дня и ничтожное по сравнению с общим ходом развития природы, может все же эту природу сильно искалечить».

Проф. Римский-Корсаков: «Превращение естественных зон природы в культурные несет с собой сильное развитие насекомых-вредителей».

Проф. Филипьев: «Форсированный рост индустрии осуществляется таким образом, что в массированном порядке уничтожается полезное фаунистическое население».

Профессора-лесоведы Кобранов и Сукачев в своих трудах и преподавательской работе протаскивают концепцию, что «искусственные» мероприятия в области реконструкции лесного хозяйства «разрушают естественные закономерности лесной природы».

Профессор-ихтиолог Берг осторожно и замаскированно использует пресловутую «теорию ландшафта географических зон» (каждая географическая зона содержит «устойчивое равновесие» и определенное соотношение растений, животных и людей). Поэтому закономерно, что тунгусы занимаются только охотой. Насильственное вмешательство в природу нарушает это равновесие и вызывает катастрофические последствия.

Необходимо отметить, что большинство ученых-естествоведов в последнее время при построении всякого рода теорий о «вредности» тех или иных процессов социалистической] перестройки оперируют теорией подвижного равновесия Н.И. Бухарина.

К.-р. и асоциальные теории

В наиболее открыто реакционном (вернее к.-р.) виде асоциальные теории, утверждающие примат законов природы над социальными, выражены в известной теории проф. Святского. Проф. Святский и его ученики и последователи выдвинули и разработали к.-р. теоретическую концепцию о том, что явления социальной жизни обусловлены воздействием на социальную психологию деятельности солнца (в частности, минимума или максимума протуберанцев). Из этого положения на основе теоретического предвосхищения активности протуберанцев делались выводы о невозможности новых взрывов социальной революции, о неизбежной гибели диктатуры пролетариата в СССР.

Такой же откровенно реакционный характер носят выступления психофизиолога проф. Савича. В своей книге «Основы поведения человека» Савич пишет: «У немцев преобладает торможение — это родина дисциплины, муштровки. У немцев никогда возбуждения не доходят до такой степени и силы, чтобы они могли вылиться в революционное движение». Эти выступления проф. Савича были критически вскрыты советской общественностью, однако и сейчас научные работы в руководимом им отделе Института экспериментальной медицины ведутся порочным методом — в основу поведения человека кладутся биологические факторы и совершенно игнорируются факторы социальные.

Проф. Лондон на одной из лекций изложил следующую концепцию: «Есть три корешка развития общества. Из этих корешков развивается все, как из семени растения. Первый корешок — знание, второй — борьба, третий — стремление к власти. Знание имеет своим материальным носителем нервную систему, борьба — мышцы, стремление к власти — органы внутренней секреции. Самый важный корешок — знание. Носителем его является интеллигенция. Знание преимущественно правит людьми. Все корешки изменяются, когда изменяются те органы тела, которые являются их носителями. В основе общественного развития лежит изменение обмена веществ в клетках тела».

В более замаскированном виде сознательный курс на переоценку биологических факторов и их примат над социальными наблюдается у ряда крупных психиатров (Останков), невропатологов (Аствацатуров), преподавателей конституции человека (Маслов, Мочан), физиологов (Четвериков), психофизиологов (Грибоедов и его школа).

Профессора Останков, Поварнин, Аствацатуров в своей педагогической работе протаскивают в замаскированном виде т.н. «евгенические теории», сводящиеся к тому, что главное в воспроизводстве здорового потомства — «крепкие гены». Социальные моменты оставляются в стороне. Политическими выводами из подобных установок являются неизбежно концепция о «классе сильных людей», значение «природы» и, в конечном счете, явные устремления на доказательства «естественного, биологического первенства» класса здоровых людей типа, например, английской буржуазии.

Профессора Кольцов и Филипченко в своей работе о евгенике проводят идеи: «Интеллигенция есть фенотипическое проявление генотипа»; «Интеллигенция есть проявление талантливых генов». Отсюда, естественно, следуют выводы о «Биологической закономерности гегемонии интеллигенции и неправомочности пролетарской диктатуры».

Профессора Мочан и Маслов в своих лекциях о конституции придают решающее значение биологическим факторам, также игнорируя влияние социальной среды. Аналогичные положения и оценки соотношения биологических и социальных факторов в развитии психологии ребенка выставляла школа проф. Грибоедова.

Работающий в Ленинграде украинский акад. Любимченко неоднократно высказывался, что «т.к. естественнее всего природные закономерности, социологи должны учиться у фитосоциологов», оперируя при этом пресловутой «схемой Крафта» («закономерность лесной природы в раздвоении растений на "угнетающие" и "угнетенные", причем зачастую "угнетенные" растения жертвуют собой в интересах леса в целом»).

Большинство ученых-энтомологов в своих работах проводят идею, что борьба с вредителями в лице природы «корректируется законом вне жизни» (периодически поднимающаяся и опускающаяся закономерная кривая «подвижного баланса жизни», так сказать, «пульсация размножения»). Ряд теоретических положений, резко заостренных против марксизма, имеются у ряда профессоров с/х экономии. Ведущие тезисы этих теорий: решающая роль биологических законов в развитии сельского хозяйства и превалирование их над законами экономическими.

Проф. Недокучаев в своих научных трудах и лекциях весьма осторожно выдвигает положения, что сельское хозяйство развивается, главным образом, на основе такого биологического фактора, как размножение населения, что никакие мероприятия не в силах опровергнуть биологическую необходимость существования мелких хозяйств, что пресловутый «закон убывающего плодородия» ставит предел эффективности машины в сельском хозяйстве, в конечном счете приводит к поглощению сельским хозяйством все большей части населения и поглощению сельским хозяйством городов. То же самое, но еще более осторожно, проводит в своих лекциях проф. Кравков и его ассистент Зайцев.

Известный профессор Кожанов в своих трудах и лекциях выдвигает ряд аналогичных положений. Особенно любопытно следующее место из его книги «Сельскохозяйственная экономия»: «Основным орудием производства в сельском хозяйстве является живой организм растения или животного. Если при уходе за сахарной свеклой или хлопком междурядную обработку почвы и уничтожение сорной растительности довольно удачно можно осуществлять всякими пропашниками, то таковую же работу в рядах между растениями производят ручными мотыгами, а у самого растения приходится прорывать сорную траву голыми руками. Одним словом, сельское хозяйство имеет какое-то устойчивое "консервативное ядро", которое никак не может разгрызть прогрессирующая машина, техника и принципиально говоря, никогда не разгрызет его».

Выступления против диалектического материализма

Ряд крупных специалистов, в особенности химиков и физиков, в осторожной и замаскированной форме высказываются против применения диалектического метода в области точных наук, ссылаясь на специфические якобы особенности этих наук, ограничивающие возможности применения диалектического метода.

Приводим несколько кратких выдержек из заявления проф. Френкеля общему собранию научных сотрудников Физико-технического института: «Воевать против диалектической философии в целом я не собирался и не собираюсь. Меня интересует, главным образом, вопрос о применимости ее к естественным наукам и, в особенности, к физике. Я считаю, что необходимость ревизии физики, с точки зрения диалектического материализма, совершенно не доказана. Добиваться внедрения материализма в физику — это значит ломиться в открытую дверь. Однако безоговорочное перенесение диалектики на природу представляется мне отрыжкой гегелевского идеализма. Так, например, утверждение об изменяемости законов природы я считаю бессмыслицей. Я думаю, что этот вопрос совершенно не связан с построением социализма, которое требует технического использования физики, а не ее философской ревизии. Что же касается спокойного и вдумчивого рассмотрения гносеологии, физики и естествознания, то решение его обычно предвосхищается людьми, которые, не обладая достаточным естественнонаучным образованием, хорошо изучили гуманитарные науки и воодушевлены верой в универсальность тех методов, на которых эти науки построены».

Группа крупных физиков — Френкель, Ландау, Бронштейн, Гамов добиваются создания самостоятельного научно-исследовательского института теоретической физики. Все указанные лица — убежденные идеалисты, активно борющиеся против диалектики.

На одном из занятий семинара по квантовой механике в Радиевом институте его руководитель, молодой талантливый ученый Гамов, в присутствии «своих людей» заявил: «Если мы сумеем поставить работу на основных законах квантовой теории, мы тогда покажем "Кузькину мать" диалектике. Мы тогда легко опровергнем ее и докажем, что закона сохранения энергии не существует, т.е. опровергнем основной закон диалектического материализма». Характерно, что на последнем занятии семинара, на котором присутствовал рабочий-аспирант Рощин — член ВКП(б), в целях зашифровки, не сговариваясь, стали употреблять вместо термина «закон сохранения энергии» термин «первое начало термодинамики».

Заявление о неприменимости диалектического материализма с различными степенями маскировки делали также, например, профессор физики Панкевич, преподаватель химии Весье и десятки других профессоров и преподавателей.

Любопытно отметить своеобразное применение диалектики профессором-хирургом Грековым. Демонстрируя студентам в клинике те или иные патологические явления, Греков заявляет: «Здесь можно применить диалектический метод рассуждения, но, к сожалению, у меня на это нет времени».

Борьба против увязки науки
с задачами социалистического строительства

Чрезвычайная сессия ВАН, демонстрировавшая несомненный перелом в позиции широких академических кругов в отношении участия науки в социалистическом строительстве, обусловила необходимость для реакционных академиков и ученых замаскировать свою линию на «чистую науку», являющуюся, в конечном счете, нежеланием помогать своими знаниями строительству социализма и сохранить позицию «полного невмешательства», в целях сохранения своей репутации среди капиталистических и белогвардейских зарубежных кругов, сохранить свое политическое реноме для занятия соответствующих постов в случае капиталистической реставрации в СССР.

Поэтому большинство реакционных академиков и крупных ученых выступили с формальными заявлениями о своей солидарности с перестройкой методов научной работы, а по существу вели и ведут тщательно маскируемый саботаж этой перестройки, пользуясь всякими более или менее благовидными предлогами. Этот момент «тактического шага» не скрывается в своем кругу. Так, например, в частной беседе у акад. Вернадского в присутствии Ольденбурга, Гревса, Ферсмана и Шаховского присутствующие согласились полностью с заявлением Вернадского: «Переход большинства академиков на сторону советской власти есть момент формальный, т.к. давит существующая система запугивания и принуждения. Большинство старых ученых высказалось за планирование науки только по принуждению».

Важнейшим политическим итогом декабрьской сессии ВАН явилось констатирование слабых темпов перелома в работе академии в реализации установки московской сессии на приближение научных работ к обслуживанию запросов социалистического строительства. Реакционные академики и ученые замаскированным саботажем, которым и был вызван этот недостаточный перелом, комментировали в своем кругу эти выводы сессии в том смысле, что теперь уже практика показала «искусственность и нереальность» связи науки с рабочей общественностью и социалистическим строительством. Важнейшими методами саботажа увязки науки с социалистическим строительством являются следующие:

а) Пропаганда установки, что связь науки и строительства снижает научную ценность работ институтов, мешает глубокой разработке теоретических проблем, вульгаризирует науку, низводит науку к роли обслуживания мелких технических вопросов. Академики Истрин, Алексеев, Жебелев, Щербатский, Коковцов и ряд других характеризуют увязку со строительством так: «Неизбежный разрыв с западноевропейской наукой, пренебрежение к установленным в науке методам, переход науки на путь отщепенства, самотека и кустарничества». Декларированная рядом академиков, выезжавших на заводы во время московской сессии, непрерывная связь соответствующих институтов ВАН с производством путем повышения квалификации инженерно-технического персонала и теоретической разработки новых проблем производства фактически сорвана по ряду предприятий. Представителям завода «Красный химик», например, неким представителем Академии было заявлено: «Библиотека Академии займется не своим делом, а для академиков выезды на заводы нарушают плановую работу».

б)  Неучастие под «благовидными предлогами» в работах сессии ВАН съездов и конференций. На Московскую чрезвычайную сессию ВАН не явились академики: Никольский, Крачковский, Ляпунов, Алексеев, Коковцов — «по болезни», Костычев и Рождественский — т.к. числились в отпуске; Перетц умышленно затянул командировку; Надсон, Павлов и Истрин — без объяснения причин.

На 4-й Всесоюзный ботанический съезд в г. Ташкенте в связи с линией руководства съезда на поворот ботаники к обслуживанию запросов социалистического строительства отказался приехать ряд ученых. Академик-микробиолог Надсон заявил: «Съезд не затрагивает мою дисциплину». Академик Комаров отказался, заявив: «По программе съезд не ботанический, а агрономический».

в)   Сопротивление перестройке ученых учреждений. Борьба против ликвидации комиссии русского языка и ряд аналогичных выступлений в ВАН. Известный физиолог, проф. Максимов, выступающий публично за диалектический материализм, оказывает упорное сопротивление попыткам реконструкции работ руководимой им лаборатории в Сельскохозяйственной академии и чистке ее состава от «бывших людей».

г)  Саботирование и борьба против новых методов преподавания как ненаучных.

д)  Сознательное абстрагирование и теоретизирование научных проблем, имеющих большое практическое значение (наиболее разительный пример кафедры клинической и гигиены в 1-м ЛМИ, где работа ведется вне всякой связи с новыми задачами, обусловленными социальной перестройкой).

е)  Выступление с доказательствами «объективной невозможности планирования науки» в силу особенностей научной работы.

ж)  Замаскированная борьба против специализации при подготовке новых кадров.

з) Сопротивление классовому принципу медицинского и социально-бытового обслуживания населения, прикрываемое разговорами о «негуманности» этого принципа. Профессор Рубель, например, заявляет: «Больной для него только больной, независимо от его социального положения».

и) Вульгаризация новых методов научной работы. Так называемые обследования производства, произведенные гинекологическим обществом, доложенные на заседаниях общества, представляли из себя исключительно громоздкие статистические обзоры (проведенные методологически правильно), содержали подтасовки цифр и носили совершенно ненаучный характер. 7 докладов Московского ихтиологического института, поступившие в президиум Всесоюзной фаунистической конференции и написанные на различные темы, имели три первые пункта «идеологически выдержанные» в совершенно тождественных формулировках.

Методы приспособленчества
в области художественной литературы

Приспособленческие методы а/с проявлений в области художественной литературы применяются особенно широко в связи с:

а)  значительным удельным весом к.-р. элементов, особенно среди старых литераторов;

б)  наличием цензурных рогаток;

в)  наличием широкого общественно-критического контроля над выходящими литературными произведениями.

Наши агентурные и следственные материалы показывают, что к.-р. элементы литературных кругов в основном используют следующие методы приспособленчества:

  1. шифровка а/с содержания литературного произведения специфическими литературными приемами, т.н. «эзопов язык», различные формально-литературные приемы — заумь;
  2. метод а/с исторической аналогии — создание произведений на исторические темы с явной а/с акцентировкой их;
  3. использование участков литературного фронта, на которых наиболее слабы руководство и марксистская критика — детская литература, литературные группы и организация на периферии, нацменовская литература;
  4. опошление и вульгаризация советской действительности и процессов социалистической перестройки путем издевательски-шаблонного «казенного патриотизма».

В области шифровки к.-р. содержания наиболее характерными являются приемы, примененные привлеченной нами а/с группой детских литераторов (Хармс, Введенский, Калашников, Туфанов).

Обвиняемый Туфанов на следствии показал: «Поэтическая заумь использовалась мною как форма, при помощи которой я излагал свои к.-р. националистические идеи. Моя поэма "Ушкуйники" посвящена моему брату Николаю, который служил в Белой армии. Посвящение на титульном листе следует расшифровывать следующим образом: "Моему брату, белогвардейцу Николаю, павшему в борьбе с Красной армией вместе с белогвардейским отрядом"».

Показаниями обвиняемых установлено, что в оболочке «заумного» и «бессмысленного мистически» словесного оформления были скрыты ведущие темы к.-р. характера: оплакивание старого строя, идеи монархизма и мистического идеализма.

Андрей Белый пишет сейчас большую работу по философии культуры и работу о творчестве Гоголя. Белый в своем кругу заявляет: «Обе работы продвигаются медленно, т.к. я вынужден прорабатывать каждую фразу таким образом, чтобы она, выражая мои взгляды, противоположные современным установкам, все же проходила через цензуру».

Метод а/с исторической аналогии был применен А. Толстым в пьесе «Петр I», Губером в «Месяце туманов» (о термидоре). Совсем недавно этот же метод употребил Иванов-Разумник в предисловии к книге «Неизданный Щедрин». Упомянутый выше Туфанов в показаниях о поэме своей «Ушкуйники» говорит: «Вся эта поэма переключает современную советскую действительность на XV в., на эпоху борьбы Новгорода с Москвой, причем под дружиной новгородских ушкуйников понимается мной Белая армия, а под Москвой XV в. — Москва Ленина и большевиков».

В области использования слабых участков литературы заслуживают внимания следующие моменты.

Детский писатель Введенский на следствии показал: «Область детской литературы наша группа избрала совершенно сознательно, т.к. здесь царствовал полнейший аполитизм. При попустительстве людей, руководящих и направляющих, мы протаскивали политически враждебные целям советского воспитания детей идеи».

Наши агентурные материалы вскрыли значительную засоренность к.-р. элементами и явно а/с направленность работы в ряде районных отделений Ленинградского общества пролетарско-колхозных писателей. Боровичское, Бологовское, Псковское, Новосельское и Лужское отделения общества засорены а/с и богемствующими элементами сельской интеллигенции и учащихся, зараженными эсеровщиной, борющимися против призыва ударников в литературу, пропагандирующими лозунг: «Литература вне политики».

В национальных секциях ЛАППа наши агентурные материалы вскрыли наличие актива национал-шовинистических элементов, под идейным руководством которых в нацменовской литературе протаскивались национал-шовинистические идеи (в особенности белорусская, польская и эстонская секции).

В связи с реализацией в Ленинграде решения ЦК ВКП(б) «О создании истории фабрик и заводов», в силу недостаточного внимания этому делу со стороны ряда заводских организаций, наблюдается активизация а/с элементов и участников к.-р. политпартий, проникающих в состав редакционных советов на предприятиях и пытающихся протащить в исторических воспоминаниях и очерках а/с, буржуазные и антипартийные установки.

Деятельность нелегальных салонов

Наши агентурные материалы фиксируют существование значительного количества нелегальных интеллигентских салонов. Участники этих салонов зачастую принимают активное участие в общественной жизни, вплоть до ударничества и соцсоревнования, выступают за непосредственное участие в социалистическом строительстве и в то же время ведут вторую политическую жизнь, более или менее откровенно высказывая свои истинные взгляды и убеждения в своем кругу, в среде участников салонов. Салоны эти по существу являются базой и первой ступенью организации активных к.-р. формирований. В ряде салонов ведется усиленная обработка просоветски настроенных элементов интеллигенции. По направлению, политической устремленности и составу нелегальные а/с салоны можно подразделить на:

а)  салоны ученой интеллигенции и академиков — нелегальное общество «Малак» (Малая академия) — Бартольд, Конрадт, Васильев, Востриков, Поппе, акад. В.П. Алексеев, салон Вернадского, салон Истриной, салон Богдановой;

б)  салоны оккультные и теософические профессоров Вомедака Лесман и Тимофеевского, кружок ученого хранителя Института физиологии Зеленова.

в)  литературные эсеровские салоны — салон Иванова-Разумника в Детском Селе, фактически переросший в оформленную к.-р. группировку;

г)  западнические салоны литературной интеллигенции — салоны Билибиной, Моор, «Строггейм-клуб», «Шекспир-Банджо», группа Берзина, группа Кулаковского.

Необходимо особо подчеркнуть резко а/с сущность деятельности большинства салонов, сводящуюся к читке не предназначенных для печати а/с произведений, к обсуждению в а/с духе различных мероприятий партии и советского правительства, к обсуждению методов и тактики протаскивания в науку и в печать а/с установок, к прямой связи с зарубежной белогвардейщиной, к идейной смычке с иностранцами, в частности, с работниками иностранных дипломатических учреждений.

Выводы:

Таким образом, изложенные выше материалы показывают широкое применение к.-р. теорий реакционными элементами интеллигенции и метода мимикрии:

а)  для политической борьбы с советской властью и ВКП(б);

б)  для срыва социалистического строительства; в особенности, в области его увязки с научной работой;

в)   для теоретической борьбы с марксистской идеологией;

г)  для маскирования к.-р. деятельности и дезориентации в этих целях советской общественности.

Начальник СОУ ОГПУ Домбровский

Начальник СПО ОГПУ Горин

Ф. 2. Оп. 10. Д. 497. Л. 1-22. Подлинник.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.