Спецсправка СПО ОГПУ о шовинистических и националистических проявлениях в БССР. 16 марта 1932 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.03.16
Период: 
1932
Метки: 
Источник: 
«Совершенно секретно»: Лубянка — Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.)
Архив: 
Ф. 2 Оп. 10. Д. 508. Л. 227-235. Заверенная копия

16 марта 1932 г.
№ 52522
Совершенно секретно

За последнее время среди самых разнообразных социальных групп (рабочих, служащих, интеллигенции, учащихся и т.д.) БССР отмечаются значительные проявления великодержавного шовинизма и национального антагонизма, вызванные, главным образом, обактивлением к.-р. элементов. Борьба с национально-шовинистическими настроениями ведется недостаточная, культурно-массовая работа по интернациональному воспитанию и внедрению национальной политики советской] власти поставлена слабо. Наиболее сильные шовинистические проявления и недопонимание национальной политики сов[етской] власти сказались на вопросах белоруссизации.

По Минску, Витебску, Могилеву и другим городам великодержавный шовинизм как со стороны одиночек, так и групп профессуры, научно-преподавательского, инженерно-технического персонала, врачей и учительства, проявляется в упорном сопротивлении белоруссизации, нежелании вести преподавание и говорить по-белоруски и в попытках оправдать объективными причинами непроведение белоруссизации. В ряде высших учебных заведений отмечается насильственное внедрение русского языка.

Профессор Витебского ветинститута Дамский говорит, что «не может перевести свой предмет на белорусский язык, т.к. нет соответствующей научной терминологии». Там же проф. Знаменский заявляет: «Будем белоруссифицироваться до второго пришествия», а проф. Зарецкий считает, что «для изучения им белорусского языка у него времени нет».

Витебск. Политехникум. Преподаватель Грищук требует от студентов перевода белорусских слов на русский язык, заявляя, что научную терминологию переводить на белорусский язык нельзя, т.к. теряется всякий смысл, что белорусский язык создан для крестьянства.

В Могилевском пединституте партсобранием постановлено исключить из педкомбината преподавателя Грайко из-за противодействия белоруссизации. Однако последний продолжает работать под покровительством директора Волкова, предложившего Грайко «не придавать значения вынесенному решению». Преподаватель литературы поляк Соколовский целиком оправдывает Грайко, заявляя: «Нельзя заниматься принудительной ассимиляцией той части населения, которая не желает ассимилироваться». Руководитель Витебской теплотехнической лаборатории Политехникума по вопросу белоруссизации заявил: «Лучше пошлите в Соловки, но не буду изучать белорусского языка».

В Могилеве инженер Фрайман при проверке знаний белорусского языка в горсовете заявил: «Белорусского языка не знаю и знать его не хочу. Никто не заставит меня изучать белорусский язык, а если государство хочет, чтобы я его знал, то пусть наймет мне учителя в рабочее время».

Доцент Энергетического института (г. Минск) Крутасевич переводит белорусские термины на русские, в связи с чем студенты, занимавшиеся в прошлом году на белорусском языке, переходят на русский.

Преподаватели Пединститута (г. Витебск) ведут преподавание на русском языке. Аспиранты, владеющие белорусским языком, не употребляют его. Студенты жалуются на то, что они начинают забывать белорусский язык.

Кроме этих фактов, противодействие белоруссизации и игнорирования белорусского языка фиксируется в ряде случаев со стороны студентов, служащих и, в меньшей мере, отдельных рабочих. Отмечаются случаи массового непосещения занятия по белорусскому языку и отдельные выступления в защиту проявления великодержавного шовинизма. Массовая работа по вопросам нацполитики сов[етской] власти и интернациональному воспитанию ведется крайне недостаточно.

Минск. 80 % студентов Промстройтехникума не знают белорусского языка, который не изучается ни на одном курсе. Записи ведутся на русском языке, вопросы, задаваемые на белорусском языке, просят переводить на русский. Белорусский язык считают «выдуманным», а отдельные студенты заявляют, что никакие репрессии не вынудят заниматься белорусским языком. 13 декабря на проверке знаний белорусского языка ни один студент не мог ответить на элементарные вопросы по национальной политике. Студенты кооперативного отделения Вечернего рабочего университета уроки белорусского языка посещают в количестве 50-60 %. Студенты 1-го курса механического отделения того мнения, что «белорусский язык выдуман». При проверке усвояемости-белорусского языка в Автодорожном техникуме часть студенчества, не знающая языка, на проверку не явилась.

Из служащих наиболее шовинистически настроенными являются работники связи. Начиная с критики белорусского языка, доходят до отказов от работы на почве проводящейся белоруссизации. Однако открытое сопротивление белоруссизации отмечено и среди других учреждений. Бухгалтер Минского ЦРК категорически отказался явиться на проверку, заявив, что не возражает против увольнения. Счетовод завода «Коминтерн» Тамаровкин, не желая изучать белорусский язык, подал заявление администрации завода, в котором писал: «Вследствие установки с 1 января 1932 г. изучения в письменной форме белорусского языка по распоряжению сверху, без которого я также могу работать на великорусском языке, прошу уволить меня с должности счетовода».

Минск, При обсуждении вопроса об исключении из союза чертежницы Минского узла связи (дочери бывшего лесопромышленника) Мельниковой за неоднократные проявления великодержавного шовинизма выступил в ее защиту член партии инженер Фридман, говоря: «Национальный вопрос настолько сложен, что вообще еще редко кем правильно разрешен и в данном конкретном случае такое жестокое постановление цехкома будет неправильным и попросту является искажением национальной политики партии, почему советую голосовать за вводную политическую часть резолюции, но не практическую». Его поддержал горячо инженер Басс, исключенный из партии за троцкизм, добавивший: «Нечего здесь давать волчьи билеты». В результате предложение цехкома голосованием провалили (Фридман из партии исключен).

Среди рабочих проявления великодержавного шовинизма носят преимущественно характер одиночных проявлений, не имеющих широкого распространения. Случаи проявлений великодержавного шовинизма отмечены лишь по 7 предприятиям Минска, Витебска и Могилева. Из них обращает на себя внимание завод им. Ворошилова в Минске, где отмечена массовая неосведомленность рабочих о великодержавном шовинизме и степени его опасности.

Тяга из БССР в связи с белоруссизацией

На почве белоруссизации со стороны интеллигенции местами усилилась тенденция оставить территорию БССР, причем в отдельных случаях это нашло отражение в конкретных действиях.

Преподаватели 3-й школы г. Витебска Введенский и Дубина подали заявление о переводе их в РСФСР, мотивируя его нежеланием белоруссифицироваться.

Врач фармуправления Щавель на собраниях, выступая против изучения белорусского языка, заявлял, что врачам необходимо уезжать из Белоруссии исключительно потому, что белорусский язык не поддается изучению врачами (г. Витебск).

Доктор Василевич заявляет, что изучать белорусский язык не будет, а если будут требовать его изучения, уедет в РСФСР (г. Могилев).

Нежелание посылать детей в белорусские школы

Со стороны врачей и инженеров и другой интеллигенции отмечено стремление не пускать детей в белорусские школы, для чего идут на всякого рода уловки.

В Витебске имел место случай, когда городской доктор выдал справку школьнику, удостоверяющую, что, по состоянию своего здоровья, последний подходит только к русской школе и белорусскую школу посещать не может.

Антисемитизм

За счет слабости массовой работы по интернациональному воспитанию относятся и случаи антисемитизма, отмеченные, главным образом, среди студенчества БССР и учащихся школ соцвоса. Проявления антисемитизма, отмеченные в 27 вузах, носили самый разнообразный характер, начиная от оскорбительных кличек, кончая рукоприкладством (педкурсы в Гомеле, Политехникум в Полоцке и др.).

Из фактов проявления антисемитского характера заслуживают особого внимания положительное реагирование на недавние погромы в Польше и нескрываемые тенденции отдельных студентов г. Минска.

БГУ. Студент Физико-технического факультета в беседе со студентом Милашкевичем говорил: «Читал, наверное, и ты, как варшавские студенты погромы делали, боевые ребята, наши студенты перещеголяли бы в этом отношении варшавских, если бы дать свободу. У нас все эти недостатки, как голод товарный и продовольственный, в большей мере содействует развитию антисемитизма». Там же студент Тизэ в беседе со студентами Хлебцевичем и Ивашкевичем говорил: «Молодцы студенты польских учебных заведений, что делают еврейские погромы, это есть сигнал предстоящих погромов в СССР, но не только еврейских погромов, а массовых выступлений против большевиков».

В беседе со студентами Солоневичем и Ивашкевичем студент Лихач высказывался: «Царизм не нужен, но для примера можно сказать, что до Октябрьской революции всем национальностям хорошо жилось: евреям, русским и прочим. Всевозможные продукты, так и одежды для всех было до отвала по дешевизне, после революции получилось больше неравенство, и это неравенство в любом городе резко бросается в глаза, особенно зимой; идешь по улицам в городах и встречаешь еврейское население в хороших зимних пальто, в перчатках, теплой обуви, галошах, сытно покушавших, жизнерадостных и прочее, встречаешь представителей других национальностей — полнейшая противоположность: идут тощие, точно скелеты, измученные, дрожащие от холода, голодные, угрюмые и таящие в себе зло и обиду. Лучшего основания для еврейских погромов быть не может, и советская власть расширяет это основание».

Студент Солоневич сказал: «Наши хоть угрюмые и голодные, но духом не падают, а ждут момента, когда все эти голодные большевистские рабы, реализуя свой гнев и обиду, разобьют своих панов и начнут строить себе хорошую жизнь.

Торфтехникум. Студент 2 курса, [член] КСМ, сын рабочего: «Тут ничего не получишь, здесь директор жид и контора жидовская, придет время, что я на жидов устрою погром».

Из советских учреждений по БССР, как наиболее пораженных антисемитским настроением, отмечены лечебные учреждения, в частности в 1-й Совбольнице г. Минска. Зафиксировано систематическое проявление антисемитизма среди низшего медицинского и обслуживающего медперсонала как со стороны беспартийных, так и отдельных партийцев.

Заслуживает внимания случай, когда санитарка фазановой базы в Минске публично заявила о существовании ритуальных убийств. Последняя была администрацией снята с работы, причем было это обставлено таким образом, что никто, включая профорганизации, не был поставлен в известность о причинах снятия. Серьезность этого антисемитского проявления никак и ничем не была отмечена. Отмечены случаи антисемитских проявлений среди медработников вне Минска. Так:

Речица. Фельдшер больницы Хоменков высказывался в беседе: «Сейчас жидовское царство. Но пусть знают, что теперь, как начнется война, то не будет ни одному жиду пощады».

Отмечен ряд антисемитских вылазок с применением физического насилия в отдельных производственных предприятиях, так, например:

Минск. На заводе «Ударник» рабочий кузнечно-штамповочного цеха Денщиков систематически по всякому поводу ругал площадной бранью работающего с ним молотобойца еврея — комсомольца. Никто, включая мастера цеха члена партии Погорельцова и профуполномоченного Лемеша, на это не реагировал. В результате такого попустительства Денщиков дошел до того, что стал заниматься и рукоприкладством. После случая, когда Денщиков ударйл в лицо молотобойца — еврея, вопрос был поднят на общем собрании, на котором постановили исключить Денщикова из союза и уволить с завода.

Бобруйск. На Машиностроительном заводе им. Сталина рабочий механического цеха Иомдин Лейба Айзикович должен был приступить к работе во вторую смену, и когда он явился на завод, то на токарном станке в это время заканчивалась работа работниками первой смены, в связи с чем старшим мастером механического цеха Мильто было отдано распоряжение Иомдину приступить к работе в третью смену. Иомдин, располагая свободным временем, прилег отдохнуть возле печки механического цеха. Неподалеку от него работали рабочие Арсеньев и Медик. Последние, когда уснул рабочий Иомдин, взяли масляную бумагу, положили ее между пальцами правой руки спящего Иомдина и зажгли ее, в результате чего у рабочего Иомдина обожжены два пальца правой руки.

В фанерном цеху Деревообделочного комбината во время обеденного перерыва рабочий цеха Палей Израиль, 50 лет, еврей, положил в находящуюся в цеху сушилку свой хлеб и, когда потом пришел за хлебом, то его рабочий Васильев В.И., 20 лет, закрыл в сушилку. В сушилке Палей, находясь несколько минут, попытался открыть вентилятор. Когда он положил руку в последний, то кто-то повернул вентилятор и вентилятором глубоко порезало на правой руке большой и указательный палец рабочего Палея.

Витебск. Швейная фабрика «Профинтерн» № 1. Со стороны рабочего Сарычева имело место а/с выступление, он обругал другого рабочего словами: «Жидовская морда».

Национально-шовинистические
проявления среди евреев

По трем предприятиям Минска и Витебска отмечены национально шовинистические проявления со стороны рабочих евреев. В двух случаях эти проявления носили групповой характер, причем в одном случае на фабрике «Днепровская мануфактура» это явилось результатом неослабленного до сих пор влияния бундовцев и бывших троцкистов.

Дубровенская фабрика «Днепровская мануфактура» основана в 1901 г. еврейским колонизационным обществом. Управление находилось в Лондоне. С 1901 г. на фабрике были организованы сильные организации «Бунда» и «Поалей Цион». Эти организации вели борьбу против большевиков единым фронтом. Старые рабочие члены этих организаций являются ядром, ведущим и сейчас борьбу под лозунгом «Фабрика для евреев». Лишь приблизительно в 1925 г. началась проводиться политика интернационализации фабрики, прием на нее рабочих других национальностей.

Группа рабочих евреев (бывших бундовцев и троцкистов) в числе 54 человек, начиная с 1930 г., на фабрике «Дубровенская мануфактура» проводит групповую работу против мероприятий партколлектива и администрации фабрики.

Так, например, руководитель группы выступает против приема на работу новых рабочих (русских и белорусов), заявляя: «Фабрика была построена для нас, фабрика наша, мы фабрику знаем не хуже вас, а лучше, и сумеем сами и принимать на фабрику без нашего согласия, да и, кроме того, русских "гоев" мы не позволим».

Члены группировки стараются захватить руководство по цехам в свои руки; ими создаются ненормальные условия на фабрике, они дезорганизуют производство, по многим вопросам выступают организованно против предложений администрации; так, они противодействовали введению второй смены на фабрике, а также энергично выступали против принятия на фабрику крестьян.

Проводится агитация среди остальных рабочих евреев фабрики, что «евреи больше способны к быстрому обучению, чем белорусы и русские» Выявляются организаторы. По существу материалов директивные органы БССР информированы.

Начальник СПО ОГПУ Молчанов

Пом. начальника 2-го отделения СПО ОГПУ
Коркин

Верно:

Пом. секретаря СПО ОГПУ Весновский

Рассылается:

  1. Менжинскому; 2) Акулову; 3) Ягоде; 4) Балицкому; 5) Сталину; 6) Молотову; 7) Кагановичу; 8) Постышеву; 9) Рудзутаку; 10-12) ОГПУ; 13) в деле; 14—15) в отделении.

Ф. 2 Оп. 10. Д. 508. Л. 227-235. Заверенная копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.