Спецсобщение ОГПУ о злоупотреблениях в работе Центрального музея художественной литературы, критики и публицистики. 16 апреля 1934 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1934.04.16
Период: 
1934
Метки: 
Источник: 
«Совершенно секретно»: Лубянка — Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.)
Архив: 
Ф. 3. Oп. 1. Д. 33. Л. 214-218. Копия

16 апреля 1934 г.
№ 50488
Совершенно секретно

Секретарю ЦК ВКП(б) т. Сталину

С июля 1933 г. в Москве в ведении музейного отдела Наркомпроса существует Центральный музей художественной литературы, критики и публицистики. Директором музея состоит Вл[адимир] Бонч-Бруевич. Задача музея — концентрация архивных материалов, имеющих отношение к литературе, критике и публицистике. Имеющиеся в ОГПУ данные о музее свидетельствуют о превращении его в базу по оказанию материальной помощи бывшим людям, церковникам, полит[ическим] ссыльным и белоэмигрантам за счет государственных средств, отпущенных на приобретение литературных материалов. Так, музеем куплен за 25 000 руб. архив поэта Кузьмина. Архив содержит в себе записи преимущественно на гомосексуальные темы. Музейно-литературной ценности не представляет. Приобретенные мемуары бывшего генерала Джунковского за 40 000 руб. никакого отношения к литературе не имеют и не представляют для музея никакой ценности, т.к. состоят исключительно из описания личной жизни генерала. Музеем приобретена за 10 000 руб. рукопись романа А. Белого, запрещенного к печатанию по цензурным соображениям.

Высланному ОГПУ сыну бывшего собственника железной дороги и помещика Мамонтову уплачено за старые ненужные музею архивы 7000 руб. Жене сосланного Петрова-Званцева уплачено 4000 руб. за аналогичные архивы. Графам: Комаровскому, Олсуфьеву, Шереметьеву и графине Барановой, уплачено до 10 000 руб. за не представляющие для музея никакой ценности предметы.

У бывшей дворянки Бартеньевой (сын сослан за активную к.-р. деятельность) куплены 15 листов гравюр по 100 руб. за лист. Старший научный сотрудник музея Цявловский заявил профессору Музея изящных искусств Сидорову, оценившему эти гравюры от 3 до 10 руб. за лист: «Ведь вы понимаете, что это идет для помощи». У монархисток-церковниц бывших крупных помещиц Ховриных куплена за 10 000 руб. переписка их отца Ховрина, описывающего свое путешествие на богомолье в Иерусалим. У них же куплены разные ненужные портреты и вещи домашней обстановки, не имеющие отношения к задачам музея. Оказание материальной помощи к.-р. элементам, как система работы музея подтверждается, помимо приведенных отдельных фактов, также высказываниями руководящих работников музея и их ближайшего окружения. Старший научный сотрудник музея Ильинский заявил бывшей камер- фрейлине Ермоловой: «Мы считаем своим долгом как можно шире развернуть помощь нуждающимся из бывшей аристократии. Мы хотим оставшиеся деньги в течение декабря разбазарить как можно продуктивней. Если вы знаете, кто из ваших знакомых нуждается и желает продать вещи, пусть придет в литературный музей, мы заплатим хорошие деньги».

В 1933 г. на покупку материалов за границей истрачено 5000 руб. золотом. Приобретением материалов за границей занимается руководитель фондовой комиссии музея Цявловский. Большая часть архивных материалов, закупленных за границей, приобретена у белоэмигрантов. Так, нам известно, что материалы закупались у сотрудника право-монархических газет в Париже Семенова, которому уплачено 12 000 франков. Архивные материалы приобретались и у белоэмигранта Зарецкого, проживающего в Праге.

Помощь бывшим людям идет по линии не только закупок у них всяких ненужных вещей, но и путем предоставления им литературной работы, не представляющей интереса для музея. Бывшей камер-фрейлине Ермоловой М.Н. предложено написать свои воспоминания, за что ей обещано «хорошо» уплатить. Такие же воспоминания предложено написать бывшим помещицам-сестрам Ховриным, связанным с активным белоэмигрантом их племянником Ильей Ладыжинским. Следующее высказывание Цявловского подтверждает, что предоставление литературной работы бывшим людям преследует цель оказания материальной помощи: «Мы помогаем многим своим людям. Мы это делаем осторожно, не вмешиваясь формально в их судьбу, а путем предоставления им литературной работы». Такая практика работы музея вызвана крайней засоренностью его чуждыми людьми. Научные сотрудники и консультанты музея состоят исключительно из людей, антисоветски настроенных, связанных в прошлом с аристократическими слоями царской России.

Приводим список:

1)  Цявловский М.А. — бывший дворянин, литературовед-пушкинист, один из редакторов юбилейного издания сочинений Л. Толстого, старший научный сотрудник и фактический руководитель фондовой комиссии музея, к советской власти относится враждебно;

2)   Ильинский И.В. — старший научный сотрудник музея, бывший дворянин, толстовед, в 1925 г. был репрессирован органами ОГПУ за активную к.-р. деятельность, автор к.-р. памфлета «Марксиада», напечатанного за границей;

3)  Чулков Н.П. — бывший дворянин, зав. архивным п[од]отделом музея, переводчик и специалист по генеалогии, характеризуется как антисоветски настроенный;

4)   Бахрушин Ю.А. — член фондовой комиссии, сын бывшего крупного купца и театрального деятеля, специалист по иконографии и быту XIX столетия;

5)    Муравьева М.Г. — старший научный сотрудник, бывшая дворянка, дочь царского министра Зенгера, родственница Цявловского;

6)   Соколов Ю.М. — член фондовой комиссии, бывший дворянин, профессор по фольклору, в 1933 г. был репрессирован ОГПУ за к.-р. деятельность;

7)   Гудзий Н.К. — член фондовой комиссии, бывший дворянин, толстовед, антисоветски настроенный.

Музейный отдел Наркомпроса за все время произвел один раз обследование и то, только финансовое, которое не вскрыло разбазаривания государственных средств.

Мы считаем необходимым очищение музея от чуждых элементов и укрепление руководства.

Зам. председателя ОГПУ Агранов

Ф. 3. Oп. 1. Д. 33. Л. 214-218. Копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.