Сообщение ОГПУ о к.-р. кулацких группировках в СКК и АЧК. 31 марта 1934 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1934.03.31
Период: 
1934
Метки: 
Источник: 
«Совершенно секретно»: Лубянка — Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.)
Архив: 
Ф. 3. Oп. 1. Д. 64. Л. 441-449. Заверенная копия

31 марта 1934 г.
№ 50372
Совершенно секретно

Секретарю ЦК ВКП(б) т. Сталину
Секретарю ЦК ВКП(б) т. Кагановичу
Председателю Совнаркома СССР т. Молотову

Направляю вам спецсообщения о к.-р. кулацких группировках в стц. Усть-Джегутинской Карачаевской автономной обл. СКК и в колхозе «Краснореченском» Лабинского района АЧК.

Зам. председателя ОГПУ Агранов

[СКК]

В стц. Усть-Джегутинской, в одной из крупнейших станиц Карачаевской автономной обл. СКК, с наибольшим по области процентом коллективизации сельского хозяйства, в начале т.г. (январь-февраль) стали заметно проявляться антиколхозные настроения. 50 хозяйств вышли из колхоза. Резко упала трудовая дисциплина, в некоторых бригадах на работу выходило 40-50 % колхозников.

В результате работы по выявлению причин антиколхозных настроений зам. начальника п[олит]о[тдела] МТС т. Аминским в единоличном секторе станицы были вскрыты 4 кулацких группировки, организованно срывающие коллективизацию в стц. Усть-Джегутинской. В состав группировок входили 20 человек единоличников — бывших кулаков, раскулаченных, шкуровцев, лишенцев (Торапотин, Богачев, Щербина, Соловьев, братья Жугины, Попов, Иванов и др.). Методом работы к.-р. группировок была индивидуальная и групповая а/с обработка колхозников. Как показывает арестованный Кульбашов (в прошлом бедняк, в Красной армии служил командиром отделения, был завербован в к.-р. группировку), был дан лозунг «вербовки колхозников в единоличники». В целях антиколхозной агитации широко было использовано значительное улучшение положения единоличников стц. Усть-Джегутинской. В результате осуществления закона о хлебопоставках у них остались значительные излишки хлеба; кроме того, занимаясь продажей продукции огородничества и садоводства, а также и извозом, некоторые единоличники зарабатывали до 500-600 руб. в месяц. Между тем, многие члены колхозов в течение 1933 г. совершенно не имели выходных дней и не могли обработать личные огороды и сады.

Членами к.-р. группы было выдвинуто утверждение о поощрении правительством единоличного хозяйства, при этом члены группы ссылались на закон о льготах колхозникам и единоличникам Сибири и Дальнего Востока, трактуя его как направленный на укрепление единоличного хозяйства и заявляя, что такие же льготы со временем будут предоставлены и единоличникам Северного Кавказа. Призывали колхозников к активной борьбе против коллективизации. «Построения бесклассового общества не будет. Бесклассовое общество при наличии единоличников, твердо стоящих против колхозов и укрепляющих свое единоличное хозяйство, и при том положении, что колхозы разбегутся, — построено быть не может, а на пути единоличного хозяйства мы будем стоять твердо, ибо колхозы это неволя и рабство, а мы, казаки, к неволе и рабству не привыкли».

Один из руководителей группировки — Богачев, в присутствии группы колхозников говорил о том, что в 1933 г. поставки и налог обеспечили единоличникам запас хлеба и дают полную возможность еще больше укрепить свое хозяйство. Он привел постановление правительства по Сибири и ДВК и заявил, что, возможно, такое же постановление будет и по Северному Кавказу, что даст возможность выходящим из колхозов быстро поднять и расширить свое единоличное хозяйство и быть свободным, а не подневольным колхозником. Утверждали, что процесс распада колхозов уже начался. «Братья Жугины уговаривали и систематически агитировали выйти из колхоза, доказывая, что единолично жить лучше. Они заявляли: "Колхоз это кабала, где работают рабы. Из него нужно уходить. Колхозы распадаются, толку с них не будет. Из колхозов разбегаются, там только мучают народ"».

Колхозникам, соглашавшимся выйти из колхоза, давались обещания помочь деньгами, хлебом и тяглом. «Жугин Федор неоднократно уговаривал меня выйти из колхоза. Он говорил: "Колхозы развалятся, они недолговечны, в них погибнете. Если выйдешь из колхоза, мы поможем тебе посеять и вспахать, будешь жить вольно. Подавай Заявление о выходе из колхоза"» (из показаний Кульбашова).

Колхозник Мечетный показывает: «Жугин Андрей говорил мне: "Чего ты в кабале живешь и мучаешься, выходи из колхоза. Мы тебе поможем единолично жить. Я и Торапотин всем выходящим из колхоза поможем вспахать"». «Жугины уговаривают колхозников уходить из колхозов, обещая помочь им запахать землю и засеять. Ряд колхозников начинает колебаться и не выходят на работу» (из показаний колхозницы Стариковой).

В отношении неподдающихся влиянию антиколхозной агитации и колеблющихся применялась система угроз и травли. «В беседе с колхозниками к.-р. настроенные единоличники Иванов, Попов и Блинков угрожают: "Не мы в этом году к вам пойдем, а вы к нам". Эта же группа так обнаглела, что перешла к запугиванию и угрозам по отношению к колхозникам. Такой случай был с колхозником Антоновым, который, боясь мести с их стороны, молчит» (из показаний колхозника Гребенюка).

Некоторые из участников к.-р. групп открыто заявляли о своих к.-р. настроениях. Так, руководители группировок кулак Щербина и сын коннозаводчика Соловьев, будучи навеселе, проходя по станице, кричали: «Гуляет контрреволюция, долой колхозы». Группировки между собой были организационно связаны. Арестованы 10 руководителей. Ведется следствие.

(АЧК)

В колхозе «Краснореченском» (стц. Чернореченская Лабинского района АЧК) вскрыта кулацкая к.-р. вредительская группировка из 6 бывших кулаков и белогвардейцев. К.-р. деятельность группировки была направлена на развал одного из мощных колхозов лесогорной полосы Лабинского района и, в основном, заключалась в систематическом хищении колхозного имущества, вредительском отношении к продфонду колхоза, издевательстве над колхозниками и избиении их, искусственном создании тяжелых материальных условий для беднейшей части колхозников.

Вся к.-р. деятельность группировки проходила на глазах партийносоветского руководства, не только не противодействовавшего к.-р. деятельности бывших белогвардейцев, но всемерно способствовавшего им. Члены к.-р. группировки, пьянствуя вместе с секретарем колхозной ячейки ВКП(б) — бывшим белогвардейцем Полтараковым, председателем правления колхоза Болдиновым — чл[еном] ВКП(б) и председателем стан- совета Михайловым подчинили руководство колхоза своему влиянию.

Председатель правления колхоза Болдинов показывает: «В части разбазаривания продфондов колхоза могу показать следующее: Кучмасову, Полтаракову и некоторым колхозникам-кулакам по запискам Кучмасова я отпускал продуктов столько, сколько они требовали. Этому меня обязывало то обстоятельство, что я вместе с ними пьянствовал и не мог им в этом отказать». Арестованный Кучмасов показывает: «Я, Болдинов и др[угие] часто собирались у меня и у Михайлова и пили. Во время этих пирушек занимались иногда а/с и антиколхозными разговорами».

Вопрос о разложении колхозного руководства и об издевательстве и избиении Кучмасовым колхозников был поставлен на пленуме сельсовета. Председатель сельсовета Михайлов заявил по этому поводу: «Это просто компрометация Кучмасова — одного из лучших колхозников-об- щественников». Вопрос с обсуждения был снят.

В результате деятельности членов группировки погибло 270 ц кукурузы, 105 ц зерна, 78 ц семенного материала. Колхозникам, в прошлом беднякам, батракам, красным партизанам — отказано было выдаче продпомощи якобы за отсутствием фондов.

В период полевых работ, осенью 1933 г., бедняцко-батрацкая часть колхоза использовалась на самых тяжелых работах, а кулацко-белогвардейской части предоставлялись более легкие работы, одинаково оплачиваемые с тяжелыми.

Один из допрошенных по данному делу показывает: «Во время полевых работ во всех бригадах, и в частности в нашей, колхозники были разбиты на две части: зажиточных и батраков и бедняков. Зажиточные были поставлены на работу около участка "Колуша", где земля гораздо легче, поле не засорено, а нас, бедноту, поставили на работу около Серебряного родника, где земля очень твердая и засорена. Обеим группам трудодни начисляли одинаково. Первой группе хлеб выдавался по кило на трудоспособного колхозника, а второй группе — 600 г.

Батрацко-бедняцкую группу отрывали от основной работы на разные другие работы, в то же время колхозники первой группы имели много свободного времени и занимались сбором дикорастущих фруктов, за которые в ЕПО получали деньги и промтовары».

Член группировки Кучмасов при поддержке председателя сельсовета Михайлова и председателя колхоза Болдинова «в целях поднятия колхозной дисциплины» избил 6 колхозников — бедняков и батраков. Кучмасов показывает: «Я действительно избил Чернова в его доме, избил Волкова и Станченко, Щербинина, Евлошова».

В результате к.-р. деятельности группировки колхоз к весеннему севу не подготовился. 210 трудоспособных колхозников в течение последнего полугодия ушли из колхоза в порядке неорганизованного отходничества на побочные заработки.

Все участники арестованы:

Чихонин — бригадир, сын кулака, бывший белогвардеец. В 1930 г. судился за разбазаривание колхозного имущества.

Кучмасов Дмитрий — бригадир и завхоз колхоза, сын кулака, бывший белогвардеец.

Кучмасов — сын кулака, колхозник, брат Дмитрия.

Болдинов — председатель правления колхоза, чл[ен] ВКП(б). За неудовлетворительное руководство правлением колхоза в стц. Губской в 1931 г. снимался с работы.

Полтарев Матвей Никитич — секретарь партийной ячейки, бывший белогвардеец.

Михайлов Василий Тихонович — председатель станичного совета. В 1932 г. во время чистки партии исключен из ВКП(б). В 1933 г. судился за срыв плана хлебопоставок.

Начальник СПО ОГПУ Молчанов

Верно:

Уполномоченный 5-го отделения СПО ОГПУ
Вселюбская

Ф. 3. Oп. 1. Д. 64. Л. 441-449. Заверенная копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.