Докладная записка ОО ОГПУ о политико-моральном состоянии частей УВО. 16 октября 1932 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1932.10.16
Период: 
1932
Метки: 
Источник: 
«Совершенно секретно»: Лубянка — Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.)
Архив: 
Ф. 2. Оп. 10. Д. 102. Л. 69-88. Подлинник

16 октября 1932 г.
Совершенно секретно

Председателю ОГПУ т. Менжинскому

Согласно Вашему приказанию я отдал распоряжение начальнику ОО ГПУ УССР и УВО представить очередные доклады уполномоченных ОО при полках непосредственно в ОО ОГПУ, причем мною были указаны те вопросы, определяющие политико-моральное состояние частей, которые должны были быть проработаны в этих докладах.

Кроме того, было указано, что доклады должны быть составлены в произвольной форме и помимо фактического материала содержать заключения уполномоченных при частях о состоянии последних на основании своих личных наблюдений и изучения жизни части.

Приходится отметить в первую очередь крупнейший недостаток присланных с мест докладов (всего поступило 149 на 117 полков и 32 отдельных части) — их трафаретность. По существу, это не доклады, а «исторические» информационные сводки, составляемые нашими органами по определенному шаблону в течение ряда лет. Особенностью этих сводок является то, что не форма соответствует содержанию, а живое содержание втискивается в стандартную, изжившую себя форму. Многие доклады настолько похожи один на другой, что вызывают не лишенные основания подозрения в том, что они писались одним и тем же лицом и корректировались в ОО дивизии.

Эти же материалы с достаточной убедительностью говорят о значительной слабости и низкой квалификации части полковых уполномоченных. И отсюда — недооценка одних показателей политико-морального состояния части и чрезмерное увлечение другими, второстепенными, не определяющими в данный момент состояние части. Достаточно сослаться в этом отношении на чрезмерное увлечение т.н. «высказываниями» красноармейцев в своем кругу и подсчетом количества этих «высказываний».

Между тем, совершенно очевидно, что количество этих «высказываний» зависит не столько от самих носителей отрицательных настроений, сколько от своевременной связи с агентурой, точнее, фиксации «высказываний», численности лиц (в особенности в территориальных частях) и наконец, от количества и качества агентуры.

В то же самое время почти во всех докладах, за редким исключением, такие явления, как зарождающиеся группировки, дезертирства, самоубийства, «коллективки» и т.д., зачастую рассматриваются как отдельные явления, а не как определенные показатели политико-морального состояния части. И наконец, агентурные разработки и учет — также недооцениваются. Совершенно отсутствует изучение отдельных явлений и фактов и причин, их порождающих. Все это говорит еще и за то, что руководство полковыми уполномоченными на местах оставляет желать много лучшего; работа их, видимо, корректируется слабо, отсутствует систематическое живое руководство и инструктирование.

Наши директивы, в частности, циркулярное письмо от 23 апреля с.г. о перестройке информационной работы в РККА, проводятся в жизнь с большим замедлением и не получают своего должного практического разрешения. По всем этим вопросам будут даны немедленно указания на места.

Политико-моральное состояние

Партийный и социальный состав частей Украинского военного округа (по неполным данным) такой:

Рядовой состав:

  Партийные Комсомольцы Б/п Рабочие Колхозники Прочие
Кадровые части 17% 32% 51% 22% 51% 27%
Территориальные 10% 10% 80% 22% 56% 22%
Артиллерийские и специальные] 26% 32% 42% 36% 45% 19%
Кавалерийские 21% 35% 44% 22% 60% 18%

Начсостав:

  Партийные Комсомольцы Б/п Рабочие Колхозники Прочие
Кадровые части 57,9% 3,2% 38,9% 38,2% 26,6% 35,6%
Территориальные 58% 3% 39% 37% 41% 22%
Артиллерийские и спец[иальные] 62,7% 4,9% 32,4% 48,7% 18,9% 32,4%
Кавалерийские 66,5% 3,0% 30,5% 41,0% 27,9% 33,1%

Доклады полковых уполномоченных характеризуют политико-моральное состояние частей УВО как вполне здоровое, политически устойчивое и боеспособное.

Наряду с этим отмечаются и отрицательные проявления, которым подвержена незначительная часть военнослужащих. Точного учета количества военнослужащих, подверженных отрицательным настроениям, не приводится. Но отдельные уполномоченные определяют его в 1-3 %, включая и т.н. «высказывания» даже по одному разу, что, естественно, не исключает и случайные. По нашему мнению, эта цифра может быть принята как приблизительная для территориальных частей, для кадровых же она является преувеличенной.

Наибольшее количество отрицательных настроений падает на территориальные части, что объясняется: а) меньшей насыщенностью партийной и комсомольской прослойкой этих частей, б) большей засоренностью — случайно проникшими в части АСЭ, поскольку выявлять эти элементы вне сборов труднее, чем в кадровых частях; в) наличием значительно большего отрицательного влияния, поскольку большую часть службы красноармейский состав проводит не в казарменных условиях; и г) отсутствием, в силу этих же причин, систематической работы над политическим воспитанием переменного состава.

Для территориальных частей характерно колебание настроения в зависимости от внешних условий. Так, например, снижение отрицательных суждений в августе против июля (июль — 6 213, август — 5 655) в значительной мере объясняется снятием нового урожая и смягчением продзатруднений в некоторых местностях Украины.

Основными носителями отрицательных настроений являются выходцы из села, в особенности из тех районов и местностей, где перегибы и искривления партийных директив в области с/х строительства наиболее дали себя чувствовать; молодые рабочие, не порвавшие связи с селом; индивидуальники, упорно не желающие идти в колхозы; случайно проникшие социально-чуждые АСЭ и из близких нам социальных прослоек — малоустойчивые в политическом отношении военнослужащие, поддающиеся влиянию внеармейской среды и более активных отрицательно настроенных элементов.

Из 5 655 проявлений недовольств, зафиксированных нами в августе, приходится:

на зажиточных                   — 132 или 2,3 %;
на середняков-единоличников     — 1436 или 25,4 %;
на бедняков                     — 805 или 14 %;
на колхозников                  — 1720 или 30,4 %;
на рабочих                      — 885 или 15 %;
на служащих и проч.             — 627 или 11 %.

Переходя к общей характеристике отрицательных проявлений, необходимо отметить, что в текущем году они носят более острый характер. Это подтверждается характером суждений как межу собой, так и резкостью открытых выступлений на политчасе во время проработки тех или иных политических тем, в особенности связанных с сельским хозяйством и с удовлетворением села предметами широкого потребления.

100-й полк 100-й дивизии. Во время читки статьи «За большевистские темпы» с возражением против ведущей роли коммунистов выступил Тимченко, формулируя это так: «Коммунисты замучили народ голодом, здесь только и пишут, что исправляем ошибки, а того не видят, что половина народа с голода пухнет».

10-я батарея. Во время проработки постановления о колхозной торговле и сбережении поголовья красноармеец Лаврентьев, колхозник, член ВЛКСМ, выступил с резкой критикой «Спохватились, когда в колхозах передох весь скот и на очереди уже сам народ. Разорить сумели, а помочь некому».

Такого рода выступления не являются исключением и имеет место во многих частях УВО. Значительно чаще и резче проявляются повстанческие тенденции, причем в отдельных случаях разговоры начинают принимать те или иные реальные формы. Серьезного внимания заслуживают отмечаемые попытки более активных элементов закладывать группки или ячейки недовольных в армии — на почве ли политического недовольства или внутриармейских бытовых неполадок, организовывать и вовлекать в «коллективки», в групповое дезертирство и т.д. Надо полагать, что немалую роль в этом отношении играют специфические условия Украины, ее историческое повстанческое прошлое, особенно в эпоху Гражданской войны. Наконец, исключительного внимания заслуживает тот факт, что среди носителей отрицательных настроений имеется значительное число членов партии и ВЛКСМ.

Из общего количества учтенных фактов отрицательных настроений и проявлений на партийцев падает: в августе — 9 % против 8 % в июле, а на комсомольцев — 8 % против 9 % в июле. В отдельных частях этот процент значительно выше:

100-й артполк. Из 136 случаев проявлений отрицательных настроений 70 падает на партийцев и комсомольцев (из доклада полкового уполномоченного). Приводим наиболее характерные случаи:

239-й стр. полк. Командир отделения Иванюк, комсомолец, бедняк, задал в отделении вопрос: «Куда бы вы стреляли во время войны — в противника или в советскую власть?». На это красноармеец Солоденко, середняк, ответил: «Я бы повернул пулемет против советской власти». Иванюк согласился с ним и добавил: «Я бы тоже против своих пошел, ибо партия неправильно делает, обдирая крестьянство».

69-й стр. полк. Красноармеец Дурасенко, канд[идат] ВКП(б): «Я убедился, что делается не так, как говорят. Говорят о росте промышленности, а на селе гвоздя нельзя достать. Больше членом партии не хочу быть».

Балашовский кавполк. Кр[асноармее]ц Пацюк, колхозник, член ВЛКСМ: «В колхоз загоняют, чтобы лучше брать. Не колхоз, а грабиловка, — хуже, чем на господ работают. Нет ничего, — один обман. Раньше колхозов не было и хлеб был, а теперь колхозы есть, но ничего нет».

8-й стр. полк. Комвзвода Осокин, член ВКП(б): «Люди голодают, просят милостыню... видно, Троцкий был прав... Мы со своим строительством провалимся».

239-й стр. полк. Комвзвода Гончаров, член ВКП(б): «Линия партии ни к черту не годна. Крестьяне только и прислушиваются к событиям в стране: стоит только бросить лозунг "Долой колхозы и коммуну, да здравствует свободная крестьянская Россия", и посмотрели бы вы, что выйдет. Рабочие тоже в большинстве недовольны Советской властью».

Основными факторами, порождающими отрицательные настроения среди военнослужащих УВО (это характерно для всей РККА), являются: 1) влияние извне; 2) внутриармейские неполадки и недочеты.

Из наиболее активных методов отрицательного влияния извне на политико-моральное состояние армии, зафиксированных нами по УВО, надо отметить:

Письма в армию

По данным ПК за август в части УВО всего поступило 14 646 документов, из них отрицательных — 14 005. Большинство документов содержит жалобы на «тяжесть жизни на селе», недовольство коллективизацией, «ведущей к гибели и разорению крестьянства», налогами, хлебозаготовками и опасения «предстоящего голода». Приводим выдержки из наиболее характерных писем.

«Из-за голода здесь завелись страшные кражи. Крадут все что попало. Приходится коров и овец держать в хатах» (Тальное). Аналогичных —  7 201.

«Каждый день на поле все дети и бабы собирают колоски, ибо они голодны. И вот за эти колоски милиция и ГПУ ловят их и бьют хуже, чем жандармы. Теперь издан приказ, чтобы бить до смерти колхозника, который собирает колоски, а единоличника убивать на месте. Судят как только хотят, даже есть расстрел за этот хлеб» (Кривое озеро).

«План хлебозаготовки большой и поэтому нарастает экономическая революция... Бабы у нас двум представителям из района разбили головы, когда они отправляли хлеб. Собралась куча женщин и чуть не растерзала их, но благодаря мужчинам удалось представителей вырвать из их рук» (Веселое).

«На наш СОЗ назначили 15 тыс. пуд. хлеба. Выехало 20 человек милиции, люди бьют милицию, поднялось настоящее восстание. Всех лошадей позабирали домой и милиция теперь ездит по домам и забирает» (бывший Конотопский округ).

«Ты спрашиваешь, как хлебозаготовка выполняется. Из сельсовета приезжают к дядьке с подводой, забирают его и сажают в карцер, а хлеб снопами забирают до зерна. 40 % крестьян у нас сгоняют по ночам в погреб под сельсоветом» (Чернивецкий район). Аналогичных — 452.

«Сейчас в Сновском районе в каждом селе идет восстание. Все это из-за хлебозаготовки. Крестьяне били представителей, издевались над ними, порвали все бумаги в сельсовете, побили стекла. 28-го приехало со всех районов человек сто милиции и давай конями разгонять и плетками бить, а бабы — кольями. Потребовали еще 50 человек конной милиции и арестовали человек 50 мужчин и женщин. Все это за хлеб» (Сновск). Аналогичных — 30.

«Сейчас наложили большой план хлебозаготовки, так что народу не по силам выполнить. И вот в Рогозках бабы собрались, побежали к председателю, побили окна и порвали все, что было. Председатель убежал, они его поймали и так издевались, что выпустили его чуть живого. На следующий день приехало 90 человек милиции с пулеметами, многих поймали и били» (Городня).

«До чего допустили, что людей едят. В Тарасовке уже арестовали 5 человек, у которых нашли людское мясо, а в Озерне мать своего ребенка съела. Уже заводится людоедство. Не думай, что это бабьи рассказы — все это правда» (с. Поповка Звенигородского района). Аналогичных — 52.

«У нас со вчерашнего дня забастовка по всем бригадам, вплоть до ударных. Не хотят люди голодными работать, а получилось это потому, что фонд проели не на 12 %, а на 30. Поэтому прекратили молотьбу и закрыли пекарню. Работа прекратилась и неизвестно, когда возобновится» (Соленое). Аналогичных — 1 710.

Среди писем, идущих в армию, нередко встречаются документы с призывом к вооруженному выступлению против советской власти.

«Теперь идет вторая пятилетка и она много людей заберет... Я не знаю, как Красная армия смотрит на то, что гибнет народ. Разве можно защищать Россию, когда они мучают людей голодом. Что вы за красноармейцы, когда вы не можете защищать свою родину. Что вы за дураки, ведь семьи ваши пропадают от голода, а вы служите и не можете защищать свою семью... Если бы вы, красноармейцы, были бы моего мнения и стали бы все заодно и сказали бы, что мы не будем защищать, пока не будут снабжены наши семьи и народ на наших глазах не будет пропадать, тогда бы и была хорошая жизнь» (Кременчугский округ). Аналогичных — 173.

«Хотя бы скорее была война. Я согласен на войну и все крестьяне кричат: хоть была бы война, то мы бы им дали чесу... Учись, чтобы умел хорошо винтовку держать, может быть, на что пригодится».

«Начинайте войну скорее. Ну ее подальше, эту самую советскую власть, ибо это не советская власть, а бандитская. Если просуществует советская 2 года, то пропадем совсем» (Чугуевский район). Аналогичных — 388.

«Дорогие товарищи. За что вы боретесь, ваших отцов и братьев убивают, а вы винтовку даете на них» (Кривое озеро).

Влияние к.-р. группировок и отдельных к.-р. элементов

По имеющимся у нас материалам, ряд к.-р. группировок ставит своей задачей вовлечь в свои ряды военнослужащих, преследуя при этом основную цель — получить оружие и, кроме того, сагитировать военнослужащих на выступление.

В Павлоградском районе (на Днепропетровщине) ликвидирована кулацкая к.-р. повстанческая организация, ставившая своей целью вовлечение в организацию военнослужащих, главным образом, переменников, для совместного вооруженного выступления. С этой целью в полки 30-й дивизии направлялись родственники военнослужащих. Руководитель организации Лысенко по этому вопросу показывает: «Связь с Красной армией мы решили осуществить путем посылки в Павлоград к красноармейцам их отцов и матерей с тем, чтобы они рассказывали своим сыновьям об издевательствах советской власти, о том, что на селе гибнет народ и готовится восстание против советской власти».

В Киеве ликвидирована группировка из 12 человек молодежи — выходцев из семей служащих. Группировка ставила своей задачей борьбу с советской властью путем выпуска листовок, вредительства, экспроприаций, с крайне реакционными политическими установками. Группа пыталась установить связь с закордонными белоэмигрантскими кругами, для чего послала двух участников для нелегального перехода за кордон (одного — на восточную границу, другого — на польскую). Оба разновременно задержаны при попытке перехода границы. Одним из организаторов группы являлся кр[асноарме]ец одногодичник 6-го полка связи Кочаловский. Кроме него в группу входили два военнослужащих Киевского военкомата. Через них группа пыталась похитить из Киевского военкомата оружие. У группы изъято несколько револьверов.

Отдельная рота 75-й стр. дивизии. Кр[асноарме]ец Павлюченко, антисоветски настроенный, рассказывал в кругу своих близких товарищей, что у него на родине есть хороший знакомый, предлагавший ему достать в армии оружие и бомбы. Павлюченко высказал намерение создать в армии к.-р. повстанческую группировку «из своих хлопцев»».

Помимо этого наблюдались факты отрицательного влияния на красноармейцев со стороны родственников, приезжавших к ним во время лагерных сборов и под влиянием кулацких и а/с элементов, преувеличивавших и искажавших действительное материально-бытовое положение семей красноармейцев на селе.

Проводниками отрицательных влияний являются также отдельные военнослужащие, возвращающиеся из отпусков.

137-й стр. полк. Комвзвода Мовчан, служащий, б/п, после приезда из отпуска рассказывал: «Будучи в отпуску, я убедился, что крестьянство голодает, никто не обращает внимания, партийцы врут, наше правительство не демократическое, я его не избирал. Мне до такой степени все надоело, что я возьму "Максим" и с линии огня перестреляю командование или себе пущу пулю в лоб».

Коростышевский кавполк. Кр[асноарме]ец Степанюк, колхозник, б/п, приехав из отпуска, говорил кр[асноармей]цам: «В колхозах голодают, я видел своими глазами. Хлеба нет, скотина почти вся подохла в колхозах, корма для скота нет, урожай плохой, так что придется голодать».

Пулинский кавполк. Кр[асноарме]ец Неволин, член ВЛКСМ, колхозник, возвратившись из отпуска, говорил: «У нас в хлебозаготовку забрали весь хлеб, народ голодал и моя семья из 4-х человек умерла с голоду».

118-й артполк. Кр[асноарме]ец Морянко, член ВЛКСМ, единоличник, середняк: «У моих родных забрали корову и весь хлеб — как я могу теперь защищать советскую власть? Я жду, как бы скорее война, и мы сразу повернем оружие против советской, пускай только заворушится кто-либо».

30-я стр. дивизия. Ветфельдшер Новокацкий, служащий, б/п: «Крестьянство умирает с голоду, я только что приехал из отпуска и видел, что творится на селе. Постановления партии и правительства издаются для очковтирательства... Крестьянство все настроено враждебно и со дня на день ждет переворота».

Особенно резкие недовольства вызывают у красноармейцев жалобы их родственников на произвол местных властей. В ряде случаев местные органы не выполняют директив правительства о помощи и льготах семьям красноармейцев.

По данным ПК, с 1 августа по 1 сентября с.г. в части УВО проследовало 599 документов, содержащих жалобы на действия местных властей:

«Бюрократизма здесь много, директивы правительства и что издано для крестьянства, висит в воздухе. Твердыми обложениями обкладывают красноармейские семьи. Работают по щучьему велению, не считаются с тем, что перескакивают законы. Для местной власти все нипочем».

«Я пришла к председателю сельсовета за справкой, что у меня нет земли, а он начал на меня кричать, и так к нему три раза ходила. Последний раз, когда я к нему пришла, в сельсовете никого не было, так он выгнал меня в затылок и справки не дал... Ты больше меня никуда не посылай... Все равно куда ни пойдешь — получишь подзатыльник».

По тем же данным, из частей УВО с 1 по 15 сентября послано 277 красноармейских документов в адрес местных властей с требованием предоставить льготы семьям красноармейцев.

Не во всех частях политаппараты учитывают силу влияния писем, идущих в армию, и не ведут вокруг этих вопросов политической работы. Вместо того, чтобы удовлетворить жалобы красноармейцев политаппарат в большинстве случаев ограничивается запросами по месту жительства

«В результате чего кр[асноарме]ец никогда не добивался через политаппарат положительного ответа и не было случая, чтобы политаппарат добился законного удовлетворения жалобы кр[асноармей]ца. На действия районных властей не было послано ни одной жалобы в вышестоящие инстанции, чтобы добиться справедливого разрешения жалоб» (из доклада уполномоченного 100-го артполка).

«Недовольство в связи с неполучением удовлетворяющих ответов на письма и жалобы своих родителей красноармейцы выражают в форме агитации, выступая среди своих товарищей, изливая свою ненависть на колхозы и советскую власть, а некоторые уходят в укромное местечко и плачут» (из того же доклада).

Все это самым отрицательным образом сказывается на настроениях красноармейцев, вызывая у них резкие отрицательные суждения. Приводим наиболее характерные.

137-й стр. полк. Антисоветски настроенный кр[асноарме]ец Ващенко: «Крестьяне будут дураками, если сдадут хлеб, чем больше сдаешь, тем больше требуют. Лучше закопать в землю, чем сдать государству».

285-й стр. полк. Кр[асноарме]ец Маковецкий, б/п, середняк, колхозник: «Когда [вернусь] домой, обязательно уничтожу пару коммунистов за хлебозаготовки. Мне ДОПР не страшен». Его поддержал кр[асноарме]ец Шур, б/п, середняк, единоличник: «Хорошо сделаешь. Я тоже что-нибудь устрою».

Кр[асноарме]ец того же полка Бандерчук: Вернусь домой, ни фунта хлеба не дам, все закопаю в яму. Пусть лучше сгниет, чем отдать этот хлеб советской власти. Я в прошлом году спрятал и не нашли и в этом не найдут».

134-й стр. полк. Кр[асноарме]ец Межинский, б/п, единоличник: «Зачем служить в Красной армии и в случае войны кого-то убивать? Дома все забрали, а здесь говорят о защите советской власти».

72-й стр. полк. Кр[асноарме]ец Ткаченко, б/п, середняк: «В случае войны — кто их будет защищать? Народ голодает, а при таком питании бойцов не выставят воевать: все перейдут на ту сторону».

46-й артполк. Командир отделения Якуш, середняк: «На Украину наложили много хлеба. Хлебозаготовки не выполняются. В нашем селе крестьяне голодают, сидят без куска хлеба, а государство с этим не считается, выкачивает последний хлеб, обрекая крестьян на голод».

75-й артполк. Кр[асноарме]ец Бабенко, середняк: «Мы в армии, а на наши семьи накладывают налоги, сидят они голодные и босые. Бедноту эксплуатируют, весь хлеб отбирают и оставляют голодными».

Одновременно наблюдается неверие в реальность постановления партии и правительства о сокращении плана хлебозаготовок.

Артполк Криворожской дивизии. Кр[асноарме]ец Евтушенко, бедняк, единоличник: «Несмотря на то, что постановили план хлебозаготовок уменьшить, в этом году план увеличили. Лучше я спрячу хлеб в землю, пойду в ДОПР, а государству ничего не дам».

Волчанская учебная батарея. Кр[асноарме]ец Зябкин, единоличник: «Шел в армию служить с большой охотой, видел — ликвидируют кулака, станет лучше жить, окрепнут колхозы, вступлю в колхоз, а теперь получается наоборот, становится все хуже и хуже. По решению ЦК налоги и хлебозаготовки уменьшились, а на самом деле — увеличены. В прошлом году я давал 200 пуд., а в этом требуют 300».

152-й полк. Кр[асноармее]ец Ногинов, середняк, член ВЛКСМ: «Сейчас в деревне весь хлеб забирают, вот вам и постановление о снижении хлебозаготовок и налогов. В газетах пишут неверно, нас обманывают».

153-й полк. Кр[асноарме]ец Маркин, б/п: «ЦК издал постановление о снижении хлебозаготовок, однако хлебозаготовки в этом году увеличены, увеличены и налоги. Все постановления только на бумаге, а толку крестьянину от них нет».

Благодаря активности проникших в части социально-чуждых, шовинистически настроенных к.-р. элементов, продолжается проявление повстанческих тенденций среди наиболее постоянных носителей отрицательных настроений. Эти, хотя и единичные, тенденции привлекают внимание внеармейских к.-р. националистических и других организаций, пытающихся организовать в армии свои ячейки.

В августе этого года, помимо уже указанной ликвидированной Павлоградской организации, нами выявлена к.-р. повстанческая националистическая группировка в 67-м стр. полку 23-й дивизии (Харьков). Из состава группировки выявлено 10 единоличников, окончивших различные украинские вузы и родственно связанных с националистическими украинскими деятелями. Организация делает ставку исключительно на молодежь, не веря в «стариков». Организация построена по принципу «шестерок». По данным агентуры, группировка в 67-м полку является ответвлением крупной организации, охватывающей районы Киева, Чернигова, Харькова и Донбасса. Организация ставит своей задачей вооруженное свержение советской власти и создание самостоятельной украинской республики на демократических началах: промышленность должна быть государственной, а формы ведения сельского хозяйства — по выбору населения — коллективные либо индивидуальные.

Характерно, что до начала вербовки и обработки отдельных лиц, один из участников организации, Доненко, в письме к руководителю так определяет состояние частей Чугуевского лагеря: «Во всяком случае боеспособность со стороны политико-моральной стойкости абсолютно неудовлетворительна. Больше того, для власти трудный момент — это прямая угроза. Все социально-экономические процессы перенесены в армию. Основное — в политической нестойкости. Такая армия воевала бы недолго». Члены организации по указаниям руководителя должны внешне демонстрировать свою лояльность к существующему строю. Приступлено к проверке материалов, после чего начнется ликвидация.

В 135-м стр. полку 45-й стр. дивизии была выявлена к.-р. группировка младшего начсостава во главе с мл[адшим] командиром членом ВКП(б) Коршиковым. Группировка ставила своей целью активную борьбу с советской властью. В нее входили командиры отделений: Пахно, б/п, колхозник; Виновед, член ВЛКСМ, колхозник; Касаткин, б/п, колхозник; Шуклин, кандидат ВКП(б), колхозник.

Допрошенный командир отделения Коршиков показал: «Группировка возникла под впечатлением красноармейских писем отрицательного характера, которые ему как командиру давали читать кр[асноармей]цы. Кроме того и сам Коршиков получал из дома письма, вызвавшие у него неверие в правильность партийной политики.

Участники группировки Коршиков, Шуклин и Виновед исключены из партии и ВЛКСМ, Коршиков лишен звания мл[адшего] командира РККА, дело направлено военному прокурору 14-го стр. корпуса.

153-й стр. полк. Разрабатывается группировка 3 единоличников, по соцположению служащих — Филенко, Громлюка и Иванцова. Группировка ведет националистическо-повстанческую агитацию, причем Громлюк выражает намерение бежать за кордон.

В команде 1020 УНР-53 — ликвидирована к.-р. группировка из 6 кр[асноармей]цев во главе с кр[асноармей]цем Струком (родственник бывшего бандита Струка). Участники группировки 11 сентября намеревались уйти в Польшу или Румынию с оружием в руках. Трое участников группировки сознались. Следствие продолжается.

Кроме того, отмечаются единичные суждения повстанческого характера, большей частью, среди переменников (в августе их было 122 против 96 в июле).

51-й артполк. Кр[асноарме]ец Лопатин, единоличник, середняк: «Соввласть беспощадно грабит крестьян и расстреливает их сотнями. Если придется воевать — повернуть пушку против этих гадов-коммунистов».

14-й артполк. Кр[асноарме]ец Степаненко: «Скорее бы началась война. Разве мы пошли бы защищать Советский Союз? Спроси любого крестьянина, каждый скажет: скорее бы война, получим оружие и перейдем к делу».

Велдинковский стр. полк. Кр[асноарме]ец Столяр, б/п: «Уволят — домой не пойду, а возьму обрез, уйду в лес или на дорогу».

2-й зап. кавполк. Кр[асноарме]ец Малиновский, б/п, единоличник: «Нас тут давят, мучают, а у отцов дома забирают хлеб, а ты подчиняйся, если бы была война, то я бы не ждал противника, а рубил бы на капусту всю эту сволочь».

Пулинский кавполк. Кр[асноарме]ец Кокарев: «Как мы будем бороться за советскую власть, когда моего отца заставляют платить непосильные налоги. Надо эту власть не защищать, а ликвидировать».

20-й стр. полк. Комвзвода Сторожев: «Я защищать жидовскую власть не буду, Будет война, я один заколю десятки жидов. Крестьянство брало бы оружие в руки, какое есть, а мы бы пошли помогать».

Повстанчески настроенные одиночки в отдельных случаях проявляют намерение приобрести для к.-р. целей боеприпасы.

68-й стр. полк. Кр[асноарме]ец Сталинский предложил раздатчику патронов: «Давай возьмем патронов, хоть штук десять, а другой раз еще возьмем, а патроны в любой час нужны будут. Я думаю, что эта власть долго существовать не будет. Скоро будет не красный флаг, а белый».

Дезертирство

В августе из частей УВО дезертировало 41 человек (в июле — 67). Из них кадровых красноармейцев — 39, младших командиров — 2, членов ВКП(б) — 7, комсомольцев — 7. Основными причинами дезертирства являются сообщения из дому о болезнях, неполадках в хозяйстве, о необеспеченности семей, невыполнении местными властями директив о льготах и т.д. Часть дезертиров после того, как их дела улаживаются, возвращаются в часть.

133-й полк. Из 10 человек, дезертировавших в августе, 5 вернулись в часть и объяснили свое дезертирство неблагополучием их семей (болезнь, необеспеченность и пр.). Обращают на себя внимание 3 дезертирства за кордон.

133-й стр. полк. 2 августа бежал в Румынию кр[асноарме]ец Тарасенков.

10-й кавполк. 22 сентября мл[адший] командир Приходько, середняк, дезертировал в Польшу.

Команда № 1029 УНР-53. 9 сентября с гауптвахты бежали кр[асноармей]цы Харламов, рабочий, б/п, и Кравченко, б/п, служащий. По некоторым данным, они перешли на румынскую сторону.

Среди красноармейцев команд УНР, расположенных вблизи границы, отмечаются, хотя и единичные, тенденции к бегству за кордон, по- видимому, не без влияния зарубежных разведок.

Команда № 1022. Кр[асноарме]ец Дьяков, б/п: «Разве у нас жизнь, кушать нечего, мы тут служим, а наши родные голодают, кого же мы защищаем? Лучше перейти в Румынию».

Команда № 1045 УНР-55. Командир отделения Перминов, член ВЛКСМ: «Чем тут жить, лучше пойти в Румынию — кушать арбузы да яблоки. В Румынии лучше жить, чем у нас мучиться».

Команда № 206. Кр[асноарме]ец Крибильченко: «Тут служи, а дома с голоду дохнут. Если бы имел кого-нибудь в Румынии, давно бы ушел туда, пожил бы там свободно».

Коллективки

Не менее важным фактором, чем влияние извне, отрицательно сказывающимся на настроениях военнослужащих, являются внутриармейские и материально-бытовые неполадки. Эти неполадки используются активным АСЭ для формирования недовольств среди наименее политически устойчивых и недисциплинированных элементов.

Эти настроения часто выливаются в формы коллективок, неисполнения приказаний, угроз начсоставу и халатного отношения к службе.

К числу основных факторов, вызывающих недовольство этой части красноармейцев, надо отнести недовольство плохим качеством пищи.

С июля по сентябрь в частях и учреждениях УВО было 11 вспышек массовых заболеваний и отравлений военнослужащих недоброкачественной пищей. Пострадало 498 человек, из них около 20 умерли.

Качество пищи понижается из-за недополучения полагающихся норм продуктов и, в частности, жиров.

133-й полк. В июле недополучил 5500 кг мяса, а в августе — 5 тыс. кг.

134-й полк. В августе недополучил 3 тыс. кг мяса и рыбных продуктов и 37 тыс. кг овощей.

В 153-м стр. полку в красноармейский котел в последние два месяца кладется только около 40 % положенной нормы жиров.

287-й полк во время сбора вневойсковиков находился в исключительно тяжелом положении: недополучены были пайки на 1500 студентов и кормить их пришлось за счет красноармейских норм.

Количество коллективных правонарушений в округе за последние три месяца нарастает: в июне было две коллективки с 11 участниками, в июле 4 с 38 участниками, а в августе 6 с 16 участниками. Увеличивается и число партийцев и комсомольцев, участвующих в коллективках: в июне — 3, в июле — 5, в августе — 6. Большая часть коллективок (8 из 12) представляет собой отказы от пищи, а остальные (4 из 12) — неисполнение приказаний.

Самоубийства

Отсутствие полных данных о самоубийствах и покушениях не дает возможности показать их динамику. Из имеющихся материалов видно, что их число в августе сократилось. Следует отметить значительное количество партийцев, комсомольцев и рабочих среди самоубийц и покушавшихся.

  Красноармейцы Переменный состав Младшие командиры Начальствующий состав Всего
Июнь 6 1 4 1 12
Июль 5 2 1 3 11
Август 2 1 3
Итого: 13 3 6 4 26

Из них партийцев — 11, комсомольцев — 3, рабочих — 12, колхозников — 4. Причины самоубийств и покушений, повторяющиеся более или менее часто, следующие: боязнь ответственности за совершенные проступки, нечуткость начсостава, болезни и семейные неурядицы. Можно привести такие факты, характеризующие нечуткое отношение начсостава к бойцам.

12 августа с.г. пытался покончить жизнь самоубийством одногодичник 6-го ж.-д. полка Артемьевский, инженер-транспортник, б/п. Предварительное расследование установило, что Артемьевский, проявивший себя примерным одногодичником, подал докладную записку об оставлении его на сверхсрочной службе. Его товарищи одногодичники, в т.ч. члены ВКП(б) Клочай, Скирта и Максименко, высмеивали его за это. Артемьевский обратил на поведение этих лиц внимание командира и политрука роты, которые, однако, не приняли никаких мер. В результате Артемьевский выпил нашатырного спирту, но был спасен благодаря своевременной медпомощи.

В ночь на 25 июля пытался повеситься кр[асноарме]ец 1-й учебной роты 67-го стр. полка Косяк, б/п, середняк. Расследование выявило, что накануне Косяк получил письмо о том, что его 65-летняя мать голодает и попросил у политрука Тарасова отпуск на несколько дней. Тарасов разрешил ему отлучиться только на один день. Это не удовлетворило Косяка, и он пытался повеситься, но был спасен проходившим дневальным.

Начсостав

Политико-моральное настроение начсостава вполне здоровое и устойчивое. Наряду с этим отмечается ряд отрицательных явлений, выражающихся в суждениях отрицательного характера по текущим политическим вопросам и в недовольстве своим материально-бытовым положением. Суждения отрицательно настроенных красноармейцев влияют и на наиболее политически отсталую часть начальствующего состава, не умеющую разобраться в причинах тех или иных трудностей, переживаемых страной, и плетущуюся в хвосте наиболее активной а/с части красноармейской массы.

Примером в этом отношении может служить приведенное выше дело Коршикова, а также отдельные суждения. На этой почве наблюдаются хотя и единичные, но заслуживающие внимания, факты, когда отдельные командиры отказываются от политзанятий с красноармейцами.

Пулинский кавполк. Комвзвода Чекиров: «Наши планы нереальны. Там, где не выполнили планы хлебозаготовок — у населения хлеб есть. Вот например, в ЦЧО, на Нижней Волге планы хлебозаготовок были выполнены, и население осталось без хлеба».

14-й кавполк. Начальник, хоз. довольствия полка Буш (исключен из ВКП(б) за правый оппортунизм): «Планы строят, а люди уже с голоду умирают. Куда идет страна?».

134-й полк. Комвзвода Бурцев, б/п, подучетник: «Мы со своей политикой докатились до того, что все крестьянство и рабочий класс голодают. Вся наша шумиха в печати о росте и достижениях — остается только на бумаге, а в действительности ничего нет. Я не могу больше обманывать красноармейцев, я отказался от проведения политзанятий. Пусть меня увольняют из армии, но я останусь при своем мнении».

9-я кавдивизия. Пом. комвзвода отдельного эскадрона связи Лысенко, б/п: «Я не хочу обманывать себя и других. В газетах пишут о достижениях, а на самом деле люди умирают с голоду. Как же я буду врать красноармейцам».

96-я дивизия. Отделком 288-го полка Кащенко, бедняк, б/п: «Не буду проводить с красноармейцами подготовку к политзанятиям, т.к. я не могу говорить красноармейцам неправду. Мы сами все видим, до чего мы дожили, по селам люди от голода умирают, в селе вообще ничего нет. Дожили уже до того, что и в полку нет мяса, а все говорят и пишут, что за границей кризис, что люди там бедствуют».

Проводниками отрицательных влияний на начсостав являются также жены, нередко вышедшие из социально чуждой среды, сохранившие связи с этой средой и более болезненно реагирующие на материальную необеспеченность начсостава, плохую пищу, недостаточное снабжение в ЗВК и т.д.

100-й артполк. Комвзвода Блинов, б/п, из рабочих, женат на дочери крупного кулака, которая вместе со своей семьей была сослана в Соловки. Впоследствии жена Блинова была освобождена и выдана ему на поруки. Он до сих пор поддерживает связь с ней и несколько раз ходатайствовал об освобождении ее семьи из ссылки.

Жена пом. комполка Спалита, члена ВКП(б), была замужем за бывшим офицером, который занимался шпионажем и диверсионными актами вместе с группой контрреволюционеров в Ашхабаде.

Все участники группы были арестованы и, за исключением ее самой, расстреляны. Выйдя замуж за Спалита, она продолжала вести знакомство с бывшими белыми и царскими офицерами, знакомила с ними мужа, который часто бывал у бывшего колчаковского офицера Крошкова, впоследствии арестованного Ферганским горотделением ГПУ и заключенного на 5 лет в Соловецкий лагерь.

Бывшие мужья некоторых жен начсостава — белые и царские офицеры — были расстреляны за активную контрреволюцию, а бывший муж жены пом. начальника, хоз. довольствия Козловского, члена ВКП(б), находится в эмиграции.

Этот источник отрицательного влияния не всегда учитывается политаппаратом, работа среди жен не ведется и в результате наблюдаются такие случаи.

Жены начсостава предъявляют своим мужьям требования подавать рапорты о демобилизации или об откомандировании на окраину, т.к. «жить с семьей стало невозможно» (из доклада уполномоченного 100-го полка).

«Отмечается, что жены начсостава меняют предметы широкого потребления на продукты первой необходимости, ввиду недостаточности снабжения их ЗВК».

По данным полковых уполномоченных, за 8 месяцев т.г. из всех частей УВО изъято 1101 человек социально чуждых и классово враждебных элементов. В августе же из частей УВО изъято 412 человек классово-чуждых и политически неблагонадежных элементов, в числе которых 408 переменников.

Начальник ОО ОГПУ Леплевский

Ф. 2. Оп. 10. Д. 102. Л. 69-88. Подлинник.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.