№ 1. Из протокола оперативного совещания сотрудников УНКВД по Винницкой области о проработка постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1938.11.25
Период: 
1938
Метки: 
Источник: 
Эхо большого террора Т.1, М. 2017
Архив: 
Галузевый державный архив Службы безпеки Украины (ГДА СБУ), ф. 16, он. 31, спр. 39, арк. 93-108. Заверенная копия. Машинопись.
25 ноября 1938 г.
 
ПРИСУТСТВОВАЛИ:
 
Начальник УНКВД УССР по Винницкой области майор государственной безопасности тов. КОРАБЛЕВ.
 
Секретарь Винницкого обкома КП(б)У тов. МИЩЕНКО.
 
Заместитель Начальника УНКВД УССР по Винницкой области старший лейтенант государственной безопасности тов. ПРИШИВЦЫН.
 
Областной прокурор тов. ТЕРНИВСКИЙ.
 
Помощник Начальника УНКВД УССР по Винницкой области старший лейтенант государственной безопасности тов. БУТЕНКО.
 
Заместитель Начальника УНКВД по Винницкой области по УРКМ — капитан милиции тов. ВЕРЕВКА.
 
Заместитель Начальника УРКМ по Винницкой области капитан милиции тов. КОМАРОВ.
 
Временно иcполняющий должность Начальника IV отдела УГБ УНКВД младший лейтенант государственной безопасности тов. МАЙСТРУК.
 
Временно иcполняющий делжность Начальника IX отдела УГБ УНКВД сержант государственной безопасности тов. РЕДЕР.
 
Временно иcполняющий должность Начальника XI отдела УГБ УНКВД мл. лейтенант государственной безопасности тов. ФЕДОРОВ.
 
Начальник 1 спецотделения УГБ УНКВД сержант государственной безопасности тов. ПЕРЕПЕЛЖ.
 
Временно иcполняющий должность Начальника VI отдела УГБ УНКВД лейтенант государственной безопасности тов. НАЗАРЕНКО.
 
И оперативного состава УНКВД по Винницкой области — 149 чел.
 
ПОВЕСТКА ДНЯ:
 
Проработка постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 года № П-4387 «О ПРОКУРОРСКОМ НАДЗОРЕ, АРЕСТАХ И ВЕДЕНИИ СЛЕДСТВИЯ». (Зачитывает тов. ВЕРЕВКА). 
 
Оперативное совещание проводит начальник управления НКВД УССР по Винницкой области майор государственной безопасности тов. КОРАБЛЕВ.
 
Тов. КОРАБЛЕВ. Прежде чем перейти к обсуждению важнейшего постановления Партии и Правительства, хочу заострить внимание присутствующих на всех недочетах, имеющихся в работе органов НКВД по Винницкой области.
 
На совещании, состоявшемся 19.11. с. г. в ЦК КП(б)У было вскрыто очень много грубейших извращений и ошибок, допущенных органами НКВД в агентурно-оперативной и следственной работе.
 
Отдельные начальники Управлений НКВД и их заместители несколько не поняли существа постановления и говорили несуразицу.
 
На совещании были также неверные выступления начальников УНКВД, заместителя начальника УНКВД по Николаевской области, который заявил, что арестованные в количестве до 2000 чел. подвергались избиению. Такое же положение и по Одесской области (до 1 500 чел. якобы, подвергались избиению).
 
Секретарь ЦК КП(б)У тов. ХРУЩЕВ очень резко выступал по этому вопросу, заявил, что за такую неправильную линию надо виновных предавать суду.
 
Отдельные случаи избиения арестованных были и у Винницкой области. Далее тов. КОРАБЛЕВ останавливается на тех извращениях, которые имели место у нас.
 
По вопросу агентурной работы было вскрыто ряд серьезных недочетов. Так, например, в Днепропетровском УНКВД имел место случай, что по одному агентурному донесению агента подлежала аресту целая группа участников контрреволюционной организации, впоследствии, как установлено при проверке оказалось, что это была дезинформация. ...
 
У нас имеются случаи необоснованных арестов, как, например, по Жмеринскому РО НКВД (начальник РО тов. ЧАЛКОВ) был арестован ПРОЦЕНКО, просидевший под стражей более 3-х месяцев, и ему даже не было предъявлено обвинение. Впоследствии ПРОЦЕНКО освобожден.
 
По линии 3-го отдела УГБ УНКВД был арестован КОВАЛЬЧУК, прошедший по показанию одного только арестованного САМУТИНА. Впоследствие КОВАЛЬЧУК был освобожден из-за отсутствия состава преступления. Этот факт свидетельствует о безответственном отношении к арестам со стороны некоторых работников УГБ УНКВД.
 
Подобные факты имели место в Могилев-Подольском городском отделе НКВД, Станиславчикском райотделении НКВД и других районах области. Характерно отметить, что в Станиславчикском райотделении практиковали допросы «штатных» свидетелей  по делам арестованных, а впоследствии эти свидетели отказывались от своих показаний и обвиняемые из-под стражи освобождались.
 
Кроме того, в Липовецком райотделении НКВД (бывший начальник РО тов. ЗЛОБИН) допускались побои арестованных (избили обвиняемого КРАСНОСЕЛЬСКОГО), в Копай городском районе (избиения граждан работниками милиции) и т. д.
 
Перехожу к вопросу об агентурной работе. ... Весьма слабо занимаемся вербовкой новой агентуры. Надо принять все необходимые меры к немедленному изжитию этих недочетов. Мы иногда делаем очень много перегибов в части вербовки новой агентурной сети, производим вербовку без предварительной подготовки. В результате, завербованная агентура оказывается малоценной и неработоспособной.
 
Мы практиковали секретные съемки  людей, проходящих по показаниям участников контр-революционной организации. Впоследствии вербовки их не дали нужного эффекта, т. к. эта агентура ничего конкретного, кроме информации, не дала. Надо прекратить в дальнейшем практику секретных съемок допуская таковые в исключительных случаях. С имеющейся уже такой агентурой по линии IV и VI отделов надо приступить к конкретной работе.
 
Теперь несколько слов о перестройке в нашей агентурной работе. По линии 3-го отдела имеется агентурная разработка  «ТРИЗУБ». Часть лиц, проходящих по разработке, уже репрессировано, часть находится на свободе. Сама разработка хранится в архиве и форсирование ее прекратили. Между тем, по разработке проходит румынский агент ЛЕЩЕНКО, который для наших органов представляет большой интерес, но благодаря тому, что своевременно не были приняты меры, румынский шпион ЛЕЩЕНКО скрылся (по Ободовке). Это очень характерный пример, как не надо работать. Пример нашей расхлябанности и недисциплинированности.
 
Аналогичный факт имеется и в Могилев-Подольском районе, где в результате халатности начальника горотдела НКВД тов. АРТЕМЧУКА с территории района скрылся шпион.
 
Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) обязывает всех нас удесятерить нашу работу, и в первую очередь агентурную, не допускать ранее имевшихся у нас перегибов. Повторяю, что все указания, отмеченные в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП(б) по агентурно-оперативной и следственной работе должны быть нами выполнены точно и безоговорочно.
 
Тов. ТЕРНИВСКИЙ. Областной прокурор Винницкой области.
 
Центральный Комитет нашей Коммунистической партии и Совнарком Союза в постановлении от 17.11.1938 г. записали об огромной работе, проведенной органами НКВД по разгрому врагов народа, которые проводили контрреволюционную работу на подрыв нашего социалистического строительства, на подрыв мощи нашей социалистической родины.
 
... ЦК ВКП(б) и Совнарком Союза, товарищ СТАЛИН и товарищ МОЛОТОВ на допущенные грубейшие извращения в этой огромной работе указывают, что враги народа пробравшиеся в органы НКВД, в органы прокуратуры, проводили свою враждебную работу, как это отмечено в постановлении ЦК ВКП(б) и Совнаркома Союза. Пробравшиеся враги народа в органы НКВД и органы прокуратуры, как в центральных аппаратах, так и на местах, создавали дела на преданных людей советской власти, отводя удар от своих враждебных бандитских контрреволюционных элементов.
 
Товарищи. ... В органах НКВД, органах прокуратуры нашей области были выявлены и разоблачены враги народа, они натворили немало вреда.
 
Упрощенное ведение следствия приводило к грубейшим нарушениям наших социалистических законов. У нас были случаи необоснованных арестов. В Липовецком районе производили аресты на партсобрании. В этом же районе были случаи избиения арестованных. В этом деле принимал участие начальник РО НКВД ЗЛОБИН. И когда прокурор хотел проверить этот случай, его не допустили в камеру. Были незаконные аресты в Бершадском и Погребищенском районах со стороны начальников раймилиции БЕЗВЕРХИЙ и КИРИЧЕНКО. Эти начальники раймилиции грубо нарушали нашу Сталинскую Конституцию, наш основной закон.
 
В Бершадском районе было возбуждено уголовное дело против нескольких граждан. Члены партии МИЦЕЛЬ и МУРАХОВСКИЙ, которых обвиняли в контр-революционном преступлении и по их делу расследование проводилось преступно. Несмотря ни на что, обвиняемые отрицали предъявленное им обвинение и к тому же допрошенные свидетели ничего конкретного по делу недавали. Однако уполномоченный РО НКВД ГОЛЬШТЕЙН старался доказать виновность обвиняемого. Дело было представлено с обвинительным заключением, обвиняемые сидели несколько месяцев в тюрьме. В результате дело было прекращено, а люди из-под стражи освобождены.
 
В Шаргородском районе райотделением НКВД был представлен материал на санкцию об аресте гр-н ПИСЬМЕННОГО, БАЙДАЦКОГО и ВЕРГЕЛЕСА, обвинявшихся в террористическом акте. Материал был совершенно не обоснован. Однако райпрокурор ЛЕСНИЧЕВСКИЙ материала не проверил, а, по сути, проштамповал арест. В результате было проверено и установлено, что никакого террористического акта в действиях обвиняемых не было. В лучшем случае было хулиганство, люди из под стражи были освобождены.
 
24 июня 1938 г. была арестована гр-ка КОБЗИНА Вера, 17 лет. Обвинялась в том, что она собирала подписи якобы под клеветническим заявлением на имя руководителей Партии и Правительства об освобождении и пересмотре дела ее отца, осужденного за контрреволюционную деятельность. Ее действия квалифицировали как антисоветская контрреволюционная агитация. Основания для ареста не было.
 
По гор. Винница был задержан гр-н ТЕРЕЩЕНКО Василий Платонович, член КП(б)У. Были составлены материалы, изобличавшие его в антисоветских разговорах. Арест был санкционирован мной, однако через несколько дней было установлено, что никаких антисоветских разговоров ТЕРЕЩЕНКО не проводил. Это было исправлено через несколько дней, а член партии, который утверждал об антисоветских разговорах со стороны ТЕРЕЩЕНКО, привлечен к строгой партийной ответственности. Этот случай является возмутительным случаем.
 
В постановлении ЦК ВКП(б) и Совнаркома Союза указано о том, что допрос обвиняемых по делам проводился на протяжении долгого времени месяцами. Протоколы допросов не составлялись и только лишь после нескольких допросов и разговоров составлялись общие протоколы. В протоколы допроса не все записывалось то, о чем говорил обвиняемый, не проводилась документация дела. Извращение следствия имело место и в нашей работе. Это грубейшее нарушение наших социалистических законов, процессуальных норм, использовывали враги народа.
 
Безответственное отношение к ведению следствия, нарушение процессуальных норм при ведении следствия, необоснованные аресты, — всем этим враги народа, пробравшиеся в органы НКВД и прокуратуры, пользовались в своих целях.
 
Указанные нарушения законов, безусловно, есть следствие того, что в практической работе зачастую существовала семейственность, не было большевистской принципиальности, т. е. тогда, когда практический работник нарушает законы, его нужно потянуть в партийную организацию и спросить — почему он нарушает наши советские законы и политику нашей партии? При такой постановке работы мы, безусловно, избежали бы от тех нарушений, которые имели место в нашей работе, и об этом говорится в постановлении ЦК ВКП(б) и Совнаркома Союза.
 
Нужно со всей прямотой сказать, что органы прокуратуры недостаточно осуществляли надзор за следствием, не принимали решительных мер к устранению недостатков. Выступая сегодня на этом совещании по обсуждению этого величайшего документа, я, как прокурорский работник, в указанных недочетах также виновен потому, что всякий допустивший невыявление нарушения в деле, т. е. проглядевший нарушение, прокурор, по сути, проштамповал дело.
 
... Расследование дел должно проходить в соответствии с требованиями ст. ст. процессуального кодекса. Нужно также сказать, что наши практические работники недостаточно знают, а зачастую совсем не знают уголовного и процессуального права. Это обязывает нас в кратчайший срок освоить Уголовный и Процессуальный кодексы.
 
Центральный Комитет нашей Партии и наше Правительство в своем постановлении очень крепко предупреждают работников НКВД, работников прокуратуры. Что за малейшее нарушение наших социалистических законов виновные будут привлечены к строжайшей, судебной ответственности. ...
 
Тов. МИЩЕНКО. Секретарь обкома КП(б)У.
 
Проводимое наше совещание вызвано в результате получения политического документа постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б), который для нас — коммунистов и чекистов — обязателен. Постановление с полной ясностью указывает о всех недочетах, вскрытых в работе органов НКВД и Прокуратуры. Нужно всем не только прочесть постановление, но и изучить абсолютно подробно.
 
Мы имеем ряд постановлений и решений ЦК ВКП(б). Но эти постановления зачитываются, а после, через некоторое время, их забываем, и в связи с этим, делаем политические ошибки в нашей практической работе. Правда, в настоящее время органы НКВД комплектуются новыми кадрами, которые, не зная установок в чекистской работе, допускают ряд ошибок и извращений. Всем Вам должно быть ясно, что допускать ошибки в агентурно-оперативной работе органов НКВД исключительно опасно, т. к. органы НКВД решают судьбу людей и допущенная ошибка иногда является непоправимой. Все это делается потому, что мы с Вами забыли, что являемся членами партии и решения высших партийных органов для нас всех являются обязательными. У Вас, видимо, ведомственная дисциплина стоит выше партийной дисциплины, а это очень плохо. Если это поймут все наши работники, то не будут ожидать приказа об отведении специального дня для партийной учебы, как это было сказано одним из работников района.
 
На местах имеют место факты, когда секретари райпарткомов извращают положение о взаимоотношениях с начальниками РО НКВД  обратно, есть случаи, когда начальники органов НКВД, являющиеся членами районных партийных комитетов, не всегда являются на заседания РПК. Эти явления надо изжить и работу строго контрактировать . Ознакомлять секретарей РПК с агентурной работой нельзя. Нужно строить работу в полном контакте, однако никто не дал права секретарям РПК лично распоряжаться работниками НКВД и давать им поручения в ущерб основной чекистской работе. И в такой же мере начальнику РО НКВД нельзя распоряжаться кадрами РПК.
 
Здесь отдельные товарищи неправильно указывали на то, что якобы органы НКВД проводили заготовку овощей. Это неверно, т. к. органы НКВД не являются заготовительным аппаратом. Органы НКВД, безусловно, оказали соответствующую помощь в проведении этого исключительно важного политического мероприятия Правительства.
 
В решении ясно указано, что все допущенные ошибки в части ведения следствия, надо немедленно изжить и начать оформлять  дела в соответствии с имеющимися указаниями в приказах по ведомственной линии.
 
Высказались — 18 чел.
 
Тов. КОРАБЛЕВ.
 
В своих выступлениях многие из товарищей повторяются и поэтому продолжать прения считаю нецелесообразно.
 
По возвращении к месту работы нужно всем начальникам РО НКВД и оперсоставу провести инструктаж агентуры с тем, чтобы вся агентура была направлена на поимку шпиона ЛЕЩЕНКО, представляющего из себя серьезного румынского разведчика. Особо подчеркиваю необходимость проведения этих мероприятий в районах пограничной зоны.
 
Отдельные товарищи высказывались в свете постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) правильно.
 
В части отсутствия кадров. Должен сказать, что положение тяжелое не только у нас, но и в центре. Этот вопрос разрешается за счет мобилизации лучших членов ВКП(б) и комсомольцев по линии партийных и комсомольских организаций. Сейчас положение с набором людей для работы в органах НКВД обстоит совершенно иначе, чем раньше. Прием, увольнение и перемещение чекистских кадров производится только по согласованию с обкомом КП(б)У.
 
Еще раз заостряю внимание всех начальников райотделений НКВД и оперативный состав области, что первостепенной нашей задачей на сегодняшний день является поднять и оформить все агентурные материалы . Нужно понять, что без достаточных материалов арестовывать нельзя.
 
... Тов. ЖЕЖЕРУН (начальник Чечельникского РО НКВД) указал на то, что якобы секретарь РПК требует информацию на РПК об агентурной работе. Это, безусловно, неверное требование секретаря РПК и делать это ни в коей мере нельзя.
Секретаря РПК можно только информировать о состоянии проведенной политкампании, для того, чтобы он мог ориентироваться во всех имеющихся недочетах в районе.
 
В отношении отсева в агентурной сети балласта. Необходимо ранее тщательно изучить, а затем решать. Больше уделять внимания поднятию из числа архивных дел и лучших людей отбирать для агентурной работы и продолжать вербовку новой работоспособной агентуры, которая могла бы вскрывать глубоко засевшее контрреволюционное подполье.
 
СЕКРЕТАРЬ УНКВД УССР ПО ВИННИЦКОЙ ОБЛАСТИ
СЕРЖАНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСТНОСТИ подпись РАССИЙ
 
Галузевый державный архив Службы безпеки Украины (ГДА СБУ), ф. 16, он. 31, спр. 39, арк. 93-108. Заверенная копия. Машинопись.
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.