№6. Из протокола заседания закрытого партийного собрания сотрудников УНКВД по Ворошиловградской области о деятельности Г. Коркунова. 17 января 1939 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1939.01.17
Период: 
1939
Метки: 
Источник: 
Эхо большого террора Т.1, М. 2017
Архив: 
ГДА СБУ, ф. 5, спр. 67462, арк. 1-13. Копия. Машинопись

17 января 1939 г.

[...]

ЗАКРЫТАЯ ЧАСТЬ ПАРТСОБРАНИЯ

СЛУШАЛИ: о постановке вопроса о ставленниках врага народа — УСПЕНСКОГО (заявление т. СУДА).
ПОСТАНОВИЛИ: этот вопрос разобрать в присутствии тов. КОРКУНОВА.

[...]

СЛУШАЛИ: Заявление тов. СУДА о ставленниках врага народа УСПЕНСКОГО.

[СУД.] Я работаю в Ворошиловградской области с самой ее организации. Присматриваясь к деятельности КОРКУНОВА, я пришел к убеждению, что КОРКУНОВ нечистоплотен как чекист и коммунист.

УСПЕНСКИЙ разоблачен как враг народа, а КОРКУНОВ является его ставленником.

6-го января с.г. КОРКУНОВУ необходимо было в порядке самокритики вскрыть все недостатки в агентурно-оперативной работе по его же вине. Он этого не сделал, а наоборот — прикинулся тем, что он молодой начальник УНКВД, что он был закинут УСПЕНСКИМ, а в действительности он имел с ним связь не только по телефону, но и часто по его вызовам ездил в г. Киев.

На совещании 6-го января с.г. я начал говорить о недостатках в оперативно-следственной работе и думал критиковать Коркунова, но мне не дали, ограничили регламентом.

В оперативно-следственной работе была штурмовщина, налеты на районы, массовые, необоснованные аресты. КОРКУНОВ давал задания каждому следователю заканчивать по 7 следственных дел в один день.

Были указания УСПЕНСКОГО 1 000 чел. арестовать и мы это делали. Мы выполняли даваемые нам лимиты.

По указанию КОРКУНОВА мы арестовывали пачками без всякого основания. Впоследствии в следственных группах в Серго, Старобельске и Красном Луче начали пачками их освобождать

В результате вредительской работы КОРКУНОВА мы имели провал в агентурно-оперативной работе.

Если мы поинтересуемся, то найдем во многих районах пустые папки с санкцией КОРКУНОВА «арестовать и размотать» [арестованных], которых впоследствии освобождали.

Что собой представляет как коммунист КОРКУНОВ?

Взять первый месяц его работы. КОРКУНОВ зажимал критику, не давал возможности вскрывать недостатки и развернуть партийно-массовую работу. Также КОРКУНОВ давал вредительские установки по агентурной работе, задание КОРКУНОВА было вербовать по 20 чел. в день без целеустремленности, с расчетом, что если останется один хороший агент — что хорошо. Это неправильно. Это палочки для отчетности Киеву, они нам не нужны, нам нужна работа.

На документацию были привлечены инспектора милиции, а теперь их арестовали за извращение в следствии. Правильно арестовали. А кто дал установку привлекать работников милиции для документации по следственным делам? Отвечаю — КОРКУНОВ.

Существует вредительство по кадрам. Вы не найдете такого работника, который бы спокойно работал, [шло] постоянно дергание и перемещение. Например,

назначили в Ровеньки ИВАНОВА, он еще не доехал до Ровеньков, а ему дают телеграмму возвратиться и он получает новое назначение.

Выступление т. СУДА прерывается.

ОБЩЕЕ ПАРТИЙНОЕ СОБРАНИЕ ПОСТАНОВИЛО:

в виду важности заявления т. СУДА, просить секретаря обкома КП(б)У тов. КВАСОВА придти на собрание и одновременно подождать приезда тов. КОРКУНОВА.

Собрание прерывается.

Собрание продолжается в присутствии т. КОРКУНОВА.

Трижды от имени партийного собрания по телефону просили секретаря обкома КП(б)У т. КВАСОВА придти на собрание, но он категорически отказался, заявив, что его присутствие не обязательно, что он дал указание через секретаря горкома КП(б)У прекратить собрание.

ПОСТАНОВИЛИ: учитывая, что тов. СУД вводную часть своего заявления доложил собранию, общее партийное собрание считает необходимым заслушать заявление т. СУДА до конца, после чего решить возрос о дальнейшем ходе собрания.

Голосовало: за — 56 чел., против — 6 чел.

Тов. СУД продолжает свое заявление в присутствии т. КОРКУНОВА и секретарей горкома КП(б)У т.т. ТУЛЬНОВА и КОСТЕНКО.

Тов. СУД. КОРКУНОВ является ставленником врага народа УСПЕНСКОГО. Многие из нас работали честно, несмотря на их вражеские директивы.

В чем сущность штурмовщины? Это дергание людей из районов, выполнение лимитов УСПЕНСКОГО — это есть прямая вражеская директива и она нами выполнялась.

В Кагановичском районе были массовые аресты по санкции КОРКУНОВА, но потом когда он узнал, что дело далеко зашло и его могут разоблачить, он начал пачками освобождать невинно арестованных людей.

6.01. с.г. на совещании все валили на заместителя наркома НКВД СССР т. БЕЛЬСКОГО, а в действительности в Донбассе большую вражескую работу провел УСПЕНСКИЙ и его ставленники.

Пусть кто-либо из работников скажет, была ли возможность работать с агентурой и вести правильно агентурные разработки? Нет, этой возможности не было. КОРКУНОВ не давал этой возможности.

Арестованный МАКСИМЕНКО — враг, провокатор. Я в этом не сомневаюсь, наша задача разоблачать врагов, но никто не давал права убивать на следствии людей. МАКСИМЕНКО убит КОРКУНОВЫМ, СОКОЛОВЫМ и ВОСКОБОЙНИКОВЫМ.

В Ворошиловграде много старых большевиков, которые участвовали в гражданской войне вместе с т. ВОРОШИЛОВЫМ, часть из них арестованы. Я не верю, чтобы они были все враги.

Я имел возможность разговаривать со старыми большевиками, один с 1905 года, а другой с 1917 г. Я интересовался у одного из них о его жизни. Он мне рассказывал, что жил плохо, что он обращался за помощью к ТЕРЕХОВУ, чтобы он помог достать квартиру, но последний [ни]каких мер для улучшения быта старого большевика не принял. Спрашивается — если бы ТЕРЕХОВ его завербовал в организацию, то достал бы он ему квартиру, безусловно, достал, но он этого не сделал.

ЭПШТЕЙН убит УДОВЕНКО.

КИРЮХИН, старый большевик, участник отряда тов. ВОРОШИЛОВА. Прошел по нескольким косвенным показаниям как участник «правотроцкистской организации». При допросе ВОСКОБОЙНИКОВ уличал КИРЮХИНА во вражеской работе, говорил ему: «Ведь у вас найдена книжка на право входа в клуб старых большевиков?». Выходит, что клуб старых большевиков — клуб врагов.

Розыск УСПЕНСКОГО — это серьезный розыск врага, а как организован розыск у нас в области? Отвечаю — по-вражески. УСПЕНСКОГО ищет один СТРЕМОВСКИЙ. УСПЕНСКИЙ действовал как фашист, он ненавидел евреев, уничтожал евреев работников НКВД. Им и его ставленниками уничтожено и изъято с одной только Сталинской области до 70 % работающих там евреев. Например, ГОЛЬДМАНА и ПРИЦКЕРА взяли в центральный аппарат как выдвиженцев, а впоследствии их сослали в лагерь.

Партийная работа была в загоне. КОРКУНОВ не давал возможности проводить партийную работу. На первом партийном собрании записали об этом, но КОРКУНОВ вместе со своими приближенными, нарушая решения ЦК ВКП(б), созвал партийный комитет с активом и отменил решение партсобрания. Спрашивается, кто дал право отменять решение партсобрания без партийного собрания.

6.01. с. г. было совещание, но на нем говорить не давали. КОРКУНОВ говорил, что он будет самокритичен, но он им не был и не рассказал о своей связи с врагом народа УСПЕНСКИМ.

Секретарь парткома ГУДКОВ не имеет своего мнения, делает то, что ему диктует КОРКУНОВ. Я имею факты, когда ГУДКОВ переделывал протоколы партийного собрания по предложению КОРКУНОВА, т. е. корректировал решение.

Я требую, чтобы сегодня КОРКУНОВ рассказал о своей связи с УСПЕНСКИМ, а также о своем социальном прошлом.

КОРКУНОВ создал вокруг себя группу лиц — подхалимов, которые ходят по кабинетам и выведывают настроения сотрудников. Это ВОСКОБОЙНИКОВ, СОКОЛОВ, ГЕТМАН, БРУК, ЧЕРНОУСОВ.

Я сам видел сводку ВОСКОБОЙНИКОВА на столе у КОРКУНОВА, под заголовком «О характерных реагированиях сотрудников».

Наряду с этим, собрание должно знать, что КОРКУНОВ незаконно расходовал на себя до 30 тыс. государственных средств. На это есть документы. КОРКУНОВ случайный человек в партии и дальнейшее его пребывание в партии невозможно.

Тов. ТУЛЬНОВ. Заявление т. СУДА серьезное и ответственное заявление. Он предъявил обвинение т. КОРКУНОВУ не только уголовного, но и политического характера. Поэтому мы должны проверить это заявление, исходя не из сердца, а из рассудка. Я думаю, что СУД сумеет изложить свое заявление в письменной форме, а пока на этом партийное собрание закроем. Я также думаю, что парторганизация НКВД доверяет обкому и горкому партии, которые займутся тщательно этим вопросом и проверят факты, изложенные в заявлении СУДА.

Каждый член партии также имеет право, если у него есть какие-либо факты о КОРКУНОВЕ, сообщить обкому и горкому партии. Поэтому предлагаю заявление т. СУДА поручить проверить обкому и горкому КП(б)У, а сейчас собрание закончить.

ПОСТАНОВИЛИ: собрание закончить. Заявление т. СУДА принять к сведению. Просить обком и горком КП(б)У тщательно проверить заявление СУДА. Очередное партсобрание созвать на 19.01.1939 г.

Поступило заявление т. КОКУНОВА, что он хочет дать объяснение по некоторым моментам заявления т. СУДА.

ПОСТАНОВИЛИ: Предоставить слово тов. КОРКУНОВУ для заявления.

Тов. КОРКУНОВ. Прежде всего, я должен со всей ответственностью заявить партийному собранию, что выступление т. СУДА по целому ряду фактов является тенденциозным и непартийным. Этим я объясняю его горячность и поэтому было много крика, там, где факты слабоватые.

Выводы сделал СУД для меня, как для человека, чудовищные и серьезные. СУД говорил без фактов, на голом месте строил измышления.

Ставленником УСПЕНСКОГО я не был и оснований для этого нет. Я был назначен начальником Управления НКВД тов. ЕЖОВЫМ. Я со всей партийной решительностью откидываю обвинение о моей связи с УСПЕНСКИМ. УСПЕНСКОГО я не знал до приезда в г. Киев.

О штурмовщине. Задним умом все мы умные, я сейчас тоже умный. Штурмовщина — это вражеский метод, я согласен, но таковы были установки сверху. Если говорить о шумихе, то вы, тов. СУД, делали больше всех. Вы кричите о вредительстве в Донбассе и там вредили сами. Я в Старобельском просмотрел 250 дел, полученных со Сталине и многих буду освобождать. Так как враги насадили [в тюрьму] 250 калек, без глаз, ног и т. д.

СУД строил свой конспект на голых фактах, обвиняя меня в огульных санкциях на аресты. А ведь раньше при руководстве Донецкой области, аресты санкционировались по спискам, а мы эти списки поломали и ввели прокурорскую санкцию.

Я категорически заявляю, что не давал санкции арестовывать подряд, поэтому заявление СУДА клеветническое и ложное.

Когда организовывалась область, мы начали свою работу с пересмотра всех имеющихся учетов врагов. Правильно мы взяли линию? Правильно. Ведь мы брались за учеты для того, чтобы искать основание для этого, чтобы брать действительных врагов.

СУД предъявил мнение обвинение о лимитах, что это вражеская директива. Я этой директивы не давал, что мне приказывали, я то и исполнял. Я говорил на совещании, что имели аппарат по штату 100 чел., а на лицо было 40, проводили большую работу на месте и выезжали на районы.

Я могу признать вину в том, что я был горяч, что мы суетились, бегали, но ведь я был всего месяц начальником управления, не имея опыта. Может быть и не влез в колею как это должно быть. Но заявить, что была специальная вражеская линия в работе — это клевета, это ложь.

Как мы говорили по вопросу агентурной работы, как мы строили ее? Разве я давал вам установки не вербовать? Я с первых дней своей работы делал все, что подсказывала мне партийная совесть.

О ЦИФРАХ АРЕСТОВАННЫХ.

СУД обвинял меня в том, что я нажимал и говорил: «Мало арестовываем». Это верно, так было. Я выполнял указания, которые давались сверху, у меня требовали сведения за каждую пятидневку НКВД УССР об арестах и я как большевик требовал арестовывать людей, но не без оснований.

СУД говорил о состязаниях в этой части. Привожу цифры:

3-й [отдел] УГБ при аппарате 21 чел. арестовали 95 чел.
4-й [отдел] УГБ [при аппарате] 22 чел. [арестовали] 156 чел.
9-й [отдел] УГБ [при аппарате] 22 чел. [арестовали] 36 чел.
7-й [отдел] УГБ арестовали — 13 чел.
6-й [отдел] УГБ арестовали — 16 чел.
Особый Отдел арестовали — 16 чел.

Вот вам результаты состязания. Никакого состязания не было.

Надо оказать откровенно, в порядке самокритики, что по отдельным показаниям мы брали огульно. Опять таки такая установка .была сверху и мы ее осуществляли, но это я не считаю вредительством.

Были факты, когда отдельные враги оговаривали честных людей, но мы сами проверяем и сейчас на ходу исправляем свои ошибки.

Пусть скажут следователи — начальники отделений как я утверждал справки на арест. Я подписывал справки только те, в которых излагались достаточные основания для этого. Я много справок возвращал, не давая санкции, а справки на членов партии я особенно внимательно просматривал, а также имеющиеся компрометирующие материалы, после чего подписывал вместе с секретарем обкома партии.

МАКСИМЕНКО я не допрашивал, его допрашивали в 3-м отделе сперва, а затем киевская бригада. Последняя допрашивала, надо сказать безобразно, но я как начальник управления был в стороне.

До приезда киевской бригады, мы работали спокойно, тихо и если применяли к отдельным врагам физическое воздействие, то с партийной совестью, что бьем настоящего врага.

Заявление СУДА, что МАКСИМЕНКО был убит на следствии — это ложь.

О СТАРЫХ БОЛЬШЕВИКАХ.

СУД заявляет, что в Ворошиловграде было 50 старых большевиков, и они почти все арестованы, это ложь. СУД не в курсе дела. Есть у нас арестованные бывш[ие] старые большевики, их можно на пальцах пересчитать 3 или 4 человека. Один из них член партии с 1904 г., а с 1908 г. — провокатор царской охранки. Другой БОГДАНОВ, член партии с 1910 г., махровый троцкист.

СУД не разобрался и не в курсе дела, выступая с клеветническим заявлением.

Насчет ЭПШТЕЙНА — прошу расследовать.

РОЗЫСК.

СУД заявил, что никто не занимается розыском врага УСПЕНСКОГО, кроме СТРЕМОВСКОГО. Это ложь. Вся партийная организация мобилизована на розыск. Даны директивы районам. Я никогда не кривил душой перед партией и если бы были у меня ошибки, я бы о них сказал.

ВРЕДИТЕЛЬСТВО В КАДРАХ.

8 начальников райотделов НКВД я снял и правильно снял. Нельзя было оставлять их на руководящей, работе. Одновременно во многих районах мы освежили руководство.

Справку по этому вопросу может дать отдел кадров.

В отношении дергания я могу согласиться, что были отдельные факты.

По милости бандита УСПЕНСКОГО я 4 мес. руковожу аппаратом без помощника. Нагрузка такая, что иногда кое-кого дергал и, может быть, и грубил.

ПРИЦКЕР и ГОЛЬДМАН поехали на выдвижение. Какое отношение я имею к этим выдвижениям, я не знаю. Я дрался за людей. По возможности отстаивая их, не хотел отпускать, но ведь это от меня не зависело.

ПАРТИЙНАЯ РАБОТА.

СУД заявляет: «КОРКУНОВ приказывал переделывать протоколы партсобраний». Это ложь. У нас были собрания партгрупп, где обсуждались вопросы агентурно-оперативной работы. Я просил т. ГУДКОВА, что бы для Наркома т. КОБУЛОВА некоторые протоколы перепечатать и послать для ознакомления. Их перепечатали с корректировкой т. СОКОЛОВА, но я не думаю, что он их искажал.

О СВЯЗИ С УСПЕНСКИМ.

Я говорил па прошлом совещании, что отношение УСПЕНСКОГО ко мне и к области было хамское. УСПЕНСКИЙ звонил ко мне очень редко и я ему тоже звонил редко. Почти все указания из Наркомата я получал через тов. ЧИСТОВА из Сталине.

Был случай, когда мне позвонил УСПЕНСКИЙ и в течение нескольких минут я выслушивал похабщину, он облил грязью меня с головы до ног. Будучи оскорбленным как человек, я не мог работать и поехал домой. Там я подумал и решил позвонить тов. ЕЖОВУ. Для этого приехал обратно, но затем передумал, как говорят пороху не хватило.

Все же я позвонил т. ЧИСТОВУ как соседу по области и рассказал о разговоре со мной УСПЕНСКОГО и его хамском отношении. ЧИСТОВ знает этот случай и может подтвердить. После этого я не звонил УСПЕНСКОМУ и в Киеве бывал только по вызову.

В отношении агентуры в аппарате я прошу расследовать. Это клевета.

О ДЕНЬГАХ.

У нас есть такие средства, которыми я как начальник управления распоряжаюсь и расходую. Больше, чем требует мой желудок, я не брал. Прошу проверить.

В ЧАСТИ СОЦПРОШЛОГО.

Родился я в 1904 г., хозяйство отца до революции и после революции середняцкое. Семья состояла из 13 чел. Старший брат был коммунист, в 1918 г. расстрелян белыми. Когда белые пришли, хозяйство было разгромлено. Отец и другой брат скрывались, а затем были арестованы белыми.

Впоследствии отца освободили, а брата мобилизовали белые и послали на фронт.

Через некоторое время брат вернулся от белых и работал в волисполкоме. До 1919 г. я жил в селе при семье, я стремился учиться, в 1920 г. учился, а в 1921 г. учебу оставил и работал в Свердловске в политпросвете, а затем по найму до 1923 г. В 1923 г. поступил в Свердловский институт, но проучившись два года, заболел и больше не учился. В 1927 г. ушел в армию, там был принят в партию. Из армии перешел работать в органы ГПУ. Третий мой брат был кандидатом ВКП(б), работал председателем сельсовета, но за какие-то дела служебного порядка был снят. Он приехал ко мне по месту моей работы в Житомир. Узнав, что он не снялся с партийного учета, я его направил обратно с письмом к секретарю РПК и нач[альнику] РО НКВД. Но как позже мне стало известно, он обратно не поехал, а через год я узнал, что он арестован и осужден на 3 года. Затем он был освобожден досрочно.

На этом общее закрытое партийное собрание было окончено.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ] СОБРАНИЯ                                                       (ВОРОНОВ)

СЕКРЕТАРЬ                                                                                    (КИТЧЕНКО)

Верно:

ГДА СБУ, ф. 5, спр. 67462, арк. 1-13. Копия. Машинопись.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.