Приговор Военного трибунала войск НКВД Киевского округа по делу И.М. Кораблёва и А.М. Запутряева. 6 мая 1941 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1941.05.06
Период: 
1941
Метки: 
Источник: 
Эхо большого террора Т. 2, книга 2, М. 2019
Архив: 
ГДА СБУ, ф. 5, on. 1, спр. 66927, т. 9, арк. 183-187 зв., оригинал, рукопись на бланке. Документ (заверенная машинописная копия) впервые опубликован в книге: Реабiлiтованi icmopiю: У двадцяти семи томах. Виннницкая область. — Кн. 5. — С. 157-161.
6 мая 1941 г. 
Совершенно секретно
Форма № 1
 
Дело №_______19___г.
 
ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК
 
1947 г., мая 6-го дня, Военный Трибунал войск НКВД Киевского округа в закрытом судебном заседании в составе:

Председательствующего — военюриста 1-го ранга Васютинского
и членов:                               1. т. военюриста 3-го ранга Нестерова
                                               2. мл. лейтенанта госбезопасности Назарова
при секретаре                       военюристе т. Писареве,

без участия прокурора и защиты,

рассмотрев дело по обвинению бывш[его] начальника УНКВД по Винницкой области, майора государственной безопасности Кораблёва Ивана Михайловича, 1899 г. рождения, уроженца с. Мисино Холменского уезда, русского, гр[аждани]на СССР, члена ВКП(б) с 1919 года по день ареста, образование низшее, в органах НКВД с 1920 г., несудимого, в момент ареста — заместитель начальника Архангельского бумстроя НКВД, депутат Верховного Совета УССР, и бывш[его] зам[естителя] начальника 3-го отдела УНКВД по Винницкой области, лейтенанта государственной безопасности Запутряева Александра Михайловича, 1903 г. рождения, уроженца д. Боровицы Калининской области, русского, гр[аждани]на СССР, члена ВКП(б) с 1924 года по день ареста, образование незаконченное высшее, в момент ареста — стершего] инспектора при директоре Кировского завода в гор. Ленинграде, несудимого, в органах НКВД с 1934 года, обоих в преступлениях, предусмотренных ст. 206-17 п. «б» УК УССР,

установил:

В практике Винницкого УНКВД в 1938 г. в бытность у руководства бывш. начальника Управления Кораблёва, по установкам последнего, слепо выполнялись вражеские задания бывш. наркома внутренних дел УССР Успенского по проведению массовых арестов гр[ажда]н независимо от наличия компрометирующих материалов на них с последующим применением к арестованным незаконных методов следствия с целью получения от них признания в к-p деятельности для репрессирования возможно большего числа людей, якобы причастных к различным антисоветским формированиям, искусственно создававшимся в Винницком УНКВД по ориентировкам врага народа Успенского.

На этой почве вместо работы по выявлению действительных а[нти]/с[оветских] элементов Кораблёв при участии Запутряева и др. сотрудников УНКВД — Ширина, Майструка, Пришивцына, Данилейко и Бутенко, материалы о коих выделены из настоящего дела, систематически и грубо нарушал социалистическую законность.

Так, например, по Винницкому УНКВД практиковались массовые аресты гр[ажда]н по так называемым оперативным листам, в коих райотделы НКВД по требованию УНКВД сообщали списки лиц с компрометирующими о них данными. На этих списках, а также на оперативных листах, составляемых отделами УНКВД, Кораблёв или его помощник Бутенко без всякой проверки действительных компрометирующих материалов, а в ряде случаев при явном отсутствии таковых, даже судя по их описанию в оперативных листах, делали отметки об аресте людей по указанным спискам, и означенные массовые аресты огулом утверждались Кораблёвым, а затем также без проверки наличия компрометирующих материалов эти аресты санкционировались быв[шим] Винницким областным прокурором Тернивским или его заместителем Другобицким. Так были санкционированы аресты 16/VI-1938 г. по трём оперативным листам 200 человек, в том числе были включены бывшие красные партизаны Гнатюк Даниил, Чабан Кирилл, Пасенко Макар, Ракич, Чернюк и др., на которых никаких компрометирующих материалов на день ареста не было. Означенные оперативные листы вместо Кораблёва были утверждены его помощником Бутенко.

Также были утверждены лично Кораблёвым при участии Ширина и Пришивцына 8/VII-1938 г. два оперативных листа на 287 человек, намеченных к аресту, среди коих оказались ряд лиц, безосновательно включенных, в том числе: Рудось Степан, Сосюк Ефим, Гавриш Константин и др.

При выполнении вражеской установки Успенского о вскрытии якобы повсеместно существующей к-p организации из бывш. красных партизан Кораблёвым произведены были массовые аресты среди б[ывших] красных партизан на Винниччине, из коих впоследствии ряд лиц были освобождены с прекращением о них дел, а часть осуждена к ВМН.

Выполняя эти же преступные установки, Запутряев сфальсифицировал справки на арест 3-х б[ывших] красных партизан — колхозника Полищука Филиппа, участника отряда Котовского, члена ВКП(б) Лазарева Георгия и б[ывшего] командира партизанского полка, члена ВКП(б) Масалова Кузьму.

Не располагая никакими компрометирующими материалами на указанных лиц, Запутряев собственноручно дописал в составленных на них справках о наличии якобы данных об их антисоветской деятельности, на основании чего Полищук, Лазарев и Масалов были арестованы 5-6/VI-[19]38 года, а санкции на указанные аресты от областного прокурора получены были 10-11 июня 1938 года.

Лазарев и Масалов, как видно из приобщённых следственных дел о них, осуждены Особой Тройкой УНКВД под председательством Кораблёва к ВМН лишь на основании их непроверенных и ничем не подтверждённых, явно неправдоподобных признаний в к-p деятельности. Полищук был освобождён позже, в 1939 г.

Под руководством Кораблёва и при его непосредственном участии в 1938 году произведены были также массовые аресты среди партийно-советского актива Винницкой области из лиц, проходивших по показаниям ранее арестованных из этой категории. При этом показания о причастности к к-p организациям добивались преступными методами следствия, как, например, путём групповых допросов, физических мер воздействия и допросов уже осуждённых к ВМН.

Такими преступными путями по б[ывшему] 4-му отделу было создано искусственно дело о к-p организации «Бунд», по коему было арестовано 18 человек, давших под влиянием физических мер воздействия вымышленные показания о своей принадлежности якобы к к-p организации, в результате чего были осуждены 7 чел. к ВМН и 10 чел. к разным срокам ИТЛ. (Один человек умер до суда).

Постановлением Пленума ВерхСуда СССР от 13/IV-1940 г. указанный приговор Винницкого облсуда был отменён и дело прекращено с освобождением всех из-под стражи, за исключением 4-х чел., умерших до отмены приговора в тюрьме.

По этому делу, как явствует из докладной записки Кораблёва на имя врага народа Успенского и показаний свидетелей из б[ывших] подследственных Винницкого УНКВД по этому делу — Эпельбаума, Уринцева и Когана, а также сотрудника Майструка, для всех обвиняемых по этому делу накануне судебного процесса, проводившегося в тюрьме, была создана такая обстановка, которая должна была их заставить подтвердить на суде ранее вынужденные на следствии показания.

Так же сфальсифицировано было по б[ывшему] 4-му отделу при участии Ширина, Пришивцына и Майструка дело о бывш. 3-ем секретаре обкома КП(б)У Юрьеве, секретаре горкома КП(б)У Лунькове и др., коих под влиянием физических мер воздействия также заставили дать вымышленные показания о своей причастности якобы к право-троцкистской к-p организации, и, добившись от них провокационным путём подтверждения этих показаний на суде, в результате чего Юрьев и др. были осуждены к ВМН, а часть — к разным срокам лишения свободы. Все они освобождены в результате отмены приговора кассационной инстанцией.

Аналогична фальсификация дела на работников сахарной промышленности — Кожушко, члена ВКП(б) с 1917 г., гл[авного] инженера, награждённого орденом Трудового Красного Знамени, и директоров сахарных заводов Матчинова и Доленко, осуждённых было по вынужденным у них показаниям к разным срокам ИТЛ, а ныне освобождённых из-под стражи.

Таким же преступным путём в Винницком УНКВД под руководством Кораблёва пытались создать дело «Молодая генерация», по коему были арестованы ряд лиц, подозреваемых в принадлежности к молодёжной к-p организации, в том числе и б[ывший] сотрудник УНКВД Фукс, позже в числе других освобождённый из-под стражи.

По б[ывшему] 3-му отделу в числе арестованных бывш. бессарабцев арестована была по подозрению в шпионаже политэмигрантка Райзман Ася, которая на протяжении всего следствия категорически отрицала инкриминируемую ей шпионскую деятельность, указывая в своих показаниях пути и лиц, в том числе членов партии, через которых следствие могло бы проверить правдивость её показаний. Несмотря на это, к Райзман были применены тяжёлые физические меры воздействия, в результате которых она длительное время пролежала в больнице, а затем Райзман в ночь с 28/VI на 29/VI-[19]38г. пыталась покончить жизнь самоубийством, но была снята с петли.

Запутряев, зная о незаконных методах следствия по делу Райзман и полном игнорировании следствием необходимой проверки её показаний при наличии отрицания ею обвинения в шпионской деятельности, всё же допустил оформление дела Райзман на судтройку, в результате чего она была осуждена к ВМН.

При активном участии Запутряева допущена была также фальсификация по делу о чешской к-p националистической организации, по коей по заданию Кораблёва были переоформлены протоколы допросов арестованных по этому делу Вашировского, Явурека и др. в числе 10 человек, показания коих о шпионской

деятельности в пользу чехословацкой разведки были переделаны Запутряевым и Водкиным (осуждён ранее за искривление соц. законности) на шпионаж в пользу германской разведки. При этом протоколы последних допросов были датированы задним числом, а старые протоколы из дела изъяты. Все они осуждены судтройкой УНКВД под председательством Кораблёва к ВМН.

Помимо указанной преступной практики, допущенной Кораблёвым по судостройке, им также грубо нарушена директива НКВД СССР за № 189 1938 года о неподсудности судтройке дел о специалистах (инженерах, врачах и т. п.), сотрудников НКВД и войск НКВД, а также военнослужащих со званием. После получения указанной директивы Кораблёвым пропущены через судстройку в сентябре и октябре 1938 г. ряд лиц указанных категорий, в том числе начальник штаба дивизии, имевший звание капитана, инженеры сахарных заводов, врачи, агрономы и сотрудники НКВД.

Привлечённые по настоящему делу к уголовной ответственности Кораблёв и Запутряев виновными себя признали частично, ссылаясь на обстановку при вражеском руководстве в НКВД УССР — Успенского в 1938 году.

Однако материалами дела и свидетельскими показаниями Кораблёв и Запутряев полностью изобличаются в инкриминируемых им преступлениях. При этом, как предварительным, так и судебным следствием вскрыты и карьеристские побуждения Кораблёва в совершённых им преступлениях, что подтверждается его докладными записками на имя врага народа Успенского, имеющимися в деле.

На основании изложенного Военный Трибунал признал виновными Кораблёва и Запутряева в том, что будучи первый — начальником областного Управления НКВД, а второй — ответственным оперативным работником УНКВД по Винницкой области и злоупотребляя своим служебным положением, грубо нарушали социалистическую законность, что выразилось со стороны обоих в производстве массовых необоснованных арестов, применении незаконных методов следствия, а также в фальсификации дел о к-p организациях, в том числе и безосновательных арестах б[ывших] красных партизан и лиц из партийно-советского актива. При этом Кораблёв признан виновным также в том, что из карьеристских побуждений стремился к всемерному расширению контингента лиц, намечаемых к аресту, и ускорению пропуска их через судтройку, в том числе и лиц неподсудных ей. В результате чего, как через судтройку, так и другие судебные инстанции были пропущены ряд дел по явно необоснованным материалам обвинения и осуждены к ВМН и разным срокам лишения свободы ни в чём не повинные граждане, в том числе и два б[ывших] красных партизана Лазарев и Масалов, дела на коих сфальсифицированы при участии Запутряева, каковые — преступления, учитывая их отягчающие обстоятельства, предусмотрены ст. 206-17 п. «б» УК УССР в отношении обоих.

В силу чего и руководствуясь ст. ст. 296 и 297 УПК УССР,

приговорил:

Кораблёва Ивана Михайловича и Запутряева Александра Михайловича на основании ст. 206-17 п. «б» УК УССР, лишив обоих присвоенных им специальных званий: первого — майора госбезопасности, а второго — лейтенанта госбезопасности, обоих к высшей мере наказания — расстрелу.

Приговор может быть обжалован в 5-тидневный срок со дня вручения выписки из приговора обоим осуждённым через ВТ, вынесший приговор, в Военную коллегию Верховного суда СССР.

Председательствующий
Васютинский

Члены:
Нестеров
Назаров

ГДА СБУ, ф. 5, on. 1, спр. 66927, т. 9, арк. 183-187 зв., оригинал, рукопись на бланке. Документ (заверенная машинописная копия) впервые опубликован в книге: Реабiлiтованi icmopiю: У двадцяти семи томах. Виннницкая область. — Кн. 5. — С. 157-161.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.