Обвинительный акт по делу А.Д. Балычева, Н.Г. Соколова, Л.Р. Воскобойникова, Л.М. Павлычева и Л.А. Тарасовского. 1 июля 1941 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1941.07.01
Период: 
1941
Метки: 
Источник: 
Эхо большого террора Т. 2, книга 2, М. 2019
Архив: 
ГДА СБУ, ф. 5, on. 1, спр. 38810, т. 7, арк. 367-374, оригинал, машинопись.

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ

По обвинению бывших работников органов НКВД: БАЛЫЧЕВА Алексея Дмитриевича — бывшего заместителя нач[альника] Ворошиловградского облуправления НКВД, СОКОЛОВА Николая Герасимовича — бывш[его] начальника 4[-го] отдела того же УНКВД,
ВОСКОБОЙНИКОВА Льва Рувимовича — бывш[его] врид начальника Следчасти того же УНКВД,
ПАВЛЫЧЕВА Леонида Михайловича — бывш[его] заместителя] начальника Киевского облуправления НКВД, а затем начальника 2[-го] отдела НКВД УССР,
ТАРАСОВСКОГО Льва Ароновича — бывшего] начальника
2[-го] отделения 2[-го] отдела НКВД УССР, —
всех по ст. 206-17 п. «б» Угол[овного] Кодекса УССР.

В период времени 1938 г. бывшие работники органов НКВД БАЛЫЧЕВ, СОКОЛОВ, ВОСКОБОЙНИКОВ, ПАВЛЫЧЕВ и ТАРАСОВСКИЙ в своей практической работе допускали грубейшие нарушения социалистической законности, что выражалось в применении ими извращённых методов следствия и фальсификации следственных материалов по делам.

Конкретно их преступная деятельность выразилась в следующем:

1) Выполняя волю и установки ныне репрессированных врагов народа УСПЕНСКОГО и бывш[его] начальника Ворошиловградского облуправления НКВД КОРКУНОВА (л. д. 11 3[-го] т., 93, 94, 95, 99, 100, 101 6[-го] тома дела), БАЛЫЧЕВ и СОКОЛОВ в период времени июль-сентябрь м[еся]цы 1938 года арестовали значительное количество ответственных работников партийных и советских организаций города Ворошиловграда и области, в том числе старейших участников революционного движения, орденоносцев и депутатов Верховного Совета УССР (БОГИНЮ, ЧУМИЧЕВА, МАКСИМЕНКО, КАПУСТИНА, ХОДОСА и др.).

Так как на этих лиц не было достаточных компрометирующих материалов, то указанные выше БАЛЫЧЕВ, СОКОЛОВ, а также ВОСКОБОЙНИКОВ и ТАРАСОВСКИЙ путём применения извращённых методов добились получения от арестованных признаний о своём участии в контрреволюционной организации и оговора целого ряда других лиц.

Таким образом было создано дело о контр-революционной троцкистской организации в гор. Ворошиловграде.

2) От арестованного 2-го июля 1938 года СТЕЦЕНКО — бывш[его] секретаря партийного комитета паровозостроительного завода имени Октябрьской революции и ТЕРЕХОВА — бывш[его] секретаря Ворошиловградского городского партийного комитета КП(б)У были получены «показания» об участии их в право-троцкистской организации, причём добыты показания и на других «участников» этой организации: от СТЕЦЕНКО — на 123 челов. и от ТЕРЕХОВА — на 80 человек.

На основании этих «показаний» впоследствии было арестовано 40 человек, из коих 4 человека (ПИВОВАРОВ, ЛОГВИНОВ, ТАРАН и ЖИТНЫЙ) осуждены, главным образом, по тройке к ВМН, а в отношении остальных лиц дела производством прекращены и арестованные из-под стражи освобождены (см. обзоры прекращённых] дел).

Расследованием установлено, что извращённые методы следствия обвиняемыми БАЛЫЧЕВЫМ, СОКОЛОВЫМ и ВОСКОБОЙНИКОВЫМ к арестованным были применены при следующих обстоятельствах.

Сфальсифицированный СОКОЛОВЫМ протокол допроса ТЕРЕХОВА был дан ему на подпись спустя продолжительное время после допроса (л. д. 346-375 1 [-го] т., 12, 13, 146,238,280,281,350 3[-го]т., 200-271 5[-го]т.).

Арестованному 2 июля 1938 г. СТЕЦЕНКО был устроен «конвейер», а именно: он с 3 по 17-е июля почта беспрерывно был на допросе у разных сотрудников УНКВД.

В результате применения к СТЕЦЕНКО извращённых методов следствия он был вынужден подписать сфальсифицированные СОКОЛОВЫМ показания об участии как самого СТЕЦЕНКО в контрреволюционной организации, так и указать на большое число др. лиц как участников организации (л. д. 209-238 1 [-го] т., 158 2[-го] т., 109 и 146 3[-го] т., 87, 142, 364-380 5[-го] т. дела).

Как дело ТЕРЕХОВА, так и дело СТЕЦЕНКО, в 1940 году производством прекращены, и они из-под стражи освобождены.

Извращённые методы следствия СОКОЛОВ применил также в отношении арестованных КАПУСТИНА, КОЛЕСНИКОВА, ХОДОСА и ряда др[угих] лиц (л. д. 195-208, 239-330, 376-385, 397-413 1[-го] т., 12, 13, 14 2[-го] т., 16, 157, 215, 222, 3[-го] т.), а ВОСКОБОЙНИКОВ — в отношении арестованных БОГДА-

НОВА, КОРЧАГИНА, КИРЮХИНА и др. лиц (л. д. 195-208, 243, 244, 282-298, 299, 301, 304, 318-345, 385-396 1 [-го] т., 12 2[-го] т., 4, 15, 266 3[-го] т., 157 и 222 5[-го] т.).

Целью этих извращённых методов являлось добиться от арестованных показаний об участии их в контр-революционной организации.

Вынужденные этими незаконными действиями со стороны СОКОЛОВА и ВОСКОБОЙНИКОВА арестованные дали желаемые им показания.

1)   12-го июля 1938 года без всяких к тому оснований был арестован МАКСИМЕНКО (орденоносец, бывш[ий] красный партизан).

21-го июля того же года ВОСКОБОЙНИКОВ предъявил обвинение МАКСИМЕНКО в том, что «он является одним из руководителей военноповстанческого штаба право-троцкистской организации», хотя в распоряжении ВОСКОБОЙНИКОВА материалов об этом не было.

Так как МАКСИМЕНКО виновным себя в совершении контр-революционных преступлений не признавал, то это признание у него решили получить незаконными методами.

С этой целью МАКСИМЕНКО в средних числах июля месяца 1938 г. (точная дата не установлена) был помещён в специально отведённую камеру Ворошиловградской тюрьмы, где к нему были применены незаконные методы следствия в виде физического насилия со стороны БАЛЫЧЕВА, ВОСКОБОЙНИКОВА, ТАРАСОВСКОГО и ещё одного сотрудника УНКВД.

Вынужденный этим насилием МАКСИМЕНКО дал «показания» о своём участии в к-p организации и указал на ряд других лиц как «участников» этой организации.

Применённые к МАКСИМЕНКО меры физического воздействия вызвали у него тяжёлые последствия в виде гангрены ягодиц и общего истощения организма, в результате чего он 24 сентября 1938 года умер в тюрьме (л. д. 16-21, 22-27, 89-90, 92-100, 105-107, 110-112, 113-116, 127-129, 140-145 2[-го] тома, 33, 123 3[-го] т., 374, 434-436,445, 446 6[-го] т.).

2)   6 июля 1938 года обвиняемыми по делу БАЛЫЧЕВЫМ и СОКОЛОВЫМ были применены аналогичные меры физического воздействия к арестованному ЭПШТЕЙНУ — б[ывшему] члену ВКП(б), не дававшему показаний об участии в контрреволюционной организации, в результате чего 11 июля того же года ЭПШТЕЙН умер в камере тюрьмы (л. д. 145, 146 3[-го] т., 181, 222-224 7[-го] т. дела).

3)   Обвиняемый БАЛЫЧЕВ, работая в 1937 году в Макеевском горотделе НКВД, в своей работе также допускал извращённые методы.

5 августа 1937 года Макеевским горотделом НКВД был арестован чёрнорабочий колхоза имени Тельмана КРАФТ Э.П. по подозрению в участии в контрреволюционной фашистско-диверсионной организации.

31 октября 1937 года Особым совещанием при НКВД СССР КРАФТ был осуждён к ВМН.

БАЛЫЧЕВ, желая получить от КРАФТА показания на др. лиц, 10 ноября 1937 года применил к нему извращённые методы следствия в виде физического воздействия, от чего КРАФТ в тот же день умер в здании Горотдела НКВД.

Вызванный для осмотра трупа судебно-медицинский эксперт ПЕТРОВ констатировал как вероятную причину смерти паралич сердца. Вскрытие трупа КРАФТА произведено не было (л. д. 132, 376, 501-503 6[-го] т., 29-30 7[-го] т.).

1)  Расследованием установлено, что обвиняемые по делу ПАВЛЫЧЕВ (занимавший должность заместителя начальника 4[-го] отдела НКВД УССР) и ТАРАСОВСКИЙ (оперуполномоченный того же отдела) к арестованному 3 июля 1938 года по распоряжению врага народа УСПЕНСКОГО члену ВКП(б) БОЛОТЦЕВУ дважды применили меры физического воздействия, вынуждая его дать показания о своём участии в контр-революционной организации, в результате чего БОЛОТЦЕВ 13 июля 1938 года умер в тюрьме НКВД УССР (л. д. 1-44, 49-53, 115 об., 121, 166, 173, 182 4[-го] т., 25-26, 82-85 7[-го] т.).

Насколько ПАВЛЫЧЕВ и ТАРАСОВСКИЙ были далеки от выполнения требований закона, свидетельствует тот факт, что на арестованного БОЛОТЦЕВА не было даже заведено следственное дело (л. д. 15 4[-го] т. и 11 7[-го] т.).

2)  5-го июля 1938 года без достаточных оснований Киевским облуправлени- ем НКВД (с санкции УСПЕНСКОГО) был арестован старший инспектор отдела кадров этого УНКВД, член ВКП(б) МОЖЕЙКО.

Следствие по делу МОЖЕЙКО производил бывш[ий] начальник 9[-го] отдела УНКВД СТРОИЛОВ.

Ввиду того, что МОЖЕЙКО не давал показаний о своём участии в контрреволюционной организации, к нему со стороны ПАВЛЫЧЕВА (в то время работавшего в должности заместителя] начальника Киевского облуправления НКВД) и СТРОИЛОВА (материалы на него выделены) вечером 6 августа 1938 года были применены меры физического воздействия в специально оборудованном для этого дела помещении, носящем название «комнаты смеха».

В результате применения физического насилия МОЖЕЙКО в ту же ночь умер в кабинете СТРОИЛОВА (л. д. 138, 140, 153 4[-го] т., 172-175 6[-го] т„ 4, 65, 66 7[-го] тома дела).

3)  ВОСКОБОЙНИКОВ, работая в 1938 году в НКВД УССР в должности помощника оперуполномоченного 4[-го] отдела, также допускал незаконные действия к арестованным.

ВОСКОБОЙНИКОВ в результате применения незаконных методов ведения следствия в мае м[еся]це 1938 года искалечил арестованного ПЕТЕРС-ЗДЕБСКОГО, члена ВКП(б), бывш[его] врид начальника УНКВД по Полтавской области, который в результате этого стал инвалидом.

Применяя к ПЕТЕРС-ЗДЕБСКОМУ извращённые методы, ВОСКОБОЙНИКОВ добивался от него признания в том, что он является участником контрреволюционной организации, и требовал подтвердить участие в организации ряда ответственных работников милиции, фамилии которых подсказывал ПЕТЕРСУ-ЗДЕБСКОМУ ВОСКОБОЙНИКОВ (Ракошица, Бачманова и Задорожного) (л. д. 352-362, 426-428, 546-547 6[-го] т., 2, 3, 20, 50-62, 68, 69 7[-го] т.).

Привлечённые к следствию в качестве обвиняемых по ст. 206-17 п. «б» УК УССР виновными себя ВОСКОБОЙНИКОВ и ПАВЛЫЧЕВ не признали, а БАЛЫЧЕВ, СОКОЛОВ и ТАРАСОВСКИЙ виновность свою в применении незаконных методов признали, а виновность в фальсификации дел отрицали (л. д. 303, 342, 367, 423, 493 6[-го] тома дела) и ПОКАЗАЛИ:

а) БАЛЫЧЕВ. что следствие по делу право-троцкистской организации в гор. Ворошиловграде он не вёл. За этим делом он осуществлял контроль частично и то только в отношении некоторых арестованных по этому делу. О фальсификации этого дела ему ничего известно не было.

БАЛЫЧЕВ объяснил, что, хотя он и подписывал разные следственные документы, но этим только соблюдал формальную сторону дела.

БАЛЫЧЕВ признал, что он принял участие в применении извращённых методов следствия в отношении арестованных СТЕЦЕНКО, ТЕРЕХОВА, ЭПШТЕЙНА, МАКСИМЕНКО и КРАФТА (л. д. 220-233 — 2[-й] т., 367-380, 445-449 — 6[-й] т., 90-96 — 7[-й] т.).

б) СОКОЛОВ. — что дело о право-троцкистской организации в гор. Ворошиловграде возникло после ареста ТЕРЕХОВА и СТЕЦЕНКО, которые дали показания на ряд др. лиц. ТЕРЕХОВ и СТЕЦЕНКО были арестованы на основании показаний о них ранее арестованных ШАЦА, ГУДКОВА и САЯТОВА и агентурных материалов, имевшихся в УНКВД.

СОКОЛОВ показал, что фальсификацией дел он не занимался. Показания обвиняемых записывались с их слов, но что эти показания им корректировались только стилистически.

СОКОЛОВ признал, что в отношении арестованных ТЕРЕХОВА, СТЕЦЕНКО, ЛИТВИНОВА и ХОДОСА он применял извращённые методы следствия, объясняя это тем, что он считал их врагами.

Применение аналогичных мер к друг[им] арестованным СОКОЛОВ отрицает (л. д. 182-215-3[-й] т., 493-497 — 6[-й] т., 100-107 — 7[-й] т.).

в) ВОСКОБОЙНИКОВ показал, что в практике его работы не было ни одного случая нарушения им соцзаконности, что следствие по делам, находившимся у него в производстве, он проводил в соответствии с требованиями Закона (л. д. 149— 156 — 2[-й] т., 53-101 — 3[-й] т., 342-343,442-144,450-451 — 6[-й] т., 88 — 7[-й] т.).

Показания обвиняемого] ВОСКОБОЙНИКОВА опровергаются рядом обстоятельств по делу, ибо в отношении применения им извращённых методов следствия к арестованным показали не только потерпевшие (которых он считает клеветниками), но и свидетели из числа работников органов НКВД, так, например:

бывш. сотрудник УНКВД ЗАВОЛОКА показал, что ВОСКОБОЙНИКОВ допускал такого рода действия в отношении МАКСИМЕНКО (л. д. 106 2[-го] т.). Подтвердил это и свидетель МАЙСКИЙ по отношению к арестованному ПЕТЕРСУ-ЗДЕБСКОМУ (л. д. 546-6[-й] т.). Аналогичные показания дал и ХОРОШИЛОВ в отношении арестованного ХОДОСА (л. д. 157 — 3[-й] том).

г) ПАВЛЫЧЕВ в своих объяснениях и показаниях, данных им до предъявления ему обвинения, показал, что извращённые методы следствия он применил только к арестованному МОЖЕЙКО.

После того, как ПАВЛЫЧЕВУ было предъявлено обвинение по делу, он категорически отказался давать показания, мотивируя это необъективностью якобы проводимого следствия, и сделал отвод работникам аппарата НКВД УССР и Военной прокуратуры войск НКВД Киевского округа (л. д. 303 об. — 6[-й] т., 97 — 7[-й] т. дела).

д)       ТАРАСОВСКИЙ показал, что он действительно один или совместно с др[угими] работниками органов НКВД применял незаконные методы ведения следствия к арестованным БОЛОТЦЕВУ, ЛАЗАРЕНКО-СУКАЧ, КОРЧАГИНУ и МАКСИМЕНКО, что фальсификации следственных материалов он не допускал, и что показания арестованного МАКСИМЕНКО он писал вместе с ВОСКОБОЙНИКОВЫМ на основании собственноручных записей (заявления) МАКСИМЕНКО (л. д. 133-139-2[-й] т., 165-177, 191-200 — 4[-й] т., 229-238-6[-й] т., 89 — 7[-й] том).

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО:

1.  БАЛЫЧЕВ Алексей Дмитриевич, рождения 1900 года, уроженец г. Воронежа, по соцположению служащий, бывш. член ВКП(б), с незаконченным средним образованием, женат, имеет сына, в Красной армии служил с 1918 по 1922 г., в органах НКВД с 1922 по 1941 год, ранее не судим, награждён орденом «Красная Звезда» в 1937 году и медалью «20 лет РККА» в 1938 г., последняя должность — начальник Управления пожарной охраны НКВД УССР, звание — капитан госбезопасности.

2.  СОКОЛОВ Николай Герасимович, рождения 1905 года, уроженец гор. Иваново, по соцположению рабочий, беспартийный (исключён из партии в связи с данным делом), с незаконченным средним образованием, женат, имеет 2-х детей, в Красной армии с 1927 по 1930 г., в органах НКВД с 1930 по 1940 г., имел звание «старший лейтенант госбезопасности», ранее не судим, награждён знаком «Почетный чекист» в 1936 г., последняя должность в органах НКВД — нач[альник] 4[-го] отдела УНКВД по Ворошиловградской области.

3.  ВОСКОБОЙНИКОВ Лев Рувимович, рождения 1910 года, уроженец г. Умани Киевской области, по соцположению служащий, бывш. член ВКП(б), со средним образованием, женат, имеет ребёнка, в Красной армии с 1932 по 1934 г., в органах НКВД с 1936 г. по 1941 г., ранее не судим, последняя должность — пом[ощник] начальника Ворошиловского горотдела НКВД, звание — лейтенант госбезопасности.

4.  ПАВЛЫЧЕВ Леонид Михайлович, рождения 1908 года, уроженец гор. Ярославля, по соцположению служащий, б[ес]/п[артийный] (исключён из партии в связи с данным делом), со средним образованием, женат, имеет сына, в Красной армии не служил, в органах НКВД с 1931 по 1941 г., ранее не судим, награждён медалью «За отвагу» в 1940 г. и знаком «Почетный чекист», последняя должность — нач[альник] Моботдела Ушосдора НКВД УССР. Звание — капитан госбезопасности.

5.  ТАРАСОВСКИЙ Лев Аронович, рождения 1906 года, урож[енец] села Мельниковцы Ситковецкого р-на Винницкой обл., по соцположению служащий, б[ывший] кандидат в члены ВКП(б), с низшим образованием, женат, имеет дочь, ранее не судим, в Красной армии не служил, в органах НКВД с 1931 по 1941 г., последняя должность — начальник участка Ошосдора Станиславской обл., звание — лейтенант госбезопасности.

ОБВИНЯЮТСЯ:

1.  БАЛЫЧЕВ — в том, что, допуская грубейшие нарушения социалистической законности, в период времени июль-сентябрь 1938 г. в гор. Ворошиловграде совместно с СОКОЛОВЫМ необоснованно арестовали до 40 лиц из состава партийного и советского актива города и области, создав дело под названием «право-троцкистский центр в гор. Ворошиловграде», и применял извращённые методы следствия, повлёкшие за собой смерть арестованных МАКСИМЕНКО, ЭПШТЕЙНА и КРАФТА;

2.  СОКОЛОВ тогда же и там же необоснованно арестовал до 40 человек ответственных партийных и советских работников города и области, непосредственно руководя делом по т. н. «право-троцкистскому центру», и применял в отношении арестованных меры физического воздействия, в результате чего арестованный ЭПШТЕЙН умер в тюрьме УНКВД;

3.  ВОСКОБОЙНИКОВ принимал активное участие в создании т. н. дела о право-троцкистской организации, применял к арестованным извращённые методы следствия, в результате чего арестованный МАКСИМЕНКО умер в тюрьме,

Что он — ВОСКОБОЙНИКОВ — в том же 1938 году, работая помощником] оперуполномоченного 4[-го] отдела НКВД УССР, аналогичные методы применил к арестованному члену ВКП(б) ПЕТЕРС-ЗДЕБСКОМУ, в результате чего ПЕТЕРС-ЗДЕБСКИЙ стал инвалидом.

4.  ПАВЛЫЧЕВ — в том, что, работая в 1938 г. в НКВД УССР и Киевском об- луправлении НКВД, допускал извращённые методы следствия в отношении арестованных МОЖЕЙКО и БОЛОТЦЕВА, в результате чего они умерли в тюрьме, и

5.  ТАРАСОВСКИЙ — во время работы его в 1938 г. в НКВД УССР в должности оперуполномоченного 4[-го] отдела применял незаконные методы следствия к арестованным, в результате чего арестованные БОЛОТЦЕВ и МАКСИМЕНКО умерли в тюрьме, т. е.

все они — в совершении преступлений, предусмотренных ст. 206-17 п. «б» УК УССР, а потому, и руководствуясь ст. ст. 8 и 26 «Положения о ВТ и ВП» подлежат суду Военного трибунала войск НКВД Киевского округа.

И.о. ПОМОЩНИКА ВОЕННОГО ПРОКУРОРА ВОЙСК НКВД
КИЕВСКОГО ОКРУГА — ВОЕННЫЙ ЮРИСТ 3 РАНГА Рязанцев

Составлено в г. Киеве.
«1» июля 1941 г.

На первом листе документа, в левом верхнем углу, от руки фиолетовыми чернилами нанесена резолюция Военного прокурора войск НКВД Киевского округа Грезова: «Утверждаю. Балычева А.Д., Соколова Н.Г., Воскобойникова Л.Р., Павлычева Л. М., Тарасовского Л.А. предать суду В/Т в[ойск] НКВД Киев[ского] округа — всех по cm. 206-17 п. “б” УК УССР. Грезов. 1/VII [19]41».

ГДА СБУ, ф. 5, on. 1, спр. 38810, т. 7, арк. 367-374, оригинал, машинопись.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.