3 января 1927 г.

Реквизиты
Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1927.01.03
Источник: 
Стенограммы заседаний Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б) 1923-1938 гг. Москва. РОССПЭН. 2007. Том 2 1926-1927 гг. Стр. 469-550
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 703 (типографский экземпляр для рассылки); Д. 702 (стенограмма с авторскими и редакционными правками); Д. 701 (неправленая стенограмма)

3 января 1927 г.1

Председатель (Рыков). Слово для доклада имеет тов. Микоян.

Микоян. Вопрос о ценах вообще имеет громадное значение с точки зрения вопроса об отношениях между крестьянством и рабочим классом, а также с точки зрения направления хозяйственного развития. Вопрос, который я в прошлый раз поставил на Политбюро2, это вопрос о том, что лезвия ножниц3 за последнее время сильно раздвинулись. Цены на сельскохозяйственные продукты нам удалось значительно снизить, а цены на промтовары или не были снижены, или были снижены очень мало. Для того чтобы улучшить взаимоотношения между крестьянством и рабочим классом, перед нами остро встает вопрос о снижении цен на промтовары как путем сжатия оптово-розничных ножниц, так и снижения отпускных цен4. Не желая повторять сказанное на прошлом заседании и приведенное в моем письменном докладе5, я коротко остановлюсь лишь на нескольких вопросах, с тем чтобы в зависимости от прений подробнее осветить отдельные вопросы. Надо сказать, что вопрос об уровне цен затрагивает проблемы двоякого характера: во-первых, о взаимоотношениях с крестьянством и об уровне зарплаты и, во-вторых, издержки торгового аппарата, т.е. какой расход падает у нас на сферу обмена, какие ценности расходуются нами вдобавок к отпускным ценам на промтовары по товаропроводящей сети. Если вы все прочитали материалы, то вы видели, что я останавливаюсь в докладной записке на вопросе о том, насколько наша товаропроводящая сеть поедает ценностей и насколько наши розничные цены повышаются против оптовых отпускных цен при прохождении по товаропроводящей сети.

К сожалению, единственная область нашей хозяйственной работы, где нет никаких более или менее точных данных, которые соответствовали бы действительности, — это область учета динамики цен. До сих пор единственным источником определения положения в этом отношении были данные, представляемые Конъюнктурным институтом6. Недавно ЦСУ также стало учитывать данные о ценах. Этот учет ЦСУ лучше учета НКФ [и ВСНХ]7. Мы своего собственного учета не имеем и пользуемся данными, представляемыми этими органами, мы их комбинируем и при помощи этого комбинирования стараемся дать картину, близкую, насколько возможно, к действительности. Кроме того, мы обследовали несколько рабочих центров с целью выяснить, каково положение цен в этих городах. Никакие данные, имеющиеся в нашем распоряжении в настоящее время, не могут быть положены в основу.

Кржижановский. Мы пересматриваем наш бюджетный индекс, и скоро он выйдет в исправленном виде с указанием данных за целый год8.

Микоян. Недостатком работы Конъюнктурного института является то, что при учете берется только частная торговля. Это, конечно, неправильно, потому что если раньше в 21-22-м году частная торговля играла громадную роль, то теперь она такой роли уже не играет, теперь положение таково, что наша кооперация и госторговля имеют от 60% до 80% в розничном обороте различных товаров. Кроме того, если года три тому назад цены частной торговли не отличались от цен нашей кооперации и госторговли, а иногда наши цены бывали даже выше, то теперь мы имеем такое положение, что цены кооперации и госторговли процентов на 15 ниже цен частной торговли. Таким образом Конъюнктурный институт, беря при учете цен только частную торговлю, дает искаженную картину состояния цен на рынке. С другой стороны, Конъюнктурный институт берет список товаров, неудовлетворительный с точки зрения их удельного веса по спросу населения, и имеется большая группа товаров, цены которых не учитываются. Надо принять во внимание, что с 23—24-го года удельный вес различных товаров в индексе сильно изменился. Конъюнктурный институт не учитывает, например, цены на сахарный рафинад, беря на учет лишь цены на песок. В результате этого, например, недавнее снижение цены на сахар-рафинад в 5 коп. на кило не нашло и не может найти отражения в индексе Конъюнктурного института. Мы можем привести еще ряд подобных примеров, говорящих о неправильности учета цен. Поэтому получается искаженная картина в результате средних индексов, составляемая по методологии Конъюнктурного института. ЦСУ, учитывая цены по тому же списку товаров, что и Конъюнктурный институт, этим самым страдая теми же пороками, имеет то преимущество, что учитывает не только цены частных торговцев, но также кооперативные и государственные цены. Причем ЦСУ берет не средневзвешенные иены, а цены того вида торговли, который имеет преобладающее значение по данному товару в данном районе.

Вот почему нельзя полагаться на данные ЦСУ. По данным ЦСУ средний индекс получается 225, по данным Конъюнктурного института 266. ЦСУ дает более близкую к действительности цифру9.

После этих общих замечаний я должен сказать, о каком снижении цен у нас за эти полгода идет разговор. В мае, а потом в июне, СТО обязал понизить цены на нижеследующие недостаточные товары, как-то: на ситец, кожу, гвозди, железо и т.д., т.е. понизить на 10% цены на мануфактуру, кожевенные изделия и прочее. А на другие товары не было заданий о снижении на 10%. Этим самым признавали, что оптово-розничные ножницы имелись только по наиболее ходовым товарам и эти ножницы надо устранить в ударном порядке. Что мы имеем за это время? Мы за это время имеем незначительное снижение, причем надо сказать, по каким видам торговли. Надо отметить, что мы имеем мало средств воздействия на частный капитал и что мы не можем гарантировать, что какие-нибудь задания в отношении частного капитала могут быть выполнены полностью и с точностью, потому что не все средства воздействия на частный капитал имеются у нас, а те, которые мы применяем, не всегда дают достаточные результаты.

Наиболее легко влиять на кооперацию и госторговлю, о которой я буду говорить. Но я должен сказать, что мы имеем в области цен. О ценах на хлеб я подробно буду говорить по третьему пункту сегодняшней повестки — о хлебозаготовках10, пока же должен заявить, что мы добились того, что крестьянская стихия, крестьянский хлебный рынок находится целиком и полностью в наших руках, мы можем в любое время понизить и повысить цены на хлеб, мы имеем все рычаги воздействия в своих руках. В отношении же госторговли и кооперации, по торговле промтоварами мы этих рычагов не имеем, или, правильнее, плохо ими пользуемся. Легче теперь на всем союзном пространстве хлебные цены понизить или повысить в короткий срок, но куда труднее, неслыханно большие требуются усилия, чтобы в области госторговли или кооперации понизить цены на промтовары, потому что за мужиком никто не стоит и нам не мешает, а за кооперацией и госторговлей стоят различные организации, которые их защищают. Приходит тот или иной товарищ из кооперации и госторговли и говорит, что цен снижать нельзя, как же так, надо иметь некоторую прибыль, все ребята хорошие, — и в итоге отсутствие должного нажима и нужных результатов.

Здесь мы имеем еще такое положение, когда государственные и кооперативные организации, будучи по типу социалистическими организациями, поддаются меньше воздействию государства и его руководству, чем частный рынок в области хлеба.

Если мы возьмем данные о снижении цен с 1 мая по недостаточным товарам, то не повторяя расчетов, приведенных в записке, можно сказать, что по ним мы имеем в среднем 4—5% снижения в кооперации и госторговле, причем надо иметь в виду, что там, где цены были высоки, возможно было большое снижение, там же, где накидки11 были низкие, там снижение меньше, но мы имеем около 4-5% в среднем. В селах дело как будто лучше обстоит в отношении общей цифры, представленной ЦСУ. Однако в действительности в селах хуже обстоит, ибо цены и тогда были чрезвычайно высоки и 5% снижения серьезного облегчения нам не может дать. Я должен сказать, что в селах и мелких городах есть еще большая возможность снижения розничных цен, которую мы должны использовать полностью.

Если в мае встал вопрос о снижении цен только по некоторым товарам, то сейчас народ ждет не снижения по трем-четырем товарам, а ждет серьезного снижения цен по всем промышленным товарам. И поэтому мы не можем судить о нашей работе и наших задачах по заданиям СТО, а должны судить по политической и экономической необходимости.

В нашей работе по снижению цен мы сталкивались с трудностями двоякого порядка — субъективными и объективными. Я считаю, что работа по снижению цен — наиболее слабая часть работы НКТорга12. Здесь мы меньше всего уверены, сколько мер мы ни принимаем, не всегда они приносят реальные результаты. Мы идем ощупью и не можем дать каких-нибудь обещаний, каких-нибудь заданий с тем, чтобы быть уверенными в их выполнении. Повторяю, это наиболее слабая часть работы НКТорга.

В центре мы очень слабы. Точно так же и в наркоматах республик недостаточно проводится эта задача. В губвнуторгах публика сидит менее квалифицированная и авторитетная, в [ВСНХ] СНХ работники более квалифицированные. И кроме того, чрезвычайно малы штаты губвнуторгов. На всю губернию штат нашего аппарата состоит из 15—20 чел., в том числе курьеры, уборщицы и др. Много ударных задач, мало квалифицированных людей, нет даже средств для выезда работников на места и пр. Все это не может не отразиться на нашей работе. Кроме того, я должен сказать, что если за последнее время верхушка кооперации поддерживает нас и хочет снижения, то этого нет во всей кооперативной системе и у всех местных органов. Об этом я скажу подробнее в конце доклада.

Я должен сказать, что целый ряд объективных фактов действовал за это время в сторону повышения цен. Например, в 25-м году с 1 мая по 1 августа снижение цен было стихийное, независимое от воздействия государства, конъюнктурное снижение цен. В этом году мы тоже имели снижение, но ему содействовали два фактора: и наше воздействие, и стихийное снижение. В прошлом году, хотя цены с 1 мая по 1 августа снизились, но к 1 декабря цены повысились на 11 % выше первомайских.

Сталин. Это после решения СТО13?

Микоян. Нет, это было до решения СТО, в 25-м году.

Рыков. В это время, кажется, вышел манифест Каменева14.

Микоян. В прошлом году мы имели 2-3% снижения цен от 1 мая до 1 августа, а с 1 декабря было такое повышение цен, которое съело 2—3%, да плюс к тому цены повысились на 11% против первомайских. В 1926 г. мы имели снижение до 1 августа, которое частично являлось результатом стихийного конъюнктурного снижения. Однако после августа стихия рынка толкает цены вверх, и лишь благодаря нашему воздействию эту тенденцию мы переломили, и сейчас цены не выше первомайских, а ниже.

Голос. Но выше октября прошлого года.

Микоян. Да, выше, потому что весь год шло нарастание.

Если мы возьмем оптовые цены, то, по данным Госплана15, цены на промтовары за год повысились на 4,5%, правда, за последнее полугодие они повысились на меньший процент. Таким образом мы видим повышение оптовых цен, и надо прямо сказать, что повышение имеется преимущественно не в синдицированной промышленности, больше в местной. Вот у меня есть один документ от Мосвнуторга16, приложенный к докладу17, в нем очень точно указано, где и по каким товарам мы имеем повышение оптовых цен.

Например, Масложирсиндикат18. Если возьмем оптовые цены, то мы имеем повышение на 15%, это в отношении цен на масло. Масло же в индексе играет громадную роль. Взять мыло. По Москве мыло до февраля 26-го года (мраморное) стоило 33 коп. Недавно довели до 44 коп. Мраморное мыло стало дороже на 11 коп. Ядровое мыло стоило 40 коп., сейчас стоит 54 коп., удорожание на 14 коп.

Орджоникидзе. Значит, понизилось?!

Микоян. Да нет, повысилось в отношении оптовых цен (смех).

Мы проводим снижение цен, даем лозунг, а в то же время повышаются отпускные и оптовые цены. Есть также косвенное повышение отпускных цен. Какие косвенные показатели мы имеем? В то время как для промышленности улучшились условия расчета с кооперацией, что можно видеть из того, что в 1925 г. ВТС (Всесоюзный текстильный синдикат) давал свои товары в кредит на 44 дня, в 1926 г. он давал только на 28 дней, кожсиндикат давал на 37 дней, в 1926 г. на 27—22 (Так в документе). Каждый день сокращения кредитования товарами кооперации обозначает 7—8 млн руб. Если высчитать, то кооперация должна вложить больше средств в покупку этих товаров из-за ухудшения условий расчета, и себестоимость товара для кооперации увеличится по обуви на 1%, по шерсти — 1,25 и т.д. Кроме того, мы имеем увеличение налогов [9-75%] и ж.-д. тарифов, которые также удорожают товары для кооперации в среднем на 3—4%. Имело место и то, что раньше товары продавались через тресты19, а теперь стали продаваться через синдикаты.

Голос. [Рыков] Это нужно?

Микоян. Вследствие этого, например, по Москве отпускная цена на мануфактуру увеличилась на 2,5%. Тресты имели торговые расходы на торговлю. Торговать прекратили, а в калькуляции20 эту статью оставили у себя. Синдикаты торговлю взяли на себя и расходы также. Это, конечно, нужно изменить, но это все-таки уже дало увеличение себестоимости товара для торговой сети. На косвенных путях изменения ассортимента и прочее я не буду останавливаться.

Дальше, провели увеличение прямого обложения21, во-первых, частной торговли, во-вторых, кооперации и госторговли. Это составляет до 1 % увеличения на весь оборот кооперации. Один процент снимает Брюханов по его законам22, а после этого говорит: «Почему не снижаете цен?» Прибавим к этому акциз23, железнодорожный тариф24, прибавление к прямому обложению торговли, продажу через синдикаты, удорожание сырья (хотя это по другому фронту).

Рыков. А сырье удорожало в этом году?

Микоян. По масло-семенам имеем повышение, а по другим даже снижение.

Я не хочу подробно останавливаться на товарах по сравнению с довоенными и нынешними ценами, но я должен сказать, что по сравнению с довоенными можно дать только грубое сравнение, так как надо принять во внимание, какие были накидки, сколько платили налогов и прочее. Мы можем дать лишь грубое сравнение, которое имеет очень условное значение. Только лишь в отношении мануфактуры, в особенности в розничной торговле, мы имеем чрезмерно высокие накидки и против довоенных и против нормальных современных. Большие накидки особенно у частника, но это вполне понятно. Частному торговцу приобретенные товары обходятся чрезвычайно дорого, прямых путей получения товаров у него нет. Если вы заглянете в любой крупный частный магазин, вы не найдете там товара большими кусками, а найдете там отрезки, которые безработные, дворники и прочие скупают за плату для частного торговца. В кооперации все-таки накидки большие, и в госторговле тоже, но тем не менее все данные, которые у меня приведены, говорят, что в отношении достаточных товаров ничего страшного против довоенного нет. Однако поскольку у нас система торговли рациональнее поставлена, чем у частного торговца, у нас централизованная торговля, крупные объединения и прочее (социалистический строй должен быть рациональным, и мы должны создать переходный аппарат распределения), мы не можем считать своим идеалом довоенные накидки, а должны их сократить. Исходя из этого, торговля у нас еще очень дорога, издержки этой торговли очень высоки в сравнении с возможностями нашего строя, но мы эти издержки можем понизить постепенной рационализацией аппарата по отдельным источникам этих издержек. Тем не менее надо сказать, что все же мы за эти годы в области торговли ушли далеко вперед. Правда, в кооперации еще недостатков много, но против 1923—24 г. кооперация и госторговля в настоящее время работают лучше. Я взял некоторые данные ВСНХ, которые представлены на основании данных Конъюнктурного института, данные относительно понижения отпускных и розничных цен. Я взял средние данные по ряду товаров. Не знаю, насколько верны эти данные, но источники их все указаны, да и более точных данных негде взять. Вот что имеется по целому ряду отдельных продуктов. С 1 октября 1923 г. по 1 октября 1926 г. отпускная цена промышленности на сахарный песок понизилась на 1 руб. 24 коп. с пуда, причем по Москве понижение цен в кооперации выражается на пуд в 3 руб. 68 коп., а по губернским городам — 7 руб. 60 коп. По госторговле — 1 руб. 61 коп. Таким образом отпускная цена понижена больше, чем цена на сахарный песок в рознице. По соли мы имеем за это время снижение оптовых цен, т.е. отпускных цен промышленности, на 87 коп. с пуда. Цена в розничной торговле по губернским городам снижена на 91 коп. По кооперативной торговле розничная цена по Москве снижена на 96—95 коп. На керосин отпускная цена понижена на 50 коп., розничная цена — на 1 руб. 05 коп., а по Москве снижение розничной цены было на 1 руб. 10 коп. за пуд. Гвозди — отпускные цены снижены на 2 руб. за пуд, а розничные — на 5 руб. 34 коп. По Москве мы имеем тоже 5 руб. 34 коп25. Я не хочу приводить данные по другим товарам. Единственно по мануфактуре и по коже мы имеем чрезвычайно большие накидки в частной торговле, в кооперации мы имеем также чрезвычайные накидки на мануфактуру и кожу, но сейчас уже проводится снижение, и мы можем проводить снижение еще дальше.

Как далеко мы можем идти в области снижения цен? Мы подошли к вопросу, нельзя ли по целому ряду важнейших товаров в важнейших районах, исходя из отпускных цен, точно регламентировать накладные расходы, средние и предельные накидки на отдельные товары? Мы уже стали широко применять практику предельных накидок по важнейшим товарам. Например, мы имеем по Москве и в Московской губернии такое положение, что вся кооперативная и госторговая розница по 50 товарам регулируется в магазинах установлением предельных накидок. Наша задача — следить за их исполнением. Это проводится и в Белоруссии, и на Украине, в важнейших городах и губерниях РСФСР. Задача эта — практически улучшить дело, проверить и следить за его исполнением. С другой стороны, сами эти накидки могут быть понижены, если мы сократим расходы по торговле, т.е. по содержанию аппарата, расходы по складскому хозяйству, расходы по недостаточной загрузке товаропроводящей сети, употребим усилия для того, чтобы товары не попадали в излишние звенья. Все эти вопросы разбираются в комиссии тов. Рудзутака26, которая, опираясь на аппарат НКТорга, ВСНХ, РКИ27 и Центросоюза28, конкретно разберет и проверит. Должен сказать, что мы будем свою работу в этом отношении продолжать энергично.

Я столкнулся с таким явлением, сколько мы ни даем директив на места, мы до сих пор не имеем достаточного практического отражения этих директив, потому что до сих пор партийные комитеты недостаточно в этом деле помогали, а вы знаете, что никакой наркомат не сможет провести серьезной задачи, если не имеет активной поддержки партийных комитетов на местах. Что сделает наркомат, что сделает губвнуторг, если нет поддержки в исполкоме и губкоме. Если, например, кооперация строит склад или хлебный завод...

Рыков. Или детские ясли.

Микоян. ...и для этого накапливает, ее в этом поддерживают, а наш внуторг не в силах заставить снизить цены, ибо часто люди думают, снижение цен — хорошо, но накопление еще лучше (с м е х).

Голос. Ты на Северном Кавказе как делал29?

Микоян. На Северном Кавказе цены раньше и теперь ниже всех других районов, накапливали здорово, но на основе хорошей работы (с м е х). Вот, например, оптово-розничный индекс на ситец —2, на Украине цена 2,12, на Северном Кавказе — 2,03, а в других районах даже выше Украины. Возьмем по другим товарам, например, по керосину. Отпускные цены индекс — 1,10, на Северном Кавказе в кооперации — 1,05.

Косиор. Верим.

Микоян. Я не против накопления, я за накопление.

Голос. Видно.

Микоян. Если оно на основе хорошей постановки работы, а не путем вздувания цен и спекуляции.

Действительной, активной поддержки со стороны всех организаций мы не имеем. Я обращался к наркомторгам и внуторгам с указанием вовлечь массы к участию в работе по снижению цен. Нет более близкого вопроса для массы, чем вопрос снижения цен. Задача близка, между тем мы нигде не можем найти подлинного привлечения масс к работе по снижению цен. Никогда сам наркомат не сможет массы двинуть без партийного комитета, хотя бы самого слабого (смех).

Голос. Специального отдела нет.

Микоян. Пока партийные комитеты не примут участия, мы массы двинуть не сможем. Надо массы вовлечь в борьбу с накладными расходами, с высокими наценками, с безобразиями, которые встречаются в практике и которые мы при помощи масс можем устранить. Только на один Наркомторг, на один наркомат мы опираться не можем, он оперативный аппарат. Необходимо широко вовлечь массы и обязать партийные организации взять на свои плечи осуществление этой задачи и помощь нам. Это наша общая задача.

С другой стороны, жаловались, что не принимаются репрессивные меры. Но ведь имеется около шестисот случаев репрессивных мероприятий против торгующих организаций по РСФСР. На одних репрессиях выезжать нельзя, ибо репрессии — подсобное оружие, которое не может заменить всех форм экономических позиций на рынке. Мы должны будем продолжать работу по снижению цен. При успехе дела я считаю, что мы можем, не изменяя акциза и тарифа, добиться снижения цен по всем промтоварам на 2—3% в среднем, за счет снижения накладных расходов. Причем в одних районах значительно больше, в других меньше. То же самое по разным товарам.

Возьмем, например, московскую кооперацию. Можем ли мы сейчас, при данных условиях, снизить цены по всем товарам на 5—10%, с тем чтобы не пустить в трубу московскую кооперацию? Можем, но при том условии, если мы дадим дотацию МСПО.

Надо сказать, что 2—3% снизить мы еще можем, но не больше. Есть места, где мы сможем на 5 и 10% снизить, но это можно сделать там, где еще накапливают серьезно и где еще велики накладные расходы.

Рыков. А данные о сельской торговле?

Микоян. В сельской торговле можно больше. Но и сельская торговля различная, есть села, близкие к городам, там накидок меньше, а есть отдаленные крупные села, где в этом отношении произвол, и никто не знает, что там делается.

Голос. А доставка товаров?

Микоян. Необходимо, чтобы ПБ приняло постановление, обязывающее не только НКТорг, но и местные организации, профсоюзы, ВСНХ, энергично добиваться снижения цен. Однако я должен сказать, что даже при полном успехе дела на одном только пути сокращения накладных расходов снижение розничных цен не может дать таких результатов, которые привели бы в некоторое приемлемое соотношение промышленные цены с крестьянскими ценами. Эта задача достижима при энергичном продолжении борьбы за снижение розничных иен и снижение отпускных цен промышленности. Иначе мы придем к тому, что через полгода массы будут говорить, что их обманули и цен достаточно не снизили.

Надо сказать, что до сих пор в этом отношении мы плохо работали, но партия в течение полгода трубит на всех страницах прессы о снижении цен.

Партия выдвигала задачу снижения цен, но наталкивалась при этом на целый ряд трудностей. Партия, выдвигая такую задачу, впервые имеет так мало успехов. Это потому, что партия не взялась за это дело со всей энергией, и, кроме того, здесь имеется ряд объективных трудностей, которые нельзя сразу преодолеть.

Я считаю, что мы должны принятое на прошлом заседании ПБ решение о снижении отпускных цен промышленности30 провести в жизнь с тем, чтобы принять все действительные меры, чтобы это снижение полностью дошло до потребителя и плюс к этому розничная цена по ряду товаров и районов была бы снижена в большей мере, чем снижение отпускной цены, — это путем сокращения накидок.

Мы проводили снижение цен по сахару, надо хотя бы через две недели проверить снижение отпускных цен на сахар. Я считаю, что отпускные цены должны оставаться в силе с тем, чтобы можно было принять решительные меры. Но это будет только тогда, когда Политбюро в своем постановлении скажет об этом в тонах весьма решительных. Пусть ПБ скажет, что надо проводить срочное снижение цен не только для газет и Наркомторга, который должен говорить об этом, Политбюро должно поставить задачу, которая будет иметь политическое значение и которая должна проводиться в жизнь, чтобы создать перелом в психологии госторговых и кооперативных работников, поднять массы, профсоюзы, парторганизации к активному участию в этом трудном деле. [Мы-то не торгуем, это наше счастье, я могу в приказе нажать так, что затрещит все, но здесь торгует кооперация, торгует ВСНХ. Мы стараемся нажимать и на кооперацию, и на ВСНХ, чтобы они цены не повышали, а снижали. Для проведения всей этой работы нужна всеобщая поддержка и со стороны кооперации, и со стороны ВСНХ. До сих пор эта поддержка была, но недостаточно сильная и не во всех пунктах. На этом, товарищи, я пока кончу.]

Председатель. Слово имеет тов. Манцев.

Манцев. Мы считаем, что проблема, как она была поставлена в последнем постановлении Политбюро, абсолютно правильно поставлена, и вся острота положения с розничными ценами нисколько не ослаблена, несмотря на то что здесь можно приводить целый ряд индексов, исчислений и т.д. Тов. Микоян делает следующую ошибку. Все эти индексы не говорят о том действительном состоянии цен на крестьянском рынке, в сельских местностях, потому что как раз того, что сугубо важно — о состоянии цен там, внизу, этих данных он не указал. Это — первое.

Второе. Нужно принять во внимание, что если задание, данное правительственными органами или партийными организациями, плохо выполняется в силу ряда условий и причин, то аппараты наркоматов стремятся всяческими способами оправдаться и «вывести» индексы. Это бывало и у нас, и у Наркомторга, и в кооперации и т.д. Я утверждаю, что класть это в основу и заявлять, что достигли улучшений, что эти достижения говорят сами за себя и что нужно не так строго относиться к этому вопросу, что объективных возможностей было мало, говорить так было бы неправильно. Такая постановка является неправильной постановкой. Нужно прямо и откровенно сказать, что дело обстоит плохо и, может быть, даже хуже, чем раньше, потому что действительно на всех страницах печати мы говорим о снижении розничных цен, а реально ничего не сделали. Вот очень показательная корреспонденция, помещенная 29 декабря в «Экономической жизни»31. Это маленькая корреспонденция, которую большинство, наверное, пропустило, но которая очень характерна и показывает действительную картину.

«Наиболее поздние сведения поступают из глубины низовой кооперации, и эти сведения рисуют уже знакомую картину. Сибирская сельская кооперация, например, поданным комиссий противодействует снижению цен, и сибкомиссии вынуждены признать, что цены продолжают оставаться тревожно высокими. В Кубани комиссии приходится заботиться не о снижении, а хотя бы об удержании цен на одном уровне ввиду явной тенденции к повышению. На Украине кое-где вместо снижения — повышение. В Терской области, где в начале года цены на отдельные товары были взвинчены на 200—400%, едва удалось снизить на 4%. Отмечаются и такие достижения на Украине, как снижение цены спичек с 15 коп. до 14,9 коп., керосина с 5,3 коп. до 5,2 коп. или подошвенной кожи с 1 руб. 47 коп. до 1 руб. 46 коп. и т.п. И это после нескольких месяцев борьбы».

«В самом деле, если в той же Кубани окружная кооперация делает накидки на цены треста в размере 11,25% на хлопчатку или местное отделение кожтреста накладывает от себя еще 14% к ценам треста, то что остается делать сельской кооперации с небольшим торговым оборотом и, следовательно, с непропорционально высокими накладными расходами? И отсюда начинаются махинации со средними накидками. Кооператив спешит уверить обследователя, что у него все обстоит благополучно: в среднем, мол, накидка не превышает нормы. А при ближайшем рассмотрении оказывается, на неходовые товары накидка минимальная, на ходовые — выше всякой нормы. В среднем как будто выходит ладно, а потребитель чешет затылок.

В Сибири к этому еще прибавляется непонятная чехарда цен вне всякой зависимости от географических условий провоза и сбыта. Большинство товаров потребкооперации идет с запада, но это нисколько не мешает тому, что, например, ситец продается в Омске дороже, чем в отдаленном Иркутске, или сахар в Канске на 6 коп. дешевле, чем в Омске. В одном месте, в Новосибирске, керосин снизился на 14%, в другом месте, в Кузнецке, поднялся на 12,5%. Разумеется, такие же скачки одновременно и в сельской кооперации».

«Иному райсоюзу укажешь, что из 200 товариществ, входящих в его состав, лишь 50% уложилось в установленные нормы наценок. “Да ведь мы не администрация, — разводят в райсоюзе руками, — и мер воздействия нам не дано. Поэтому наша борьба превращается в “апостольскую”32 работу: рекомендуем, просим, предлагаем».

Как видите, из этой корреспонденции не приходится говорить о достижениях в этой области.

Рыков. То, чего никто не покупает, они считают по низким ценам, а то, что все покупают — по высоким ценам.

Манцев. Или имеются такие штуки. В одном кооперативе были сапоги, выставлены они были по очень низкой цене. Проверочная комиссия приходила, ей эта пара сапог показывалась, а на самом деле сапоги продавались по другим, более высоким ценам. Здесь спорить и проверять все индексы незачем, ненужное, бесцельное дело, потому что совершенно очевидно, что розничные цены сейчас в таком состоянии, что мы ни на шаг не подвинулись с начала кампании33.

Дальше я должен сказать следующее. Говорят о том, что можно снизить розницу в среднем на 2—3%. Неправильно это. Должно быть следующее. Не только должен быть улучшен аппарат Наркомторга, потому что как его ни улучшай — это все-таки только административный орган с ограниченными возможностями, который без содействия всех торгующих государственных и кооперативных организаций страны ничего сделать не может. Мы создали совет синдикатов34, на местах имеются его филиалы, где представлены все торгующие организации, которые могут влиять на рынок и влияют. Эта организация должна быть привлечена полностью к борьбе с высокой розницей. Дальше, проводилось ли в жизнь постановление СТО не давать товары той кооперативной организации, которая будет торговать дорого? Не проводилось. Использовались ли синдикатские организации, Которые должны были быть использованы для этой работы? Нет, не использовались, я категорически это утверждаю. Мер реальных для того, чтобы заставить торговать дешево, Наркомторгом не принималось.

Ни разу во всей работе, которая должна была проводиться, решительного какого-нибудь мероприятия не было проведено. Не было достаточно воли к борьбе с высокой розницей, того, о чем говорил тов. Дзержинский. Когда мы поднимали кампанию за повышение производительности труда, то ставили ставку на ту энергию, которую мог развить рабочий класс и все трудящиеся. Мы тогда использовали все живые силы и безусловно достигли результатов. В кампании по снижению розничных цен без привлечения как всего партийного и госаппарата, так и в первую очередь рабочего класса и крестьянства не на словах, а на деле, мы ничего сделать не можем. Если мы имеем в своих руках государственный торговый аппарат, который мы можем регулировать, то в руках кооперации имеется товаров госпромышленности до 80%. Центросоюзу нужно поставить задачу, чтобы по этим товарам снизить цены по всей кооперативной линии. А как использовал это положение Центросоюз, имея возможность влиять на низовую кооперативную сеть через эту товарную массу? Что он сделал? Абсолютно ничего.

Бухарин. А по-вашему, правильно?

Манцев. Я должен сказать, что внизу не особенно правильно.

Калинин. Слово «внизу» слишком отвлеченно, где внизу? Села разные, бывает, что село отстоит на 40 верст от станции железной дороги.

Манцев. Мы имеем села и с десятками тысяч населения, я же беру наше самое обыкновенное среднее село.

Теперь дальше, относительно рационализации торговой сети. О рационализации очень много говорят, говорят относительно рационализации товарного аппарата и товарной сети. Сейчас по этой рационализации работает несколько комиссий.

Сталин. Которые надо рационализировать.

Манцев. Совершенно правильно, которые надо рационализировать. Там выносятся предложения самые радикальные: ликвидировать одно, ликвидировать другое, ликвидировать третье. К этому все сводится. А дело в том, что мы имеем совершенно недостаточную торговую сеть, а сама эта сеть неправильно построена. Поэтому, благодаря путешествиям по этой торговой сети, некоторые товары удорожаются. Нужно ее так построить, чтобы она соответствовала нашим задачам. Нужна борьба с этим множеством комиссий, которые в конце концов мешают действительной рационализации.

Здесь говорили об усилении аппарата Наркомторга. Я всецело за это. Но усиления и правильности работы этого аппарата нельзя достигнуть без объединения нашего аппарата промышленности и аппарата Наркомторга. Я должен сказать вам, тов. Микоян, что все ваши благие намерения, которые я безусловно всячески поддерживаю, могут оказаться напрасными, неосуществимыми, потому что этим маленьким бюрократическим аппаратом, который вы имеете, почти ничего нельзя сделать и ничего не удастся сделать до тех пор, пока не будет единого, могущественного аппарата, который бы управлял всей государственной промышленностью и торговлей. Я думаю, что Политбюро должно поставить точку на этом вопросе.

Калинин. Это мысль не новая.

Манцев. Конечно, не новая, не новая так же, как вопрос о розничных ценах.

Косиор. Вы торгуете и вам нужно выступать по-другому35.

Манцев. Как же мне нужно выступать?

Косиор. Я говорю, вы торгуете и, следовательно, вам нельзя так выступать [вот я не торгую и я могу так выступать].

Манцев. Как же я выступаю?

Косиор. А так, со свободной критикой.

Манцев. Когда здесь говорили о том, что розничные цены не снижаются потому, что высоки оптовые индексы, то нужно сказать следующее, что оптовая цена не есть отпускная цена промышленности. В оптовый индекс входит также отпускная цена и кооперативных центров и прочее. Я заявляю, что если отпускные цены промышленности за этот период и повысились, то повысились всего на 1—2%.

(Реплика Микояна не слышна.)

Я беру в среднем, тов. Микоян, так же, как и вы брали в среднем ваши индексы. Какое влияние могло это иметь на высоту розничных цен? Абсолютно никакого. Повышение розничных цен не вызывалось злой волей промышленности. У нас, конечно, есть некоторые ошибки, но в этом отношении нашей вины нет.

Председатель. Слово имеет тов. Сталин.

Сталин*. (*Стенограмма выступления И.В. Сталина с авторской правкой отсутствует. Текст публикуется по перепечатке, сверенной с неправленой стенограммой. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 701. Л. 29-40. Редакционная правка не оговорена.) Я считаю письменный доклад тов. Микояна неудовлетворительным.

Начнем с партии. В докладе тов. Микояна говорится, что партийные организации и особенно ЦК не обращают должного внимания на вопрос о снижении розничных цен. Это неверно, товарищи. Вот факты.

Вопрос о снижении розничных цен был поставлен в ЦК как важнейший вопрос нашей политики еще на апрельском пленуме ЦК в 1926 г. Апрельский пленум ЦК исходил из того, что образовался отрыв розничных цен от оптовых, что образовались оптово-розничные ножницы, представляющие большую опасность, ибо ножницы эти открывают богатое поле для частного капитала и создают благоприятные условия для подрыва смычки. Вот что решил тогда апрельский пленум ЦК:

«В области товарооборота необходимо добиться решительного понижения розничных цен. В связи с отрывом розничных цен от оптовых вопрос об организации рынка и борьбе за понижение розничных цен приобретает исключительную важность. Успешность дальнейшего хода хлебозаготовок, а значит и выполнение экспортного плана, реальное увеличение заработной платы, достижения в борьбе с частнокапиталистическим накоплением — всецело зависит от дальнейшего снижения розничных цен как на промышленные товары, так и на сельскохозяйственные продукты. На этой борьбе в ближайшее время должно быть сосредоточено внимание профсоюзов, госпромышленности. госорганов и особенно кооперации»36.

Это было в апреле 1926 г. Решение было принято единогласно. Оно разослано всем членам ЦК и всем губкомам.

Голос. Оно опубликовано.

Сталин. В этом решении, как видите, совершенно ясно обрисован провал между розничными и отпускными ценами, причем острие борьбы направлено против высоких розничных цен, потому что именно с этого бока обрисовывается большая опасность.

После этого по инициативе ЦК было выпущено обращение ВСНХ, НКТорга и Центросоюза с призывом к снижению розничных цен на промтовары37.

Рыков. Когда это было?

Сталин. Это было в мае в связи с решением апрельского пленума.

Голос. [Микоян] Это было издано 2 июня.

Сталин. Нет, это обращение было издано в мае, потому что 12 мая ЦК разослал циркуляр о снижении розничных цен, в котором ЦК ссылается на это обращение. Это было в начале мая, после апрельского пленума ЦК.

Далее. 12 мая ЦК дал следующий циркуляр по всем губкомам и обкомам:

«Апрельский пленум ЦК принял решение о максимальном снижении розничных цен на промышленные товары с одновременным снижением цен на сельскохозяйственные продукты. В связи с этим решением ЦК было опубликовано обращение Наркомторга, ВСНХ и Центросоюза о конкретных мерах проведения этого решения. ЦК предлагает вам незамедлительно сообщить специальным письмом: 1) какие меры приняты во исполнение этого решения пленума ЦК; 2) какие реальные достижения по снижению цен имеются у вас в этой области; что намерены предпринять в ближайшие две недели в направлении дальнейшего проведения решения апрельского пленума ЦК».

Этот циркуляр был принят опросом членов Политбюро38.

Дальше. Мы получили на этот циркуляр ответ 82 местных партийных организаций. На днях я постараюсь разослать вам сводку этих ответов от местных парторганизаций. Из сводки вы увидите, что парторганизации отнеслись к делу совершенно серьезно39. Конечно, многого в этой области сделать не удалось. Почему, мы это увидим из прений. Но говорить после этих фактов, что ЦК не отнесся серьезно к вопросу о снижении цен, значит не считаться с фактами, значит отвлекаться от фактов.

Наконец, в начале июля 1926 г. было дано на основании директивы ЦК постановление СТО о мерах по снижению розничных цен40. В этом постановлении говорится о снижении розничных цен по четырем группам товаров, не по четырем товарам, как говорится в докладе тов. Микояна, а по четырем группам товаров. В ряду этих групп имелись кожевенно-обувные товары. Но о снижении цен по этим товарам в докладе тов. Микояна ничего не сказано. В постановлении СТО говорится также о снижении цен по группе строительных материалов. Но в докладе тов. Микояна об этих товарах тоже ничего не сказано. Я тщательно просмотрел это постановление СТО, оно у меня имеется на руках, и я должен сказать, что это постановление является великолепной конкретной директивой Наркомторгу и другим органам по снижению розничных цен на промтовары. Я это подчеркиваю, потому что, по сути дела, тов. Микоян ведет линию на отмену этого постановления СТО.

В постановлении СТО сказано, что должны быть снижены цены на известные группы товаров процентов на 10. Там сказано далее, что при снижении цен на известные товары нельзя допускать компенсационного повышения розничных цен на другие товары. В постановлении СТО прямо говорится: «Снижение цен на недостаточные промышленные товары не должно производиться за счет повышения цен на другие товары».

Затем в постановлении СТО имеется один замечательный пункт, говорящий о том, что если какой-либо торгующий орган или какое-нибудь звено товаропроводящей сети проявит упорство и не захочет снижать цен, то следует назначить перевыборы, переизбрать соответствующий орган и наказать его не только в судебном порядке, но и в порядке моральном. Выполняется ли этот пункт постановления СТО, из доклада не видно. Затем в постановлении СТО прямо сказано, что необходимо пересмотреть и снизить накидки. А вопрос о накидках есть основной вопрос в деле снижения розничных цен. Насчет пересмотра накидок в смысле их снижения в докладе тов. Микояна, к сожалению, ничего определенного не сказано. В докладе говорится об «установлении предельных накидок». Но это недостаточно и это неточно, неопределенно. Установить предельные накидки можно и в смысле фиксирования существующих накидок. Надо было сказать о пересмотре накидок в сторону их снижения. Это было бы определеннее и это вполне отвечало бы постановлениям ЦК и СТО. Такова, так сказать, история вопроса. Теперь по существу вопроса.

Я думаю, что Наркомторг сделал довольно много для того, чтобы улучшить дело торговли. Я этого не могу не признать. Например, по части стимулирования экспорта имеются серьезные достижения. По части улучшения качества импорта то же самое. По части заготовок так же. По части создания дисциплины в торгующих органах тоже сделано немало. Ну а по снижению розничных цен на промтовары? Что сделано Наркомторгом в этой области? К сожалению, в этой области сделано очень мало. И это не случайно, что доклад тов. Микояна не дает ответа на ряд вопросов, которые стоят теперь перед нами. Поэтому Политбюро поступило правильно, когда оно в своем заседании от 23 декабря 1926 г. приняло следующее постановление:

«Подтвердить решение Политбюро о снижении розничных цен в первую очередь за счет сжатия оптово-розничных ножниц. Считать, что достигнутые в этом направлении до настоящего времени успехи являются совершенно недостаточными. Поставить через две недели в Политбюро доклад тов. Микояна с выводами и практическими предложениями по вопросу о снижении розничных цен»41.

Нам говорят, что проведено снижение цен по некоторым товарам в среднем на 1% с лишним. Но этого мало, товарищи, очень мало. Затем предлагается в перспективе снижение на 2—3%. Но это тоже недостаточно, далеко недостаточно.

Затем надо иметь в виду следующее обстоятельство. Если раньше, в апреле 1926 г., вопрос стоял о том, чтобы заострить дело снижения розничных цен по линии деревни, то теперь этот вопрос расширяется, и приходится говорить также о снижении цен не только в деревне, но и в городе. Снижая цены на товары для деревни и сохраняя целиком этот уклон в сторону деревни, надо теперь снижать цены вместе с тем и на товары для рабочих, ибо в последнее время рабочие также страдают от дороговизны. В докладе говорится о снижении розничных цен по сахару, керосину, ситцу, спичкам, махорке. Но кожевенно-обувная отрасль и другие товары массового характера для города изъяты, и цены на них не подвергаются снижению. Это не годится, товарищи. На этих городских товарах и отыгрывается, видимо, кооперация, снижая цены кое-где по линии крестьянской и повышая по линии городской. А это бьет по рабочему классу. Теперь, в январе 1927 г., не так надо ставить вопрос, как его ставили в апреле прошлого года. В апреле прошлого года стоял вопрос о заполнении провала между отпускными и розничными ценами с заострением по линии деревни. Теперь вопрос стоит так: сохраняя эту линию, дополнить ее другой линией, т.е. понизить розничные цены и по городским товарам.

Что можно и нужно предпринять в области понижения розничных цен на промтовары?

По-моему, нужно прежде всего подчеркнуть, что оптово-розничные ножницы имеются и останутся еще в будущем. Нужно подчеркнуть, что эти ножницы представляют серьезнейшую опасность, что борьба с этой опасностью является одной из важнейших задач нашей партии. Все это нужно подчеркнуть, чего, к сожалению, не делает доклад тов. Микояна.

Во-вторых, необходимо признать открыто и ясно, что мы, снижая отпускные цены (у нас уже есть на этот счет специальное решение Политбюро)42, должны одновременно держать курс на серьезное снижение розничных цен. Нужно установить приблизительные проценты снижения розничных цен, распространив это снижение на все товары массового потребления. Я полагаю, что решение СТО от 2 июля прошлого года насчет 10% снижения следовало бы распространить и на другие товары массового характера. Предлагают снижение на 2—3%. Но этого мало.

Микоян. Это дополнительно.

Сталин. По некоторым товарам снижение достигнуто, но рабочие говорят, какое же это снижение, если по другим товарам имеется повышение? А что повышение есть, это факт, и Микоян этого не отрицает.

Далее. Как понизить розничные цены? Где звено, за которое надо ухватиться? По-моему, надо понизить накидки, т.е. надо выполнить то, что сказано в известном постановлении СТО от 2 июля 1926 г. Пересмотр и снижение накидок — в этом теперь основное звено. Нельзя смешивать с накидками акциз, железнодорожные тарифы и налоги. Это особая статья. Снижение акциза, налогов и т.д. не зависит от торгующих органов, и не об этих накидках говорится тут. То, что зависит от торгующих органов — это накидки по линии организационных расходов, по линии штатов и по линии так называемой «нормальной коммерческой прибыли». Вот эти накидки и надо снизить. Если мы их снизим, то тогда сокращение товаропроводящей сети, сокращение накладных расходов и ликвидация ненужных звеньев товаропроводящей сети произойдут сами собой. Надо надавить на торгующие органы, чтобы накидки были снижены. В этом теперь дело. Стоит нам снизить накидки, и тогда кооперация и торговые органы постараются подсократиться по линии накладных расходов так же, как и по линии раздутой коммерческой прибыли.

Затем о нажиме. Тов. Микоян говорит о нажиме сверху, со стороны партии. Это верно, нажимать нужно. Он говорит о репрессиях, утверждая, что нельзя выезжать только на репрессиях. Это тоже верно. Но кроме нажима сверху, обязательно должен быть нажим снизу, со стороны масс, со стороны рабочих и крестьянских потребителей. Без этого нажима снизу ничего не выйдет. Могут ли наши торгующие органы, снижая цены, публиковать об этом в газетах, публиковать цены на промтовары? Я думаю, что могут и должны. Почему бы не ввести в практику публикацию фиксированных на известное время цен ко всеобщему сведению, чтобы потребители могли таким образом контролировать торгующие органы и привлекать их к ответу в случае нарушения политики цен? Я думаю, что мы должны это ввести в практику. Такая практика сразу сделала бы ясным превосходство советских торгующих органов перед частными капиталистами, поставила бы наши торгующие органы под контроль масс, и дела пошли бы лучше. [Если частный капитал не будет публиковать о снижении цен, он потеряет свой вес.] Я думаю, что только на этой почве мы могли бы вовлечь широкие профсоюзные массы в городах, а также крестьянских потребителей в деревнях в дело улучшения наших торгующих органов и особенно кооперативного аппарата.

Затем необходимо дать конкретные указания насчет сокращения товаропроводящей сети. В докладе тов. Микояна говорится: «Рационализация товаропроводящей сети, устранение лишних звеньев...» и т.д. Но обо всем этом мы говорим уже два года. Не пора ли указать наконец конкретно, какие именно звенья подлежат ликвидации и как именно следовало бы рационализировать товаропроводящую сеть? Истекший период является достаточным, совершенно достаточным для того, чтобы дать наконец практические указания о ликвидации определенных, вполне определенных звеньев товаропроводящей сети и о конкретных мерах по рационализации товаропроводящей сети. Наконец, насчет баланса наших торгующих органов и прежде всего нашей кооперации. У кооператоров и вообще у наших торговцев сложилась в последнее время опасная психология и опасное устремление в сторону получения «блестящих» балансов с «блестящей» прибылью. Кооператоры все больше стараются не о том, чтобы укреплять смычку с рабочими и крестьянскими потребителями, а о том, чтобы выколачивать побольше прибыли и потом блеснуть балансом. Это, товарищи, опасная психология и опасное устремление, которое к добру не приведет. Нам не нужны ни «блестящие» балансы, ни высокие прибыли. Не в этом наша политика. Нам нужна смычка с широким массовым потребителем города и деревни. Пусть будет поменьше прибылей и пусть будут неблестящие балансы, но пусть укрепляется смычка нашей индустрии через торгующие органы с массовым потребителем. Вот в чем наша политика. К сожалению, наша кооперация не понимает или не хочет понимать этого. И в этом теперь главная опасность. Постановление СТО дает нашим торгующим органам в этом отношении некоторую лазейку, поскольку там говорится о «нормальной коммерческой прибыли», которую хотят обеспечить себе наши торгующие органы. Но что такое «нормальная коммерческая прибыль»...

Голос. 2-3% с оборота.

Сталин. ...и кто высчитал эту прибыль? Зачем нам большие прибыли, если они ведут к размычке? Не пора ли нам определить минимум этой прибыли и регламентировать эту прибыль? Я думаю, что пора. И чем скорее мы это сделаем, тем лучше. Ибо только в этом случае удастся нам направить внимание наших торгующих органов от «блестящих» балансов в сторону снижения накладных расходов, в сторону снижения прибыли и, наконец, в сторону укрепления смычки с массовым потребителем. Не эффектные балансы, а смычка с массовым потребителем — вот в чем теперь главный вопрос. Об этом забывают, к сожалению, наши торговые и прежде всего кооперативные организации.

Председатель. Слово имеет тов. Куйбышев.

Куйбышев. Поскольку речь зашла об отпускных ценах, я остановлюсь несколько на вопросе о том, что мы делаем по части отпускных цен. Прошлое решение Политбюро гласило, что в области отпускных цен мы должны взять курс на снижение их с тем, чтобы оно шло за счет уменьшения себестоимости продуктов, дабы не нарушить накоплений в промышленности, нужных для капитальных работ и переоборудования промышленности. С другой стороны, было возложено обязательство всякое снижение отпускных цен довести до потребителя. Кроме того, ВСНХ было дано задание конкретно определить, на какие продукты можно провести это снижение. ВСНХ вошел в СТО с предложением о снижении отпускных цен на 10 товаров43. Сюда относятся: льняные ткани, камвольные ткани, лесоматериалы, галоши, электроизделия, анилинокрасочные изделия, трикотаж, соль, сахар (уже снижено). Причем это снижение отпускных цен во многих случаях достигает довольно значительных размеров. Например, по льняным тканям мы предлагаем снизить цены на 5%, по камвольным — на 6%, по анилинокрасочным — на 10%, электроизделия от 5—25%, трикотажные изделия до 22% и т.д.

Таким образом меры по части снижения отпускных цен принимаются. Мы по 10 товарам вносим предложения о немедленном снижении отпускных цен. По части остальных товаров, как это соответствует решению Политбюро, мы будем разрешать вопрос о возможности снижения при пересмотре программы каждой отрасли промышленности. В области отпускных цен и снижения этих цен меры принимаются, и общая высота цен будет несколько понижена.

Когда речь идет о снижении розничных цен, то остается совершенно неясным один пункт [совершенно неясным даже у т. Микояна] — это вопрос о возможности снижения розничных цен на недостаточные товары. Тов. Микоян сам говорит, что накидки на недостаточные товары слишком велики и могут быть снижены в дальнейшем. Между тем снижение по розничным ценам даже по данным Центросоюза, как это приведено в записке тов. Микояна, такое: по райсоюзам снижение на 2,8%...* (*Так в документе) Я не помню точно, какие накидки существуют по недостаточным товарам, но для вольного рынка они доходят до 70%, для кооперации доходят до 40% во всяком случае. Почему из 40% накидок на недостаточные товары нельзя снизить 10%? Мне кажется, что это никак не обоснуешь. Почему кооперация имеет возможность доводить до потребителя достаточные товары с накидкой в 20%, по некоторым продуктам с накидкой в 9%, а по недостаточным товарам накидка существует огромная и снижение происходит в микроскопических дозах: 2% для райсоюзов и 5% для низовой кооперации? Тут нельзя дать другого объяснения, кроме того, которое приводит тов. Сталин, что кооперация компенсирует себе снижение накидок...

Сталин. Те снижения или те потери по снижению розничных цен?

Куйбышев. Тов. Сталин немножко неверно объяснял, когда говорил, что кооперация компенсирует снижение цен за счет достаточных товаров, она компенсирует себя за счет малого снижения накидок на недостаточные товары.

Вместо того чтобы 40% накидок снизить, ну на 10%, довести их до 30% по недостаточным товарам, она снижает на 2—5%, и таким образом имеет возможность компенсировать...

Голос. По другим товарам повышается.

Куйбышев. По достаточным товарам накидки существуют, я согласен с тов. Микояном, более или менее нормальные, есть некоторые товары, где имеется 9% накидок, тут кооперация рынком вынуждается это делать (шум).

Кооперация могла бы снизить больше, но поскольку есть недостаточные товары, поскольку их сейчас рвут из лавок, поскольку на вольном рынке цены высоки, кооперация имеет возможность продать по высоким ценам, немного снизив в сравнении с вольным рынком. Обыкновенно кооперация, по-видимому, так и делает, она чуть-чуть снижает по сравнению с вольным рынком, это бывает на 10—15%, но все же, сохраняя большой размер накидок, этим самым сохраняет возможность получения прибыли и, как правильно говорит тов. Сталин, получает приличный вид своего баланса.

Голос. Балансы и в промышленности есть.

Куйбышев. Мы совершенно определенно говорим, и ведь партия на это идет, что промышленность должна иметь накопления для того, чтобы финансировать капитальные работы, иначе без этого финансового накопления промышленности мы не можем выполнить тех больших заданий по реконструкции промышленности, которые сейчас поставлены. Или давайте из бюджета на реконструкцию промышленности, или дайте возможность промышленности иметь накопления, которые она обращает на реконструкцию. Прибыли же кооперации не должны быть особенно велики потому, что потребительская кооперация является органом, организацией, объединяющей потребителей, и совершенно естественно, что прибыль должна быть только умеренная, которая дает возможность постепенного и планомерного увеличения капиталов для большего охвата товарооборотов. Это, во всяком случае, не является прибылью, которая может быть сравниваема с прибылью, которая имеется в промышленности. В промышленности прибыль имеет определенное назначение. И правительство и партия одобряют это, накопление идет на реконструкцию промышленности и на улучшение технической базы.

В области снижения розничных цен на недостаточные товары, мне кажется, имеются огромнейшие возможности, и никто не доказал, ни Центросоюз, никто не доказал то, что здесь все возможности использованы. То снижение на недостаточные товары, которое произведено, является недостаточным и свидетельствует о том, что в кооперации имеется стремление с этих больших накидок на недостаточные товары получить излишнюю прибыль. Я совершенно согласен с тов. Сталиным, что должна быть определена та прибыль, которую кооперация должна получать. Тут, очевидно, нужно внести какое-то плановое начало. Нужно сказать, какие потребности у кооперации имеются для накопления с точки зрения расширения ее оборота. Какая-то прибыль должна быть, потому что мы ставим ставку на то, что кооперация должна стать основным товаропроводящим органом продуктов и продукции промышленности. Какая-то прибыль должна быть, но мы должны определить, каков должен быть размер этой прибыли, и, выведя этот процент прибыли, сделать его нормальным и обязать кооперацию не превосходить его. Это мы сможем сделать. Можно таким образом с другого конца нажать на кооперацию по части недостаточных товаров.

Накидки должны быть пересмотрены, это мне кажется тоже совершенно правильным. Такое постановление было. Накидки до некоторой степени исправились, Наркомторгом в этом отношении предприняты кое-какие меры. Но практика показывает, что мы теперь должны подойти к этому вопросу снова и пересмотреть накидки для недостаточных товаров. Установить для них накидки в таком размере, чтобы они соответствовали интересам понижения розничных цен на недостаточные товары.

В общем, я высказываюсь за то предложение, которое вносит тов. Сталин, и думаю, что возможности снижения розничных цен у нас не все исчерпаны. Они имеются и в области недостаточных товаров, и в области достаточных путем рационализации товаропроводящей сети. Вопрос о рационализации товаропроводящей сети будет стоять специально на Политбюро по докладу комиссии тов. Рудзутака, и этот вопрос мы тогда будем обсуждать в связи с докладом тов. Рудзутака44.

Председатель (Рыков). Слово имеет тов. Любимов. Тов. Любимов, нельзя ли, чтобы вы в вашем выступлении доказали то, на что вы постоянно указываете, что сокращение сроков кредитования кооперации сильно толкает розничные цены вверх.

Любимов*. (* Текст выступления И.Е. Любимова воспроизводится по перепечатке, сверенной со стенограммой, имеющей авторскую правку. На одной из страниц стенограммы имеется следующая помета: «Эта часть совершенно не записана и пришлось по документам восстанавливать». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 702. Л. 64.)) Можно будет сделать. Письменный доклад тов. Микояна, по-моему, является исчерпывающим докладом. В нем действительно собраны все данные, какие можно собрать для характеристики современного состояния розничных цен. И совершенно не прав тов. Манцев и тов. Куйбышев, когда они вместо критики цифр перешли просто к рассуждениям по поводу розничных цен. Тов. Манцев взял газетную статью и стал доказывать [неправоту тов. Микояна], что ни кооперация, ни Наркомторг не добились результатов по снижению цен.

Сейчас мы имеем такое положение, что роль госторговли во всем обороте выражается в 35% и в розничном — примерно в 17—18%, а роль кооперации в розничном обороте — в 40%. И было бы очень хорошо, если бы тов. Манцев или ВСНХ пришли и сказали, что они, т.е. ВСНХ, синдикаты и торги, снизили цены в большей мере, чем Центросоюз и Наркомторг. Мы этих данных от них не видим. По-видимому, здесь работа идет на общем уровне.

Как идет снижение цен? По нашему представлению, кооперация дает больший процент снижения цен, чем госторговля. Тов. Микоян приводил общие цифры. У меня также имеются некоторые цифры по группе недостаточных товаров. По сельским потребительским обществам, по нашим данным, цены понижены на 8%, по городским потребительским обществам на 5,2%. По райсоюзам понижены на 2,8%. Это на 1 ноября. С 1 ноября по 1 декабря, по последним нашим данным, цены по городским потребительским обществам понижены еще на 1%.

Сталин. Это по основным товарам или по отдельным?

Любимов. Я говорю только по недостаточным товарам.

Как у нас поставлена статистика? Мы ежемесячно систематически получаем от 400—600 сельских потребительских обществ сведения в течение уже двух лет. По городским потребительским обществам мы получаем от 90—100 обществ также ежемесячные данные. Точно так же получаем данные по 85—95 райсоюзам. Эти данные являются показателями достаточно достоверными и не могут быть опровергнуты. Мы послали в СТО недели три тому назад записку о снижении цен, где все материалы приведены в достаточно подробном виде. Кроме того, у нас было экспедиционное обследование, подтвердившее статистические данные, был послан ряд инструкторов для обследования снижения цен и непосредственного проведения этого снижения. Мы имеем по всей системе до 2,5 тысяч инструкторов, и все эти инструкторские силы за последние 3—4 месяца заняты исключительно работой по снижению цен.

Нужно сказать, что нами приняты, в общем, все меры к снижению цен. Мы добились более значительных результатов по городским и рабочим потребительским обществам и в меньшей мере по сельской низовой сети. Но я хотел бы ответить тов. Сталину, что никак нельзя каким-то образом повысить цены на городские товары по городу за счет какого-то понижения цен в деревне или обратно, так как здесь действуют и работают совершенно самостоятельные организации. Тов. Сталин и другие возражали и требовали недопущения переложения убытков по торговле одними товарами на другие путем продажи этих последних по несколько более повышенным ценам, которые в общем не давали бы убытков.

Сталин. Я говорил то же, что говорит постановление СТО (читает): «Снижение цен на недостаточные промышленные товары не должно производиться за счет повышения цен на другие товары».

Любимов. Никакая торговая организация этого в категорической форме не сможет проводить. Ни вы, ни другой человек этого не проведете, ибо если вы заставите по 10-ти или 50-ти товарам продавать с убытком, а по другим 10-ти запретите получать прибыль, то ясно, что организация пролетит, понеся в общем убытки.

Голос. Здесь говорилось о накладных расходах, что их нужно снизить.

Любимов. В такой категорической форме политики цен проводить нельзя, ибо всякая организация пролетит. В общем и целом такая тенденция непереложения убытков должна быть, но не в такой категорической форме.

Разрешите сказать о накидках. На Политбюро смеялись, когда Микоян говорил о сравнении теперешних накидок с довоенными. Ничего в этом нет смешного. У нас тоже есть данные, которые говорят о том, что мы приближаемся к довоенному уровню в отношении накидок, расходов на служащих и т.д.

Орджоникидзе. Все-таки гораздо выше довоенного?

Любимов. Немного выше.

Я приведу такие данные: сельские потребительские общества за 1 квартал 1924 г. имели накидки 19,4% на себестоимость; в 3 квартале 1925/26 г. — 14,6%, по городским потребительским обществам в 1 квартале 1924 г. Накидки были в 18,8%, а в 3 квартале 1925/26 г. — 14,5%. Райсоюзы в 1 квартале 1924/25 г. имели накидки в 10%, в 3 квартале 1925/26 г. — 7,9%. Мы должны констатировать, что дело постепенно улучшается.

Тов. Сталин интересовался насчет сапог.

Рыков. Чем объяснить, что несколько снизились накидки, а вот уменьшение на 1%.

Любимов. Тов. Сталин здесь привел странное утверждение, пусть, говорит, акцизы и тарифы повысились, они никак не влияют на накидки. Ну, извините, это закон арифметики.

Сталин. Я этого не говорил.

Любимов. Разрешите, я приведу следующие данные, как повышались цены.

Калинин. Он не говорил о ценах, а говорил о накидках.

Любимов. А накидки из чего составляются — из расходов.

Сталин. [Соотношение отпускных и розничных цен.]

Любимов. Тов. Микоян в письменном докладе и здесь указал, что кооперация целиком передает потребителю то снижение, которое происходит по отпускным ценам. Вы меня сбиваете, я хочу ответить, какие факторы влияли на повышение цен.

Сталин. Я говорил о накидках минус налоги, тарифы и другие независящие расходы.

Любимов. Но налоги и тарифы к этому прибавятся тогда?

Сталин. Конечно, прибавятся, но в этом не вы виноваты, это не зависит от кооперации.

Любимов. Правильно, в этом не мы виноваты. Но вот, скажем, как по другим видам товаров движутся цены. Возьмем данные относительно сапог. Сапоги по преимуществу — кустарные товары. Кооперация берет от Кожсиндиката45 по генеральным договорам около 24% всего его оборота. Весь остальной товар проходит помимо генеральных договоров, и огромная масса товаров является кустарным товаром. И вот за время с 1 мая по 1 ноября цены повысились в городе на 1,3%, а по селу на 5,4%, вследствие того, что этот товар является кустарным и что деревня в большей мере снабжается кустарными товарами. На керосин цена повысилась на 1,9% вследствие того, что тариф увеличился. Цены на мыло увеличились на 6—5% вследствие того, что цены на подсолнечное масло увеличились. На махорку цены увеличились на 6% вследствие того, что акциз повысился. На сельдь цены повысились до [1,5%] 6%. На масло подсолнечное цены были повышены на 5,2%.

Когда вы все это учтете, то получается какая-то средняя повышения, которая и оказывает влияние на непосредственные результаты снижения цен.

Что делает кооперация, и сделала ли она что-либо в этой области? По настоящее время мы имели три широких совещания с низовыми работниками. Недавно закончилась сессия Центросоюза, где был специальный доклад по снижению цен. Теперь происходят собрания по перевыборам кооперативных органов. Под флагом снижения цен ведется вся кампания по перевыборам.

Конечно, кооперация еще не все сделала, что можно. Мы считаем, что дальнейшее снижение цен еще возможно, но при современном поднятии ж.-д. тарифов, акцизов и прочего это снижение может быть не более, чем на 2-3% в среднем по всему Союзу. Дальнейшая работа по снижению цен потребует реконструкции, переустройства всего товаропроводящего аппарата госторговли и кооперации и рационализации самой работы нашего аппарата.

Позвольте вам еще отметить, как повышаются цены. Часть товаров, примерно 50-60% общей массы, мы получаем транзитом, скажем, от Текстильного синдиката46 и др. организаций, а часть получается нашими организациями, скажем, в Ленинграде, в Воронеже, в Киеве от синдикатских отделений. Что получается при получении товаров из отделений синдиката? Потребительская кооперация уплачивает отделению Продасиликата (посуда и прочее)47 — 3,5%, отделению ВТС по текстилю — 2-3%. Значит, если товар будет завезен в Ленинград, а не прямо в Череповец, то в Ленинграде накинут на это дело 2—3%, 3,5%, вследствие же того, что товар нужно вести не прямо в Череповец, а сначала в Ленинград в отделение синдиката, на этом кооперация переплачивает еще 2,4% на изломанном тарифе. Так что если товар идет в Череповец не прямо, а через Ленинград, кооперация переплачивает 2—3% за то, что там есть отделение синдиката, а затем 2,4% за ломаный тариф. Вот к чему приводят недостатки товаропроводящей сети.

Тов. Сталин спрашивал, как сокращение сроков кредитования способствует росту цен и раздвижению «ножниц».

Сталин. Я это не спрашивал.

Рыков. Это я спрашивал.

Любимов. Тов. Рыков спрашивал. Сроки кредитования нам снижены в значительной мере; по крайней мере, в течение года по некоторым товарам почти в два раза с лишним. По текстилю, если в прошлом году срок кредитования был 50 дней, то теперь только 19,5 дней. Это вызывает, по нашим подсчетам, удорожание товаров примерно на 1% вследствие того, что мы должны иметь дополнительные банковские средства и платить проценты за пользование денежным кредитом.

По вопросу о влиянии повышения отпускных цен на снижение розничных цен разрешите вам привести наиболее характерные факты. Цены оптово-отпускные повысились не только прямым путем, а и косвенным. Каким образом они повысились косвенным путем? Год тому назад всякая организация делала скидку при оптовой продаже Центросоюзу, областным союзам примерно в 2—3%. Теперь эти процентные скидки уничтожены. Далее, учет векселей принимали на себя синдикаты и тресты, сейчас это переложено на кооперацию. Вот, например, Белпайторг48 делал скидку 3%, теперь в ней отказал; учет векселей в 0,33% тоже переложен на кооперацию.

Может быть, мы склонны с тов. Манцевым перекладывать недочеты друг на дружку?

Голос. Есть грех.

Любимов. Это склонна каждая организация делать, но надо же эти факты привести, показать, что все это влияет на состояние цен.

Регулирует ли кооперацию Наркомторг? Что он делает в смысле регулирования цен? В каких условиях нам приходится работать?

Мы считаем, что сейчас рынок в значительной мере дезорганизован. Запасы товаров в среднем имеются в наших организациях на 30 дней. В довоенное время запас товаров был на 9 мес. Следовательно, наш торгаш беспрерывно находится в разъезде в поисках за товарами. Деревенское потребительское общество какой-нибудь Костромской губернии в поисках за товарами едет в Ярославль, не удовлетворившись Ярославлем, едет в Москву, покупает у Мосторга, у синдикатов; не удовлетворившись здесь, едет в Иваново-Вознесенск, покупает там у треста, у райсоюза. Он все время курсирует, потому что в Ярославле или в Москве или не дадут достаточного количества товаров, или вовсе не дадут. Таким образом потребность в товарах заставляет его почти беспрерывно ездить.

Теперь, каким ассортиментом товаров нас снабжают. Здесь кооперация все время получает по преимуществу производственный ассортимент, который фактически является принудительным, и вообще при продажах нередко практикуется сбыт товаров в принудительном ассортименте. Приведу примеры только по Тульскому союзу потребительских обществ. 1) Тульская контора Госрыбсиндиката49 обязала при покупке 5 вагонов сельди взять 3 вагона судака соленого и 1 вагон камсы, не соглашаясь продать сельдь без судака и без камсы даже за наличные. 2) Ленинградский жиртрест50 на 12 вагонов хозяйственного мыла на год заставлял в обязательном порядке взять ежемесячно на 1 тыс. руб. туалетного мыла, не нужного в таком размере Тульскому союзу. 3) Продасиликат обязал райсоюз на каждый вагон чайных стаканов (в ассортимент которого и так включено много неходовых стаканов) выбирать 4 тыс. штук фужеров для шампанского и 3 тыс. штук сахарниц. Такие же примеры могут быть приведены по каждому ЦРК и по каждому райсоюзу. Такие условия получения товаров несомненно мало способствуют нормальной организации торговли и снижению цен.

Пару примеров того, как Наркомторг регулирует снижение цен. В Васильевском потребительском обществе Гомельского района уполномоченный внуторга обнаружил повышение цен по некоторым товарам. Керосин продавали вместо 5,55 по 6 коп., сельдь вместо 17,20 по 18 коп., гвозди вместо 16,40 по 17 коп. Всего в округленной продажной сумме ЕПО перебрало 29 руб. 11 коп.

Но одновременно ЕПО продавало мануфактуру ниже установленной цены, и это дало населению экономии 48 руб. 66 коп. Несмотря на такие факты, руководители ЕПО были привлечены к судебной ответственности и получили условное осуждение на 6 месяцев.

Второй факт. Саратовский губвнуторг издал приказ по вопросу о том, как контролировать снижение цен в первичной кооперации. Он обязывает при отпуске товаров какому-нибудь первичнику требовать от него справок от имени правления, заверенных ревизионной комиссией, в какой мере выполнены установленные им накидки. Если из документов видно, что первичник выполнил в точности накидки, то отпуск товаров может производиться беспрепятственно. Представленная справка отбирается и подкалывается к товарным документам, по которым производится отпуск товаров. Если же будет обнаружено нарушение цен, то отпуск товаров временно приостанавливается, и справка, представленная первичником, пересылается в губвнуторг для выяснения.

Как видите, Наркомторг не только усердно регулирует и следит за снижением цен, но местные его органы в этом отношении допускают даже изрядное количество несообразностей.

Несмотря на все неблагоприятные обстоятельства в деле снижения цен, мы считаем, что их дальнейшее снижение должно быть проводимо с неменьшей энергией, чем до настоящего времени. Снижение цен должно носить характер постоянной, длительной и упорной кампании не только кооперативных организаций и внуторгов, но и всех советских, профессиональных и партийных организаций. Хотя соответствующее постановление партийных организаций в центре и было51, но местные организации систематически и должным образом за снижение цен не взялись. У нас есть ряд примеров, подтверждающих прохладное отношение к этому партийных и профессиональных организаций. Так, в Туле, например, местный ЦРК строит холодильник и склады за счет своих прибылей, тогда как дело со снижением цен обстоит не блестяще. Не привлечены в должной мере к делу снижения пайщики кооперации как в городе, так и в деревне, и широкие массы населения. Здесь мы сталкиваемся иногда с такими решениями, которые свидетельствуют о недостаточном понимании низов <низами> кампании по снижению цен. И в деревне, и в городе иногда обращают больше внимания на получение прибылей, чем на снижение цен.

Мы считаем, что кампания по снижению цен должна быть продолжена независимо от снижения оптовых отпускных цен, но при таком положении рассчитывать на снижение больше, чем на 2—3%, не приходится при самом упорном стремлении в этом направлении. Основное же снижение в дальнейшем должно быть проведено и целиком передано потребителю в том размере, в каком будут снижены оптовые отпускные цены.

Рыков. [Теперь я себе возьму слово.] Докладывая в СТО об оптово-розничных ножницах, т. Микоян обещал снижение цен примерно на 2—3%. Относительно отпускных цен докладывал тов. Квиринг, изображавший дело еще более безнадежно.

Микоян. Когда?

Рыков. Где бы Клиринг об этом ни выступал, он всегда говорил, что отпускные цены снижать нельзя. Обстановка же у нас такая: индекс цен на хлеба равен, или даже несколько ниже, довоенному, т.е. на 1 руб. червонный мы теперь покупаем у крестьянина столько же хлеба, сколько покупалось у него до войны на рубль довоенный. Индекс по всем товарам свыше 2. При исчислении реальной заработной платы мы наш червонный рубль приравниваем к довоенному полтиннику или даже несколько меньше, и в этих реальных рублях зарплата перешагнула довоенный уровень.

Крестьяне продают по той же цене, что и до войны, т.е. получают за единицу своей продукции столько же червонных рублей, сколько получали до войны довоенных рублей, иногда меньше, за товары же промышленные платит в два раза больше. Главная опасность заключается в этом разрыве цен на продукцию деревни и продукцию города. Поэтому тов. Сталин не совсем прав, когда он теперь хочет несколько заострить внимание на городе, ибо, повторяю, заработная плата имеет индекс свыше 2, крестьянин имеет индекс 1, при общем индексе свыше 2 (в рознице). Главная опасность здесь именно в крайне невыгодном для крестьянина соотношении рубля «деревенского» и рубля «городского».

И я убежден, что нам предоставлен очень незначительный срок для того, чтобы этот главный вопрос решить, чтобы добиться сжимания ножниц путем понижения промышленных отпускных и розничных цен.

Если на протяжении полгода мы этого не сделаем, то еще время терпит, но дальше так продолжаться не может.

Дает ли что-нибудь в этом году для снижения цен индустриализация? Не дает. Даже в таких отраслях промышленности, как стекольная, которую мы больше других механизировали. Недавно на СТО было заявлено, что именно механизация так осуществлена, что будет в этом году повышение цен на стекло.

Голос. А почему?

Рыков. Я сам этот же вопрос задавал, но ничего членораздельного в ответ не получил. Серго переписывается теперь по этому поводу со стекольными заводами. Мы построили заводы лучше, чем «в Европах», а цены на стекло пока стали дороже.

По-видимому, на протяжении ближайших 1—2 лет нам индустриализация реальных результатов в смысле понижения отпускных цен едва ли что даст. В этом году мы вынуждены были повышать цены на металл, потому что торговали в убыток на протяжении ряда лет и чуть ли не каждый месяц давали металлопромышленности дотацию. Подняли цены на уголь, так как существовавшие цены были убыточны. Подняли цены на нефть, потому что оказалось невыгодным покупать ни уголь, ни дрова, и все стали покупать нефть. А повышение цен на топливо, которое все потребляют, не может не отразиться на всех остальных товарах. Как видите, положение много сложнее, чем изображалось здесь.

Перехожу к цифрам, которые представлены в докладе. Если не ошибаюсь, в свое время ВСНХ для довоенной торговли определял накидку в 20% к отпускной цене. К тем же выводам приходил и Госплан. Накидка теперь, как говорят, составляет 60%. Правда ли это, не знаю. Если это верно, то весь доклад никуда не годится. Если это неверно, пускай прямо скажут.

У тов. Микояна противоречивые данные. Возьмем, например, данные о ценах на ситец. В кооперации накидки составляют на 1 ноября — 18,5%. Об этом же тов. Микоян говорит в другом месте доклада, приводя совершенно иные цифры. Какие из них верны, я не знаю. Читаю: «Движение накидок в розничной торговле по СССР на отпускную цену госпромышленности за 1923—26 г.». Здесь уже средняя накидка за май 1926 г. составляет 78,5%.

Косиор. На ситец?

Рыков. На ситец. За ноябрь [71,1%] 74,1%.

Микоян. Ты копейки с процентами путаешь.

Рыков. Ничего подобного. Если продаешь за 78 коп., то % накидки около 200.

Косиор. Здесь абсолютные цифры.

Рыков. Если абсолютные цифры, то на что — на метр или на версту?

Эйсмонт. Это неточный заголовок.

Рыков. Каждый раз, когда я пытаюсь добиться правды в этом вопросе, мне говорят, что или заголовок неправильный, или еще что-нибудь неправильно. Тут же совершенно ясно видно — цифры противоречат друг другу.

Микоян. 78% — это цифра не Наркомторга, а Конъюнктурного института, т.е. частная, а не кооперативная накидка.

Рыков. Зачем же они приводятся НКТоргом и притом без оговорок. Я никак не могу добиться ясности в этом вопросе, ибо точных данных нет, нет нужного учета. Возьмем таблицу, показывающую % накидки в розничной торговле в Москве. Торговля в Москве организована лучше, чем в других городах; накладные расходы меньше. По ситцу накидка составляла в апреле в госторговле 16,1%, в кооперации — 16,1%, в частной торговле — 29%. Таким образом получается такая путаница, что не знаешь, каким цифрам верить. Этим цифрам я не верю.

Косиор. Перестал верить?

Голос. Неверие в цифры.

Рыков. Перестал верить.

Далее, в докладе Микояна сказано, будто СТО решил, что оптово-розничные ножницы признавались лишь в отношении цен на недостаточные товары. Когда я вчера прочел это, я хотел, но не мог этого сделать за недостатком времени, разослать всем членам Политбюро сообщение о том, что это неверно. Мы принимали постановление о десятипроцентном снижении цен не на все, а лишь на некоторые, именно дефицитные товары (цены на которые особенно сильно возросли), совсем не потому, что мы отрицали наличие ножниц в отношении остальных промтоваров, а исключительно потому, что хотели наиболее деловым образом подойти к вопросу. Мы имели в виду сосредоточить внимание и усилия на борьбе за снижение цен по точно переименованному количеству товаров, чтобы тем вернее достигнуть необходимых успехов. Однако делать отсюда вывод, что СТО считает, что только по этим товарам существуют оптово-розничные ножницы, неверно. Этого СТО никогда не решал. Такого рода неточности имеются в докладе, представляя собой отраженное влияние аппарата, который это делает, чтобы себя же оправдать.

Микоян. За доклад я отвечаю, не аппарат, а я писал его.

Рыков. Я говорю, отраженное влияние аппарата здесь есть, потому что откуда ты мог взять, что СТО признавал ножницы только в области этих товаров, в то время как СТО такого решения не принимал. Нужно установить, что ограничиться тремя или четырьмя процентами снижения розничных цен нельзя, нужно идти дальше, назначив процентов пять или шесть. Нужно указать совершенно точный срок, в течение которого этот результат должен быть достигнут. Но вместе с тем, если не по этому докладу, то по докладу об отпускных ценах нам нужно разрешить основной вопрос о действительных мерах устранения опасности отрыва сельского хозяйства от промышленности из-за того, что червонный крестьянский рубль противостоит двум рублям городским.

Сталин. Если не больше.

Рыков. Если не больше. Нужно решить, что здесь делать.

Сталин. Никто еще не высчитал, сколько переплачивает мужик. (Шум, разговоры).

Рыков. Заявление о том, что крестьянин платит много больше, чем это определяется уездными и ярмарочными ценами, не верно. Крестьянин ездит за покупками главным образом в город. Уезд и ярмарка имеют колоссальное влияние на все снабжение деревни. При тех ножницах, которые существуют между торговлей в селах и уездном городе, крестьянин предпочитает съездить в уездный город для продажи своего хлеба и покупки промтоваров.

Какое бы решение мы ни приняли по вопросу о розничных ценах, оно не сможет гарантировать снижения цен на промтовары более чем на 5% и не в состоянии изменить того основного факта, что крестьянин продает свой товар минимум в два раза дешевле, чем фабрика. Индустриализация на протяжении ближайших двух-трех лет больших успехов не даст.

В вопросе об отпускных ценах мы имеем большое сопротивление наших хозяйственников. В этом отношении т. Куйбышеву приходится вести борьбу в самом ВСНХ. Совершенно ясно, что масса «промышленников» против этого.

В качестве примера я могу сослаться на Текстильный синдикат, который берет за свою работу в два раза больше того, что сам расходует. Зачем это нужно? Выходит так, что вместо удешевления, благодаря организации торговли через синдикаты, мы получаем удорожание, ибо отпускные цены треста синдикату остаются теми же. Трест берет прибыль при продаже синдикату и свое отношение к синдикату рассматривает по тому же типу, что и к кооперации. Синдикат при продаже последней делает новую накидку. В результате накидка растет по всем решительно звеньям товаропроводящей сети.

Возражают против огульного снижения цен. Конечно, правильны соображения тов. Любимова в этом вопросе. Но я боюсь, что и мы, и тов. Любимов слишком много рассчитываем на свои индивидуальные способности и значение работы верхушечных аппаратов. Дело в том, что цены сложились в условиях, когда население покупало по любой цене любой товар, и вся наша промышленность и госторговля были этим избалованы. Теперь, для того чтобы преодолеть такие тенденции, нужно очень многое сделать. Нужно прежде всего торговлю поставить в такие условия, когда она объективно вынуждена будет снижать накладные расходы, тогда она сама выкинет целый ряд лишних звеньев, сама пересмотрит всю свою сеть. Снижение цен является основной предпосылкой создания такого рода режима, который обеспечит нам оздоровление всей торговой системы.

Политбюро знает, что до сих пор мы санировали одну кооперативную организацию за другой. Ведь пресловутый «Ларек»52 взял за правило один раз в год вылетать в трубу. Я пытался на заседании СНК ставить вопрос о банкротстве некоторых организаций, и мне всегда говорили, что допустить банкротство нельзя, что кооперативные организации — это часть партии, часть советской власти и т.д. Нам приходилось поэтому отпускать на «санирование» торговли миллионы рублей. Теперь таких явлений в массовом масштабе не наблюдается, это значит, что финансовое положение кооперации и торговли улучшилось. Но и заявление тов. Куйбышева, которое он взял от Феликса53, что прибыли кооперации чересчур велики, немножко неверно. За прошлый год прибыль равнялась приблизительно 2% к общему обороту.

Микоян. [Никогда этого не было.]

Рыков. Но эти два процента при нашем колебании цен, тарифов и прочее, это весьма минимальный резерв, который при колебании цен гарантирует от убытков и, в лучшем случае, обеспечивает незначительное накопление.

Председатель. Слово имеет тов. Эйсмонт.

Эйсмонт. Я думаю, было бы чрезвычайно вредно считать, что сделано все для снижения цен или что сделано много, это было бы опасно, но не менее опасно думать, что ножницы между сельскохозяйственными и промтоварами объясняются оптово-розничными ножницами. За последние месяцы мы имеем реальные данные, почем покупали крестьяне и рабочие. Данные, которые привел тов. Микоян, собраны по 150 сельским пунктам. Это реальные данные. По этим данным мы имеем индекс по частной торговле в селе 264—268, по кооперации — 225. Какой сейчас оптовый индекс на промышленные товары? — 203. Сколько можно еще снизить розничные цены без снижения отпускных, если бы мы добились даже довоенного уровня. В довоенное время мы имели накидки 21% (по данным Госплана), сейчас 31—32%. Если бы можно было добиться таких накидок, которые мы имели в довоенное время, мы бы получили еще общее понижение цен на 10%, то есть ножницы остались бы почти прежними.

Сталин. Тут причина другая.

Эйсмонт. Причина, конечно, другая. Никто не говорит, что мы сможем в ближайшие месяцы добиться еще снижения на 10% розничных цен. Это максимум, к которому можно стремиться. Если бы мы даже добились этого максимума, то все равно вопрос не был бы разрешен. Поэтому приходится говорить о снижении отпускных цен. Без такого снижения мы ножницы не уничтожим. Эти два вопроса нужно тесно связать между собою.

В отношении размера накидок по сравнению с довоенным мы имеем точные цифры. Эти цифры таковы: по рознице индекс — 225 и по опту — 203—204. Это данные, насколько хуже мы работаем, чем в довоенное время, и насколько выше у нас накидки. В частной торговле, конечно, накидки значительно больше. Если до войны в частной торговле накидки составляли 21%, то сейчас в частной торговле в деревне накидки составляют 55—60%. Эти цифры, конечно, все исчислены приблизительно. Но так как взято большое количество пунктов, учет произведен достаточно тщательно, цифры взяты по многим товарам, можно считать, что они близки к действительности, считая, что в кооперации накидки 31% и у частника — 55—60% против довоенного. По ситцу в частной торговле накидки большие.

Куйбышев. А по ситцу в кооперации?

Эйсмонт. Я беру среднюю 30%, а по ситцу сейчас трудно сказать.

Голос. 74.

Эйсмонт. Нет, это неверно. Тов. Любимов может сказать, какая накидка по ситцу.

Микоян. [В среднем по Союзу 19%.]

Эйсмонт. В среднем по всем товарам — 30—32%.

Снижение отпускных цен. Тов. Куйбышев говорит, что он вошел с представлением о снижении цен по 10 товарам, но самое главное, в отношении хлопчатобумажной мануфактуры он не вошел.

Можно это сделать или нельзя? Мне думается, что это сделать можно. Насколько важен ситец в индексе, я приведу одну цифру. Чем было вызвано постановление СТО о необходимости снижения цен на 10%? Тем, что индекс Конъюнктурного института дошел до 270, а год тому назад мы имели, кажется, 230. На 40 пунктов поднялись розничные цены, тогда как оптовые почти не поднялись. Мы посмотрели, за счет чего поднялся индекс, и оказалось, что, если бы цены на ситец остались прежние, не повысились бы цены на ситец, то индекс был бы не 270, а примерно 250. Все товары вместе отразились меньше, чем один ситец в этом индексе. Исходя из этого ясно, какую роль играет в индексе, в бюджете крестьянина и рабочего хлопчатобумажная мануфактура. Поэтому снижение цен на нее совершенно необходимо. Это даст наиболее реальные результаты, сразу снизит розничные цены.

Но возможно ли это понижение цен? Я полагаю, что понижение цен возможно, потому что если производство товаров и не удешевилось, то во всяком случае оно и не удорожилось. Этого не отрицает никто. Многие скорее думают, что производство хлопчатобумажных тканей удешевилось значительно. Но за это время произошло ухудшение качества товаров. Мне лично пришлось с этим встретиться реально. Как-то весной одна из северокавказских организаций обратилась к нам с просьбой дать один лишний вагон мануфактуры. Я вагон мануфактуры дал. Они говорили, наличными деньгами заплатим. Потом приходят и говорят, не можем платить наличными деньгами. Я говорю, как же так? Ведь вы же обещали заплатить наличными деньгами, пришли с наличными деньгами, а теперь говорите, что не можете платить. Они говорят, с нас берут дороже за вагон. Как так, спрашиваю. Мы цены на мануфактуру не поднимали. Выясняем, в чем дело. Оказывается, что в вагон укладывается, благодаря ухудшению качества мануфактуры, большее количество, чем раньше. Раньше укладывалось, кажется, 70 000 метров, а теперь укладывается 80 000 метров, благодаря ухудшению качества, меньшему количеству ниток в мануфактуре и т.п. Поэтому, если мы не хотим улучшить качество, мы могли бы перейти хотя бы к понижению цен. Если даже производство не удешевилось, осталось прежним, то благодаря ухудшению качества хлопчатобумажной мануфактуры, цены на нее снизить тоже можно было бы. Я не берусь сказать насколько, мы это будем подсчитывать, но, во всяком случае, это снижение является наиболее важным, наиболее существенным, и оно может дать реальные результаты в несколько процентов от общего индекса, а на рознице еще больше. Таким образом не связать вопрос о снижении розничных цен, которое, конечно, нужно поддержать, со снижением отпускных цен нельзя. Наоборот, все внимание нужно устремить в эту сторону.

Насколько мы можем снизить розничные цены? По городу мы имеем накидки по мануфактуре примерно в 18%. В среднем эту накидку я считаю, при настоящих условиях, при современном состоянии торгового аппарата, нормальной.

Сталин. Почему нормальной?

Эйсмонт. Таковы нормальные торговые расходы, если взять даже два звена. Проводится ли это реально в жизнь, это другой вопрос. Сейчас, как докладывал тов. Микоян, около [700] 600 чел. привлечены к судебной ответственности, главным образом за несоблюдение этих накидок. Каковы эти накидки?

Сталин. Накидки, я так понимаю, расходы организационные и по штатам, плюс коммерческая прибыль.

Микоян. Все там: и тарифы, и все прочее, мы так понимаем, все, что накладывается.

Сталин. Я понимаю так, как это понимает СТО. Слушайте выдержку из постановления СТО: «...установив, что накидки должны покрывать лишь реальные накладные и минимально необходимые организационные и торговые расходы, плюс нормальная коммерческая прибыль». Речь идет о чистой накидке, сокращение которой зависит от торгующих организаций.

Любимов. Накладные расходы разделяются на зависящие и независящие.

Эйсмонт. Накидки по разным товарам разные, иногда включаем тариф, иногда нет. Если взять некоторые важнейшие товары, как, например, сельскохозяйственные машины, то по ним установлены накидки в 2% для центральных организаций, в 4% — для среднего звена и в 6% для низовых кооперативов.

Калинин. Самое главное — это низовые.

Эйсмонт. Говорят, что это трудно провести, но мы пытаемся это провести в жизнь. Если стоимость тарифа в среднем будет [6%] 8%, то общая накидка будет 20%. Мы стараемся это провести в жизнь и при нынешнем состоянии торгового аппарата. Если реально проведем в жизнь наши накидки — будет хорошо. В течение ближайших месяцев рассчитывать на большое снижение цен нельзя.

Калинин. Этими накидками вы и налоги платите и перевозите?

Голос. Это не то.

Эйсмонт. 12% накидки — это все; в 12% включается все, кроме тарифа; тариф в среднем составляет 8% по с.-х. машинам. Но эти 12% накидки для с.-х. машин и остальные установленные нами накидки со стороны всех торгующих организаций вызывают колоссальные споры. Говорят о том, что в них уложиться невозможно.

Теперь относительно того, что сделано за это время. Большую роль сыграли благоприятные конъюнктурные условия, как-никак, а произошло снижение почти на 2% на промышленные товары (по кооперации). СТО, вынося постановление, имел в виду недостаточность промышленных товаров, и тогда СТО, хотя это и не было записано, но было сказано, определил, что снижение на 10% на недостаточные товары должно дать среднее снижение по Союзу на 4%. Об этом говорилось и при обсуждении вопроса о товарном голоде, и никем эта цифра не оспаривалась. Если мы на 10% снизим цены на недостаточные товары, то среднее снижение цен по Союзу будет на 4%. Сейчас среднее снижение цен 1,9, т.е. около 2%.

Микоян. 1,1%.

Эйсмонт. Снижение мы имеем 1,9% по кооперации и 1,1% с частным рынком. Что мы при таком положении имели? Мы имели повышение оптово-отпускных цен на 1%.

Голос. На 2, по свидетельству Соколовского, и 3,5 по акцизным товарам.

Эйсмонт. Мы имели ухудшение условий кредитования за этот период. Беру на это самую минимальную цифру — 1,5%. Акциз, тариф в среднем превышает повышение не меньше 1%. Значит, за эти 6 месяцев оптово-отпускные цены поднялись на 3—3,5%, а снизились розничные цены (в кооперации) около 2%. Можно ли снижать розничные цены дальше? Можно.

Голос. Как это оптово-отпускные цены поднялись, а розничные снизились?

Эйсмонт. За последние месяцы, Любимов это знает лучше меня, достигнуты все-таки кое-какие успехи в товаропроводной сети и уменьшение накладных расходов в направлении товаров транзитом. Так что известное улучшение здесь имеется. Но можно ли еще идти дальше? Я считаю, что тов. Микоян прав, что в городе добиться снижения цен в ближайшие месяцы еще больше, чем на 2—3%, нельзя. В городах уже мы подошли почти к норме. Необходимо проводить дальнейшую работу по рационализации торгового аппарата и по его улучшению. В деревне еще кое-что можно сделать. Процент я боюсь назвать, но та цифра, которую я уже называл — 10% разницы по сравнению с довоенным уровнем, она показывает, к чему мы должны стремиться, но осуществить этого в ближайшие месяцы мы, конечно, не сможем.

Относительно репрессий. Репрессии, конечно, полезны, нужны, но утверждение о том, что их применяют мало, неверно. Здесь недостатки есть, но мы достигли уже большого перелома на местах и, например, предание суду 600 чел. по РСФСР было произведено с ведома губкомов и губисполкомов. Предан суду один из крупных синдикатов за неправильное повышение цен. [По этому пути, конечно, придется идти.]

Председатель. Слово имеет тов. Андреев.

Андреев. Я думаю, что если рассматривать вопрос с точки зрения подведения итогов, надо прямо сказать, что достигнуто меньше, чем мы хотели. После той кампании, которую партия развернула, результаты мы имеем далеко не достаточные. Я согласен с т. Любимовым насчет объективных причин, которые задерживающе влияли на дальнейшее снижение розничных цен: налог, тарифы и т.п., но мне кажется, что основное не в этом. Основное заключается в том, что мы упираемся до сих пор в нежелание сети наших торгующих кооперативных и госторговых организаций понять эту важнейшую задачу партии по снижению цен, нежелание снижать цены, как бы тут тов. Любимов не опровергал этого. Надо определенно сказать, что работа Наркомторга и работа Центросоюза (после тех необходимых изменений, которые были сделаны в этом отношении)54, пошла значительно лучше и энергичнее, но результатов, которые мы хотели бы иметь, мы не имеем. Я думаю, что до сих пор Наркомторгу и Центросоюзу не удалось переломить психологию сопротивления снижению цен, которая имеется на периферии в кооперативных и госторгующих организациях.

Преобладающее стремление у кооператоров и госторговых организаций сейчас поднакопить и иметь хороший баланс, о котором говорил тов. Сталин. Как бы тут ни доказывали обратное — эта тенденция имеется. Мы отнюдь не должны истолковывать как отрицательное явление стремление к некоторому накоплению оборотных средств. Но когда это стремление заслоняет центральную задачу снижения цен, это стремление становится вредной тенденцией и с ней надо бороться. Этого стремления, мне кажется, мы не переломили до сих пор, и в этом основная суть.

Я запросил у тов. Фигатнера некоторые сведения насчет того, сколько народу работает в кооперации и как именно работают.

Вот вам сведения: на 1 января 1925 г. было служащих в кооперации 196 000, а на 1 октября 1926 г. было 293 000, почти на 100 000 чел. возросло. Я очень часто, когда имел дело с этой работой, слышал от кооператоров, что у нас сеть не нагружена на 50%. Кооператоры говорили, что мы не можем работать в этой сети, потому что промышленность не дает товаров. Поэтому расширение оборотов не могло иметь особого влияния, казалось бы, на расширение сети. На деле оказалось, что расширение оборотов кооперации влечет за собой и расширение и увеличение числа обслуживающего персонала. У кооператоров может быть такой довод, что мы брали часть функций у госторговли. Но и у госторговых организаций рос обслуживающий персонал. Вот где съедается та часть снижения, которую мы ожидаем. Хочу несколько остановиться насчет предложений тов. Микояна. Не нужно ограничивать своей задачи двумя процентами возможного снижения, потому что этим мы ослабим свою задачу. Кооператоры к этому будут приспособляться и наши госторговые организации тоже. Они на 2% снизят, считая это максимальной задачей. Это неправильная постановка. Лучше в таком случае не говорить вовсе ни о какой цифре, но нажать по всем направлениям в этом отношении как следует нужно. А главное, на что, мне кажется, должно быть обращено внимание, и о чем здесь уже говорили, что мы не добьемся снижения розничных цен, если не ухватимся за основное звено, за то, чтобы взяться за твердые нормированные накидки, то, что проводилось в Москве и о чем Микоян пишет в своей записке, этот опыт сделать системой. Но Микоян в то же время пишет, что даже в Москве не подчиняются этим твердым накидкам. Надо поставить дело таким образом, чтобы это были твердые нормированные накидки. За это звено, мне кажется, мы должны ухватиться. В предложениях тов. Микояна необходимо этот момент усилить.

Затем следующее. Вот мне приходилось некоторое время заниматься в специальной комиссии вопросом о взаимоотношениях госторговли и кооперации55. Там нам представляли сведения о посреднической сети в самой кооперации. Эта посредническая сеть выражалась в 250 звеньях — райсоюзы, областные союзы и т.д., через которые в значительной степени весь товар двигается, отчего получается удорожание. Нельзя ли пойти здесь по пути большего укрупнения? Нельзя ли сделать так, чтобы вместо двухсот с лишним звеньев их было бы значительно меньше, нельзя ли их укрупнить и двигать товары мимо этих звеньев? Мне кажется, мы должны пойти навстречу кооперации в отношении сокращения госторговли, в том смысле навстречу, что нельзя ли тут побольше усилить роль кооперации в передаче товаров и уменьшить роль синдикатского аппарата.

Куйбышев. Сейчас они не берут товаров.

Андреев. Как же не берут, тов. Куйбышев, в записке Микояна об этом говорится, как удорожается искусственно стоимость товаров при прохождении их через совершенно ненужные, посреднические звенья. Зачем это нам нужно? Не нужно это совсем. Я в этом вижу, в известной степени, борьбу за торговую прибыль, борьбу торгового аппарата госпромышленности за свое существование, не потому, что это целесообразно, не потому, что это нужно, а здесь идет борьба за то, чтобы сохранить свой аппарат. Не надо нам этого. Нужно в необходимой мере оставить, но в значительной степени сократить.

Мне пришлось встретиться с такими цифрами в работе комиссии. По одному Текстильному синдикату отделений насчитывалось около 50 по всему СССР, а если к этому присоединить другие отрасли промышленности — Металлосиндикат56, Продасиликат и т.д., то ведь мы получим огромнейшую массу этих самых клеточек, которые совершенно не нужны и которые очень дорого нам обходятся. Товары можно двигать по сети кооперативных организаций, нельзя ли тут нажать, потому что в значительной степени эти лишние звенья съедают снижение цен.

Еще замечание насчет привлечения масс. Я думаю, правильно Микоян ставит вопрос о том, что до сих пор не было широкого участия широких масс в деле борьбы за снижение, не было давления масс. У нас этот вопрос поднимался на съезде профсоюзов, и съезд вынес специальное решение о том, что поручить ВЦСПС разработать конкретные формы, как профсоюзам участвовать в этом деле и как привлечь к этому рабочего. Я думаю, мы должны это сделать вместе с НКТоргом и Центросоюзом, дать конкретные формы потому, что мы говорим несколько лет о том, что массы должны участвовать, а никаких форм участия не даем, в результате эта важнейшая задача остается голым лозунгом, который не имеет никакого применения. Я не имею сейчас конкретных предложений, я думаю, что мы при добром желании такие конкретные предложения найдем, может быть, Политбюро может сразу поручить нам, Наркомторгу и Центросоюзу подработать такие конкретные меры участия рабочих в профсоюзах в деле давления на наше торговое звено, может быть, можно применить путь контрольных рабочих комиссий и т.п.

Рыков. Почему представителем в СТО сидит Владимиров57 и думает, что это совершенно не его дело?

Сталин. Это тов. Владимирова нужно спросить.

Андреев. Может быть, наша вина есть, что мы конкретно не подходили к этому вопросу, но, учитывая теперь постановление съезда профсоюзов, мы к этому вопросу подойдем.

И, наконец, последнее замечание, Алексей Иванович выразил полное бессилие по отношению к вопросу цифр и говорил, самое лучшее, что он сделал, — не верить в цифры. Но так нельзя управлять государством, нельзя управлять государством без цифр, и только на одном неверии к цифрам выехать нельзя. Это хорошее дело — не верить нынешним цифрам, но без цифр работать нельзя. Неужели мы настолько бессильны, чтобы не поставить кое-какого приличного учета в области цен? Я думаю, что не так. Нельзя ли все нынешние системы внимательно пересмотреть, ибо без цифр мы работать не можем. Каждое ведомство будет приходить и докладывать только свои цифры...

Голос. Они улучшаются.

Андреев. Но мы видим, как они улучшаются. Куйбышев говорит 60%, Микоян говорит 16%.

Рыков. Возьмите Соколовского от ВСНХ и любого от Микояна (шум, разговоры).

Андреев. Нельзя ли это стихийное бедствие уничтожить и заменить порядком правильного собирания сведений для нашего руководства.

Председатель. Слово имеет тов. Максимов.

Максимов. Я считаю, что Алексей Иванович правильно сводит основную проблему к необходимости создания должного соответствия в соотношении между ценами на продукцию сельского хозяйства и ценами на продукцию промышленности. В этом основная проблема.

Рыков. Проблема снижения оптово-розничных [цен] ножниц этого вопроса не решает.

Максимов. Это безусловно, что сужение ножниц оптовых и розничных цен этой основной проблемы не разрешает. Но, Алексей Иванович, разрешите вам указать на то, что те индексы, которые вы здесь называли, получаются несколько иными, если вы возьмете другую комбинацию, а именно, если берете индекс хлебный, то получится одно соотношение, а если вообще сельскохозяйственный индекс с техническими культурами и прочим, то он равен 2,04.

Рыков. Это верно?

Максимов. Верно. Общий индекс по всем продуктам получается при таком сопоставлении 2,35 и промышленный — 2,68.

Голос. Это по частной торговле?

Максимов. Конечно, по частной. При такой комбинации соотношение получается несколько иное, нежели у тов. Рыкова, но проблема, которую он ставит, от этого не изменяется.

Теперь насчет индекса. Здесь тов. Манцев указывал на то, что невозможно оперировать с индексами, какие имеются у нас, как по линии Наркомторга — промышленности, по линии Наркомфина — по Конъюнктурному институту и т.д. Спрашивается, а с чем же мы должны оперировать? Для нас ведь ничего другого нет. Верно, структура этих индексов несовершенна, неправильно отражает действительность, но иного способа учета у нас нет. Если же мы будем судить по обследованию деревенской торговли, что у нас делается по Наркомторгу, то тогда, пожалуй, тов. Манцев в неточности совсем не прав. Этим путем мы представляем картину более истинную, но заранее можно утверждать, что если брать уровень цен в низовой торговле и уровень цен в городской торговле, то получится колоссальная разница не в пользу деревни, как здесь правильно кто-то сказал, а в пользу городской торговли. Поэтому здесь получается дополнительное раздвижение ножниц.

Рыков. Эта разница должна остаться и дальше, но не в таком размере.

Максимов. Совершенно верно, она останется, но ни в коем случае не в таком размере, как сейчас.

Теперь я хочу остановиться на накидках по методу Госплана. Я обращаю ваше внимание. По методу Госплана определенные накидки были и в довоенное время. В довоенное время эти накидки, как он указывает, достигали 21%. Алексей Иванович наверное помнит, что я на СТО приводил по книжке с контрольными цифрами данные по накидкам. Там указывается, что мы имеем из года в год прогресс в сторону снижения накидки, прогресс определенный. Он заключается в том, что если в довоенное время накидки достигали в среднем по всем видам товаров примерно 21% (в этом отношении расхождение между ВСНХ и Госпланом имеется только на 1%), то примерно в 24-м году эти накидки достигали 50% и потом из года в год снижались и сейчас достигают 33,4%.

Так что если эти данные верны, то оказывается, что дело обстоит благополучно. Из года в год происходит сокращение, динамика здоровая, цифры приближаются к довоенным. Но если к этому подойти с точки зрения интересов крестьянина, то, оказывается, по отдельным товарам цифры верны в таблицах, которые фигурируют в материале и которые имеются также и у меня, накидки достигают 74,1%. Общая накидка розничная по ситцу в 23-м году была в 60%, а сейчас 74,1%.

Орджоникидзе. В 23-м году накидка была не 60%, а 100%, [или 120] 200%. 300% и больше.

Максимов. Я не отвечаю за эти цифры, но я ими оперирую, ибо других у меня нет. По сахарному песку наблюдается благоприятное явление. Накидка равняется 0,4%.

Рудзутак. Не 0,4, а 0,7.

Максимов. Нет, 0,4. (Звонок председателя.)

Теперь по поводу постановления СТО. Я считаю, что постановление СТО как общая директива, как лозунг, оно, безусловно, правильно.

Сталин. Там не только общая директива.

Максимов. Как лозунг, как общая директива, безусловно, правильно, но если подойти к нему с точки зрения экономического обоснования, в нем никакого обоснования нет. Почему? Потому что никто тогда не занимался изучением состояния цен и предстоящей динамикой их. Никто не изучал, из чего складываются цены, почему нужно снизить на 10%, а не на 30, какова природа этих 10%. Этим никто не интересовался. Вот почему получается, что дается правильная директива правительства и партии снизить на 10%, а получаем снижение на 1,1%. Когда получаем такой маленький результат, нужно задаться целью изучить, почему это? Из чего складываются эти 10%? Если взять промышленный розничный индекс, который равен 2,68, то можно говорить о сокращении не на 10, а даже на 30%, но оказывается, что даже 10% по состоянию нашей экономики оказались не по силам.

Сталин. Может быть, не экономики, а чего-нибудь другого? (смех).

Рыков. В этом году легче, чем в прошлом году.

Максимов. Легче, и некоторое снижение получилось. Именно на это можно ответить тем, чем ответил тов. Эйсмонт, что мы имеем в среднем снижение на 1,1%, а если принять во внимание, что к концу года в прошлом году мы имели не снижение, а рост на 11,6, кроме того, по отдельным товарам, как, например, на обувь, имели рост на 18,5, а по мануфактуре на 19,6, то есть по тем основным товарам, которые играют решающую роль в индексе, если, повторяю, принять во внимание это обстоятельство, то мы имеем значительно большее снижение. Если объективно оценивать работу по снижению, то я прихожу к следующему выводу по этому докладу. Доклад примерно соответствует тому докладу, который был в СТО.

Рудзутак. Это не делает чести НКТоргу.

Максимов. Нет, по-моему, делает. Доклад должен был отразить фактическое положение вещей, если не в природе, не в торговле, то, во всяком случае, в НКТорге.

Бухарин. Который стоит вне природы (смех).

Максимов. Верно, в некоторой степени по снижению цен вне природы, потому что он не охватил еще этой проблемы организационно. Мы представили по НКТоргу отчет по снижению цен, мы проделали работу в пределах этого доклада. Мало, конечно, как вы видите, может быть, нужно больше сделать, подробно ответить в докладе по тем пунктам, которые есть в постановлении СТО. Основной недостаток тот, что проблему снижения розничных цен из области агитационно-политической мы еще по-настоящему не сумели перевести в область организационную.

Сталин. В некоторой степени сумели.

Максимов. Не справились с этой задачей и по линии ВСНХ и по линии НКТорга. Это потому, что мы опираемся на комиссию, которая не собирается58. Как может орган, который не собирается, действительно снижать цены, в то время как нужно кого-то привлекать, кем-то командовать, тащить за волосы — и только тогда будут результаты. Одновременно продолжая работу в том направлении, в котором вели, нужно все-таки заняться изучением, в какой степени и насколько снижать. Можно задание СТО сохранить, но обосновать по линии промышленной себестоимости продукции, накладных расходов, стоимости торговли и пр. Словом, изучить и установить возможный % накидки и размеры себестоимости. Само собой понятно и акцизы, и тарифы, и прочее — все это можно в накидках принимать условно; можно их включать в накидки, можно не включать в накидки, но в ценах товаров они фигурировать должны, потому что их с неба не получишь.

Председатель. Слово имеет тов. Косиор.

Косиор. Мне сегодняшние наши разговоры напоминают то, что происходит на митингах, где мы говорим о наших достижениях, о том, что цены снизили и прочее, а рабочие рассуждают: «Черт вас знает, все у вас достижения, а мы не чувствуем этого». Несколько дней тому назад в Казани я доказывал, что цены мы снизили, но рабочие не верят. (Смех.) Вышел какой-то татарин полуграмотный и начал высчитывать индексы. Конечно, он не говорил, что это индексы, но высчитывал, сколько на рубль можно было купить до войны, сколько в прошлом году осенью и сколько сейчас. Какое же, говорит он, снижение? Вот каким образом обстоит дело.

Конечно, правильно, что центральный вопрос для нас сейчас — деревня. Но, товарищи, сейчас вопрос и о городе ставится очень остро, имейте это в виду. Мы ослабили повышение цен повышением заработной платы59, ослабили остроту вопроса, но рабочие, признавая, что теперь цены не растут, снижения все же не чувствуют. Когда вы в НКТорге взвешиваете снижение цен на аптекарских весах, то известные единицы вроде 0,05 как будто бы получаются, но в жизни все это выглядит иначе. В городе положение тоже становится все острей. К рабочему через пару месяцев нельзя будет являться совершенно, если мы не добьемся реального снижения цен.

Орджоникидзе. Да, нельзя будет говорить о снижении цен.

Косиор. Толкуем уже целый год о снижении цен. С нас теперь дела спрашивают, а не решений.

Я должен сказать, что действительно внимания со стороны партийных организаций к делу снижения цен, такого, какого нужно было, нет. С местными партийными органами произошло то же самое, что и с тов. Микояном. В прошлом году произвели основательный натиск на кооперацию, на наших торговцев. Кооператоры этот натиск выдержали60. Мы кое-чего добились. но после этого нажима местные товарищи убедились, что большего сделать нельзя, и вот теперь вслед за кооператорами это повторяют. В рабочих массах имеется недовольство высокими ценами, а в партийных органах это находит слабое отражение. Партийные комитеты заслоняют кооператоров и хозяйственников от нажима масс, так как они считают, что тут сделано максимум того, что можно сделать. Нужно будет сделать так, чтобы кооператоры сами испытали этот нажим массы, и тогда вы почувствуете, как остро стоит сейчас вопрос о ценах. Партийные организации не понимают сейчас всей остроты вопроса, особенно руководящая верхушка. Это я говорю на основании того, что сам видел и наблюдал. Вот сейчас прошли конференции. Вопрос о снижении цен на партконференциях не нашел достаточного отражения, не вызвал такого внимания, какое бы он должен был бы вызвать. Что надо сделать? Мне кажется, что прежде всего нужно приняться за знаменитую товаропроводящую посредническую сеть. Тут тов. Любимов рассказывал, когда кооперативы стали покупать без отделений синдиката, то стало обходиться дешевле. Он забыл, где потребительское общество61 покупает. Когда потребительское общество покупало в отделении синдиката, то большей частью оно платило дешевле, чем в райсоюзе. А теперь потребительское общество покупает в райсоюзе и платит столько же, если не больше, чем платило синдикату. Два-три года прошло, как существуют генеральные договоры. С того времени произошло большое перемещение нагрузки на кооперацию. Только в этом году Текстильный синдикат сократил свои отделения, но сократил их недостаточно. Кто был на местах, тот видел и знает, что каждый маленький трестик, каждый синдикатик имеет свои отделения. Почему их нельзя объединить, чтобы они вместе торговали? А то получается, что у того — одного цвета чашки, а у того — другого цвета, и поэтому каждый отдельно торгует. Это — синдикатская сеть, затем идут местные торги, губернские и другие, и потом кооперация. Вы знаете, они все сидят рядышком и торгуют оптом. Из-за кого конкурируют? Из-за низового потребительского общества, из-за него драку устраивают. Сократилось ли теперь что-нибудь заметно? Ничего не сократилось, торгующих оптовых организаций по-прежнему очень много. На кой черт нам по 3—4 оптовых организаций держать для конкуренции? Можно было бы решительно сократить. А как идет дело? Никак не идет.

Затем о кооперации. Вот тут тов. Любимов говорит, что сокращать кооперативные звенья больше некуда. Мы знаем, есть краевой, областной, районный союз, есть низовой кооператив. Если бы районные и областные союзы занимались тем, о чем говорил здесь тов. Эйсмонт, было бы хорошо. Но каждый хочет самостоятельно хозяйничать, каждый старается устроить обязательно свой склад, хотя товаров не хватает, и таким образом товары еще больше задерживаются. Это наблюдается по всей линии. Всякий аппарат, как говорят, есть хочет, выдумывают себе работу. И в этом смысле у нас полнейшее безобразие. К вопросу о рационализации торгового аппарата мы не подошли еще с должным вниманием. У хозяйственника примелькался глаз, ему кажется, что у него все благополучно. Конечно, сейчас лучше стало, но все же безобразий еще много, а часто хозяйственники их не замечают. Здесь нужно что-либо сделать. В массах недовольство большое. Я в Казани был, там после собрания собралась группа женщин и, конечно, прежде всего ругали кооперацию.

Голос. Потому ты так горячо и говоришь!

Косиор. Я, конечно, начал их обвинять: «Сами виноваты», — вот все, что я мог сделать. Есть у нас система многолавок в городах и деревне. Система многолавочного кооператива отдаляет его от массы.

Голос. Зато экономнее по торговле.

Косиор. Экономнее, а вот вы сосчитайте, во что нам обходится отрыв кооператива от массы.

Голос. Вы напрасно против многолавок.

Косиор. У кооператоров есть консерватизм и самолюбование работой, а наши партийные организации недостаточно на этот консерватизм нажимают. Здесь приводился ряд цифр, конечно, на них можно и нужно опираться, но нужно эти цифры живым опытом проверять.

Голос. Они все с опыта.

Косиор. Тут насчитали 5—10% снижения, а мне рабочие задавали такой вопрос: «Почему цены на печеный хлеб не снижаются, раз зерно гораздо дешевле покупаем?» Я сам не знаю, почему цена на печеный хлеб осталась прежняя.

Рыков. Это «механизация»62 хлебопечения.

Косиор. Такие вещи сплошь и рядом наблюдаются. Вопрос о снижении розничных цен нужно заострить, ударить тревогу по партийным организациям, поставить снижение цен как центральную проблему. Нужно приблизить кооперацию к массам, чтобы они на вас нажимали. Целый ряд мер необходимо провести [потому что скоро показываться в массы нельзя будет] как можно скорее.

Рыков. Я хотел отметить, что СТО решило с января на 2 коп. понизить цену на сахар; с апреля снять акциз на соль.

Голос. 22 коп. на пуд.

Рыков. Это сильно удешевит соль. И на протяжении месяца сильно снизить цены на пило- и лесоматериалы.

Слово имеет тов. Бухарин.

Бухарин. Товарищи, мне кажется, что этот вопрос, который мы обсуждаем в течение довольно значительного времени, будет центральным не только экономическим, но и политическим вопросом. Тут перед нами стоит проблема, которая решает по сути дела все. Если «так называемое перерождение»63 откуда-нибудь и может прийти, то именно отсюда оно и придет (с м е х). То, что мы можем оторваться по линии наших хозяйственных организаций от масс, — это самая опасная перспектива, которая существует. Я совершенно серьезно об этом говорю. Сейчас получилось то, что наши торгующие организации не получали снизу достаточного нажима и поэтому не выполнили всего того, что [а это значитне использовали того, что власть находится в руках рабочего класса] нужно было бы выполнить.

Разговоры, которые здесь были, произвели на меня несколько странное впечатление. Посмотрите на объективное экономическое положение. Промышленность развивается быстрее, чем сельское хозяйство, а положение вещей в области экономики, в области отношений между рабочим классом и крестьянством стоит на месте. Объясните, в чем тут дело? Я не знаю другого объяснения, у нас есть скрытое накопление, которое до нас не доводится.

Голоса. Правильно.

Бухарин. Накопление имеется и в области промышленности, и в области торговли, и кооперации, и от нас скрывают это накопление. Здесь дело пахнет не десятками, а сотнями миллионов. Если вы проверите все хозяйственные органы, то встает вопрос, куда это все девается.

Голос. Зиновьевский миллиард64.

Бухарин. Тут не зиновьевский миллиард, а нечто другое. Здесь суть заключается в том, что в промышленных организациях скрытые капитальные суммы преподносятся нам под видом амортизации. То же самое и с товаропроводящей сетью. Это есть не выявленная прибыль.

Сталин. Это правильно.

Бухарин. Тов. Микоян очень интересный доклад сделал, но во всем этом докладе не было сказано ни одного слова о прибыли.

Микоян. Тут точных данных еще нет.

Бухарин. Данных еще нет, позвольте, как же вы хотите ставить вопрос о ценах и о политике цен, если вы нам главного стержня не сказали? Не сказали того, без чего мы не можем решить вопроса. Я здесь ни за что, ни за какие цифры не могу голосовать, потому что я не знаю размера прибылей. Если вы говорите, что вы будете при снижении терпеть убытки, то позвольте вам немножко не верить. Если вы говорите, что будете иметь убыток при торговле, то почему же вы в доказательство не даете ваших прибылей. Для того чтобы обсуждать вопрос о ценах, нужно обсуждать вместе с ним и вопрос о прибылях и госпромышленности, и госторговли, и кооперации, и таких организаций, как Хлебопродукт65, потому что, если вы ставите в связи с этим вопрос относительно отношения к хлебным ценам и промышленным, то вы говорите о двух членах одного уравнения.

По-моему, нужно вообще признать, что скрытое накопление есть, но оно нам не докладывается.

Сталин. Есть, несомненно, есть.

Бухарин. Вопрос относительно прибылей.

Сталин. 120 млн.

Микоян. 175.

Бухарин. Около 200. Я согласен с замечанием тов. Рыкова, что нужно поставить вопрос об отпускных ценах промышленности в связи с этим и вопрос о прибылях торгующих органов и, в особенности, вопрос о прибылях на штуку товара. Вы нам объясните, сколько вы получаете прибыли, ибо это имеет крупнейшее значение для определения нашей политики.

Теперь мне кажется, что вопрос, который тов. Микоян заострил и поставил здесь относительно привлечения масс и т.д., заключается в том, что при теперешнем положении вещей мы не сможем привлечь как следует массу, потому что работа ряда наших органов, в первую очередь профсоюзов, опирается уже на изжитый период.

Мы все отлично знаем, что теперь рабочий страшно мало интересуется номиналом заработной платы, но очень сильно интересуется ценами. Все организации, профсоюзы и прочие, приспособлены к тому, чтобы обсуждать вопрос о номинале заработной платы, но у них нет ни аппаратов, ни органов и т.д., которые занимались бы этим вопросом, вопросом о ценах. Мы получали с населения, с мужиков, огромный процент путем налогов, а теперь через цены — в первую очередь; что касается рабочих, то с рабочего класса мы также берем, в первую очередь, путем цен. Номинал заработной платы играет, конечно, огромную роль, но теперь мы с мужика, в первую очередь, берем путем цен и с рабочего тоже. Таким образом цены на товары есть важнейший рычаг во всей системе экономической политики.

Рыков. И останутся.

Бухарин. И останутся, безусловно. А наши основные механизмы вовлечения масс направлены по другому руслу, так что, мне кажется, предложение тов. Андреева было совершенно правильно, когда он поставил вопрос относительно того, каким образом профсоюзы, в первую очередь, вовлечь в это дело.

И, наконец, последнее замечание, это проблема относительно товаропроводящей сети. Она и в Западной Европе, и в особенности в Америке, играет колоссальную роль. Там центральный экономический лозунг — это лозунг против «расточительности в товарообороте». Там придуман и проводится целый ряд мероприятий по удешевлению товаропроводящей сети. Американский капитал работает «на последнего потребителя», т.е. максимально сокращает товаропроводящую сеть. Там имеются специальные комиссии, которые выработали целый ряд мероприятий и проводят их в жизнь. А мы действуем доморощенным, рутинным путем, выдумываем всякие штуки, не используя имеющегося уже опыта. На это дело надо обратить внимание.

Рыков. У нас была справка, что по универсальной торговле в Америке больше расходов, чем у нас.

Бухарин. Там расходы очень большие на рекламу и, кроме того, верить, что у нас это обходится дешевле, пусть Пушкин верит, я этому не верю. Нужно использовать тот опыт, который имеется в этом отношении.

Затем нужно поставить вопрос о прибыли и вместе с вопросом о прибыли сии вопросы о политике цен решать, потому что без этого решать вопрос о политике цен будет бессмысленно. Я кончил.

Председатель. Слово имеет тов. Рудзутак.

Рудзутак. Несколько слов насчет частных объяснений о причинах повышения цен, в частности, вопрос о железнодорожных тарифах, что он будто бы повлиял на повышение цен.

Микоян. Он в сторону понижения повлиял (с м е х).

Рудзутак. Тов. Микоян отбрыкивается от того, чтобы говорить о ценах на хлеб.

Микоян. Буду говорить по хлебному докладу. А здесь речь идет о ценах на промтовары.

Рудзутак. Мы вообще можем помолчать полчаса и подождать, пока подойдет вопрос, который тебя интересует. Обратите внимание на эту таблицу оптово-розничных хлебных цен66 в СССР. Начиная с последних месяцев этого года мы видим, что все время понижаются оптовые цены на хлеб и повышаются розничные цены. Повышение розничных цен получается на 15 коп. Если считать, что за это время у нас обернулось 180—200 млн пуд. хлеба, то получается, что если считать по 15 коп., то эта сумма почти покроет повышение железнодорожных тарифов по всем товарам за год.

Голос. Это отписка.

Рудзутак. Это не отписка, а это реальное положение. Цены, которые вами показаны, говорят, что от 155 коп. розничные цены возросли до 170 коп. за пуд на пшеницу. Это есть реальные деньги. Никакой отписки тут нет. И сказать, что тут повлиял железнодорожный тариф или что-нибудь другое, это есть, тов. Любимов, отписка с вашей стороны.

Любимов. Повышение железнодорожного тарифа повлияло.

Рудзутак. Конечно, повлияло, но не в размере 15 коп. Это есть с вашей стороны отписка, которой вы хотите отписаться.

Любимов. Мы и в том, и в другом расписывались, а ты не хочешь расписаться.

Рудзутак. Это все зависит от того, как кто свою подпись ценит. Бывает и так, что на всех заборах расписываются, это дело вкуса расписывающегося (с м е х).

Максимов тут выступал с программой снижения в течение четырех лет, вот, говорит, у нас тенденция на понижение.

По сахару в 1924 г. были накладные расходы 8%, или 8 коп. Я не знаю, вы тут с Рыковым спорили, снизилось на 0,9% за четыре года. Значит, за четыре года снижение на 0,9%.

Калинин. Сахар и так в убыток продают.

Рудзутак. На керосин, крестьянский товар, было в 24-м году накладных расходов 10%, стало после четырехлетнего понижения 21%. Значит, вместо программы понижения получилось повышение. Возьмите, как различные торговые аппараты понижают или повышают накидки по одним и тем же товарам в одном и том же районе. По гвоздям государственная торговля в ноябре 26-го года имеет накидку 8,5%, а кооперация на этот же самый товар умудрилась накинуть 21,9%, почти что 22%. Прогресс очень большой. Это, тов. Любимов, тоже отписка! Это речь идет о Москве.

Мне кажется, что в этом вопросе мы никакого ответа не добьемся, если не подойдем с таким же методом к этому вопросу, как мы подошли к вопросу о снижении себестоимости производства, когда мы подошли к отдельным составным элементам производства. Тогда, когда мы стали разбирать по основным элементам производства, мы нашли те источники, за счет которых мы можем получить снижение, и я думаю, что в вопросе о торговле, если мы не пойдем этим путем, то наши дебаты совершенно безнадежны, потому что мы можем посредством «диалектики» перекидывать один на другого вину и указывать причину, почему нельзя снижать розничные цены. Ну, конечно, железнодорожные тарифы это есть универсальное средство, которым можно объяснить даже затмение луны (смех).

Голос. Затмение умов тоже.

Рудзутак. Мне кажется, что тут подошли правильно к этому вопросу тов. Андреев и тов. Бухарин. Вы возьмите этот самый вопрос относительно неполной нагрузки аппарата и в то же время роста аппарата как противоречие одно другому. Правда, по промышленности Межлаук раз докладывал, что полная нагрузка предприятия увеличивает себестоимость производства, но я думаю, что такому утверждению верить нельзя, что полная нагрузка увеличивает накладные расходы.

Голос. Со стекольным заводом так получилось.

Голос. У тебя тоже увеличение транспорта вызывает повышение тарифов (смех).

Рудзутак. Мы тоже, как Микоян говорит, потом особо подойдем к этому вопросу (смех).

В скобках говоря, мы в пятницу обсуждали этот вопрос и было установлено, что у нас как раз обратное положение, наблюдается некоторое улучшение в этом вопросе.

И другой вопрос, который затрагивал здесь тов. Бухарин, это вопрос относительно того, куда девается разница между оптовыми и розничными ценами. Одним аппаратом не объяснишь. И тут совершенно напрасно смеялись над тов. Бухариным, когда он упомянул роковую цифру миллиард. Наш годовой товарооборот, боюсь по памяти назвать цифру...

Микоян. 24 млрд руб. годовой оборот.

Рудзутак. Из 24 млрд годового оборота хоть один лишний процент, и получим крупную сумму.

Микоян. Нельзя ли это по транспорту тоже провести как-нибудь.

Рудзутак. Ну что ж, я не возражаю. И поэтому относительно того, куда деваются и как просачиваются деньги, до сих пор мы ответа на этот вопрос получить не можем, ни в области промышленных организаций, ни в области кооперативных и наркомторговских. И я думаю, что правильную постановку этого вопроса мы можем найти, если подойти к вопросу со стороны накладных расходов и улучшить торговую сеть тем же самым методом, как мы это делали в области промышленности: исследовали каждое звено, насколько можно его уменьшить, сократить, какое звено можно исключить и т.д. Только тогда мы сможем успешно разрешить этот вопрос. Правильно разрешить этот вопрос мы не сможем до тех пор, пока будем вести общие разговоры, и, по-моему, слабая сторона доклада Наркомторга именно в том, что он и подходит к этому вопросу общими фразами.

Председатель. Дальше у меня записан тов. Микоян. Тов. Микоян, вы как хотите, сейчас высказаться или вам дать заключительное слово?

Микоян. Лучше заключительное слово.

Председатель. Тогда я переношу вас в конец.

Микоян. Причем прекращение прений меня не касается?

Председатель. Да, безусловно. Слово имеет тов. Серго.

Орджоникидзе. Мне кажется, что все-таки основным вопросом является вопрос о громоздкости нашей товаропроводящей сети.

Голоса. Правильно.

Орджоникидзе. Я часто видел деревенские кооперативные лавки, в которых сидят 3—4 чел., получающих довольно приличное жалованье. В довоенное время в лавке с таким небольшим оборотом сидел бы один, а теперь сидят 4 чел., а иногда и больше.

Рыков. А если начнут воровать, то ворует не один, а воруют сразу 4 чел.

Орджоникидзе. Когда я ставил товарищам вопрос, для чего им столько человек в маленькой лавчонке, они отвечали, что один может обворовать, а тут они друг за другом следят. А если все трое сговорятся и обворуют, тогда в лавке ничего не останется. Такое положение имеется сейчас в кооперации, и пусть мне тов. Любимов или кто-нибудь докажет, что этого нет.

Любимов. Я этого и не доказывал.

Орджоникидзе. Во всяком случае, если верны эти цифры, что аппарат товаропроводящей сети обходится в 3 900 000 000, то ведь это кошмар. Вот тут говорят некоторые, что будто бы в довоенное время стоило меньше. Если даже и так, если допустим, что в довоенное время цифра была меньше, то ведь довоенное время для нас не указ, ведь тогда были отдельные разбросанные частные торговцы, отдельные капиталисты, а сейчас мы являемся единственным хозяином, и, к сожалению, у нас все-таки работа ведется по-старому. Тов. Косиор говорил насчет представительств, и я слышал реплику тов. Микояна, что вы, секретари, сами не справились с этим вопросом, а теперь нападаете на меня. Я не думаю нападать ни на кого. Но я должен сказать, что в Закавказье, в Тифлисе, в Баку, в Эривани и в Батуме имеются представители всех наших синдикатов, и когда я там вел борьбу против них, это объяснялось следующим (представьте себе, я себя ругаю, как это действовало на меня тогда!): это националы не хотят нас пускать к себе. Когда приехал на Северный Кавказ, там тоже те же представители оказались не только в Ростове, но и в Екатеринодаре, Армавире и в других местах. Взять, например, отделение Текстильного синдиката, которое в свое время сыграло колоссальную роль в смысле подачи мануфактуры на места. Я сам просил тов. Ногина, чтобы он открыл на Кавказе отделение Текстильного синдиката. Теперь же другое дело, теперь с этим делом могут и кооперативы справиться, а отделения все-таки не хотят уходить, и драка идет между ними и кооперацией. Что же вышло, когда поставили вопрос в Ростове о закрытии отделения Текстильного синдиката? Тов. Квиринг разослал всем секретарям окружных комитетов запрос, кто за закрытие, кто против, причем был пущен слух, что если закрыть отделение, то мануфактуры будет меньше. И вот, когда поставили вопрос о закрытии отделений, то никто иной, как тов. Чудов спрашивал: «А что, если закрыть, мануфактура не уменьшится?»

Косиор. Темнота наша секретарская!

Орджоникидзе. Я очень боюсь, что снижение отпускных цен не даст того эффекта, который мы хотим получить. Есть большая опасность, что это понижение до потребителя не дойдет, если не будет очень сильного нажима на снижение розничных цен. Сколько мы ни говорим о снижении цен, а реальных результатов мало, почти незаметно. Я был вчера на конференции в Хамовниках. Там тоже говорили, что никаких результатов не получилось.

Когда говорят, что кооперация торгует как будто дешево, это неверно, абсолютно неверно. Как она торгует в отношении цен по тем товарам, которых недостаточно? Цены берутся среднерыночные, что определяется частником, а мы убавляем на 5—10%, т.е. если частник делает накидку в 60%, кооперация делает ее в 50%. То, что говорят, будто накидки равны 18% — это неверно, в жизни это не так, ни в городе, ни в деревне этого нет.

Голос. Правильно.

Орджоникидзе. Насчет скрытого накопления, о котором говорил Бухарин. Конечно, правильно, что ни ВСНХ, ни местные совнархозы точно не показывают. Когда нужно отчислить в казну процент с прибыли промышленности, приходит представитель местного совнархоза и говорит: «Ты особенно не нажимай!» Наверняка скрывают. Конечно, не для себя, но для того, чтобы расширить местную промышленность. Можно снизить отпускные цены, но я уверяю, что если наша товаропроводящая сеть будет поглощать такую сумму, как теперь, сколько ни снижай, ни черта не выйдет. Я боюсь того, что мы заставим Куйбышева снизить, а до потребителя это снижение не дойдет. Поэтому, не возражая против снижения отпускных цен, я все-таки думаю, что надо бы со всей силой нажать по товаропроводящей сети. Теперь настало время, чтобы эвакуировать те представительства, которые имеются на местах, или, во всяком случае, если не целиком эвакуировать, то иметь там три представителя вместо десятков и сотен представителей со всеми конторами. Нужно иметь три-четыре человека в качестве представителя от целого края, которые и будут заниматься этим делом. Возьмите, как происходила доставка товаров, например, мануфактуры, хотя бы в Тифлисе. Сначала мануфактура попадает в Текстильный синдикат, затем ее берет Центросоюз, из Центросоюза она идет в районные кооперативы на места и по мере того, как она идет на места, на нее все накладывается и накладывается и получается невероятная накидка.

Косиор. Теперь лучше стало.

Орджоникидзе. Теперь, конечно, лучше стало. Нет того сумасшествия, которое было года три назад, когда накидки были в 300 и 400%, когда невозможно было ничего покупать. На это надо обратить внимание комиссии тов. Рудзутака67, которая должна подработать вопрос о товаропроводящей сети.

Председатель. Слово имеет тов. Сталин.

Сталин*. (*Стенограмма выступления И.В. Сталина с авторской правкой отсутствует. Текст публикуется по перепечатке, сверенной с неправленой стенограммой. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 701. Л. 117—125. Часть текста, не вошедшая в перепечатку и несущая смысловую нагрузку, восстанавливается в квадратных скобках. Редакционная правка не оговорена.) У меня всего несколько замечаний.

Тов. Рыков правильно заметил, что индустриализация и вообще улучшение техники не повели пока что к удешевлению продукции и сокращению цен на промтовары. Более того, улучшение техники повело местами даже к вздорожанию продукции. Это невероятно, но это факт, к сожалению. Чем объяснить это позорное явление? Тут есть, по-видимому, какая-то неувязка с нормой выработки и с расценками. Этот вопрос придется нам обсудить специально. Ясно, во всяком случае, что этот позор нужно ликвидировать во что бы то ни стало. И мы его ликвидируем, ибо удешевление продукции есть одна из основных задач партии.

Затем насчет того, что цифровые данные наших учреждений не всегда реальны, а иногда и вовсе нереальны. Это, к сожалению, верно. Конечно, цифровые данные улучшаются. Одно уже то, что методы исчисления Наркомторга [Микояна] дают другие, сравнительно лучшие цифровые данные, чем те, которые давались раньше при анализе цен, одно уже это — шаг вперед. Но этого более чем недостаточно. [Нам обоими ногами, как на твердую почву, стать на эти цифры невозможно. Это тоже позор. С этим надо покончить.] Вопрос об улучшении цифровых данных наших учреждений стоит, таким образом, также на очереди.

Теперь насчет оптово-розничных ножниц и политики цен в городе и деревне. Тов. Рыков не понял меня. Я не только не отрицал, а наоборот, подчеркивал, что разрыв цен, ножницы между розничными и отпускными ценами на промтовары существуют и будут еще существовать. Ясно, что эти ножницы будут прежде всего в деревне. Мы из этого факта исходили на апрельском пленуме ЦК, когда снижение розничных цен на товары для крестьян объявили одной из главных задач партии68. Эта задача остается и останется еще надолго. Но этой задачей теперь не исчерпывается дело. Дело в том, что надо подумать теперь также и о городе, т.е. о рабочих, страдающих от дороговизны. Оставляя старую директиву в силе и считая ее одной из основных задач, надо дополнить эту директиву другой директивой — насчет снижения розничных цен также и в городе. Я имею в виду рабочих. Вот о чем идет речь. Об этом я и говорил в своей речи. Это дополнение к старой директиве абсолютно необходимо, потому что дороговизна в городах есть, и вопрос о реальной зарплате рабочих приобретает важнейшее значение.

Разница между городом и деревней в том смысле, что мужик переплачивает на товарах, останется еще надолго. Никто еще не сосчитал, сколько переплачивает деревня на промтоварах. Объясняется эта разница тем, что промышленность наша еще молода, мало развита, и мы ограждаем нашу молодую промышленность от конкуренции извне путем целого ряда мероприятий, в числе которых главное место занимает монополия внешней торговли. Без этих мероприятий мы поставили бы нашу индустрию перед опасностью разгрома, а нашу страну перед перспективой ее превращения в колонию. Эта разница, стало быть, еще останется, и мы ее не можем уничтожить одним ударом. Но мы можем и должны уменьшить эту разницу. Мы можем и должны сделать эту разницу такой, чтобы она не была разорительной для крестьянина, чтобы она стала терпимой и более или менее легко переносимой для крестьянина. Для этого прежде всего и нужна политика снижения розничных цен на промтовары для деревни. А снижать цены на промтовары нужно теперь не только в деревне, как я уже говорил, но и в городе. Новизна вопроса состоит здесь в том, что политику систематического снижения розничных цен надо продолжать дальше со всей силой и, кроме того, нужно ее распространить также и на город.

За счет кого должна проводиться политика снижения розничных цен?

За счет аппарата торгующих органов, за счет сокращения их штатов, за счет сокращения их накладных расходов, за счет сокращения их прибылей. Других источников нет. Это надо понять и из этого надо исходить. Вот почему снижение накидок является очередной задачей.

Я не понимаю тов. Эйсмонта, когда он говорит, что 18% накидки по городам является нормальной накидкой. Почему такая ненормальная накидка называется у тов. Эйсмонта нормальной? [Он сравнивает эту накидку с накидками при буржуазных порядках, это совершенно несравнимые вещи. Там что отражала накидка — прибыль не умеренную, а повышенную. Плюс все то, что необходимо, чтобы купец гулял и прожигал жизнь.] Оказывается, потому что купеческая накидка в период царизма равнялась также 18%. Выходит, что тов. Эйсмонт считает чуть ли не идеалом купеческую накидку. Чем же тогда отличается наша советская торговля от торговли капиталистической, и кому нужна такая кооперация, которая старается равняться по купеческой накидке? Купец ставил 18% накидки, потому что он добивался максимума прибыли и старался, кроме того, отложить кой-какие суммы на предмет прожигания жизни. Ну а мы, наша советская торговля, разве она нуждается в подобных статьях дохода? Зачем нам максимум прибыли, кому она нужна, если иметь в виду, конечно, не интересы прожигателей жизни, а интересы массового потребителя, рабочих и крестьян? Нет, товарищи, 18% накидки по городам есть разврат, а не нормальная накидка. Задача состоит в том, чтобы держать курс на снижение этой ненормальной накидки по городам. [Разница между городом и деревней в том смысле, что мужик переплачивает, останется. Тут одним понижением розничных цен не отговориться, эта разница выражается, может, в миллиарде. Если бы кто-либо считал, сколько мужик переплачивает, ужаснулся бы, но такого учета не существует. Чем это объясняется? Объясняется это тем, что мы имеем монополию внешней торговли. Когда некоторые оппозиционеры огульно шли по линии снижения цен, это было стремление к уничтожению монополии внешней торговли. Если бы мы выписывали товары из-за границы, если бы мы имели свободную торговлю, у нас... (не слышно) не вдвое, а втрое. На это пойти мы не можем, потому что источники накопления промышленности необходимо их брать с мужика, так что эта разница в ее основе останется, пока промышленность не дорастет, пока не будет необходимости сохранять эту разницу, а так как наша промышленность молодая, ее приходится ограждать монополией внешней торговли. Монополия внешней торговли дает повышение цен за счет мужика, мы от этой разницы отказаться не можем, но она должна быть доведена до предела, до терпимого лимита. В этих рамках надо вести борьбу. Потому я и говорю, коль скоро мы основную разницу уничтожить не можем, чтобы промышленность догнала и перегнала западную промышленность, когда мы не будем бояться конкуренции (возгласы: перебьемся! Пока этого нет.). Надо эту разницу сделать терпимой для мужика и рабочего. За счет чего? За счет аппарата торгующих органов. Других источников абсолютно нет. Вот почему все дело сводят к накидкам. Тут понимают под накидкой все: и нормальную прибыль, и организационные расходы, и накладные расходы по линии кооперации, и налоги, и тариф, и все.] Тов. Любимов склонен понимать под накидкой все что угодно: и железнодорожные тарифы, и налог, и акциз, и организационные расходы по торговле, и так называемую нормальную коммерческую прибыль. Это, конечно, неправильно. Так могут рассматривать накидку и валить все в одну кучу только такие люди, которые стараются что-либо скрыть от партии и государства. Снижение налогов, акциза, железнодорожного тарифа и т.д. не зависит от торгующих органов. Эта надбавка на цену делается механически. Речь идет не об этой надбавке. Речь идет о той накидке или надбавке, сокращение которой зависит целиком и полностью от торгующих органов. Сюда относятся всякие организационные расходы торгующих органов и прежде всего кооперации, расходы на раздутые штаты и громоздкий аппарат товаропроводящей сети и, наконец, так называемая нормальная коммерческая прибыль. Вот та накидка, о которой должна быть у нас речь. По этой накидке и надо ударить, если мы хотим добиться снижения розничных цен. Без снижения этой накидки разговоры о снижении розничных цен есть пустая болтовня.

Вот, например, СТО постановил: «Принять меры к тому, чтобы товар проходил от государственных фабрик и заводов до низовой кооперативной сети не более, чем через 1—2 оптовых склада». Выполняется ли это постановление СТО? Нет, не выполняется. Почему?

Или еще. СТО постановил: «Приступить... к сокращению государственных розничных и оптовых предприятий в тех местах, где низовые и серединные звенья потребительской кооперации достаточно окрепли и работа их экономна и дешева»69. Выполняется ли это постановление СТО? Нет, не выполняется. Почему?

Таких примеров можно было бы привести целую кучу.

Наконец, о так называемой нормальной коммерческой прибыли кооперации и прочих торгующих органов. Я считаю постановление СТО в этой части для данного времени уже недостаточным. Почему? Потому что фраза о нормальной коммерческой прибыли дает торгующим органам лазейку, и торгующие органы не прочь иногда превращать нормальную прибыль в грабительскую. Я думаю, что надо положить предел этой неопределенности. Я думаю, что следовало бы создать известный лимит для торговой прибыли наших торгующих органов и регламентировать эту прибыль. Ибо раздутые прибыли нам не нужны. Ибо раздутые прибыли создают отрыв от рабочих и крестьян, создают размычку. Тов. Бухарин был совершенно прав, когда он говорил о скрытой прибыли в недрах наших торгующих органов. Кто может отрицать, что скрытая прибыль существует? Тов. Любимов говорил недавно, что прибыль Центросоюза равняется 120 млн. Потом оказалось, что эти прибыли доходят до 170 млн. А теперь оказывается, что они могут составить 200 млн. А я думаю, что если считать и скрытую прибыль, то прибыли эти могут дойти до 250, а может быть, и до 300 млн. Кому нужен этот обман и для чего эти сверхприбыли? Кому неизвестно, что эти сверхприбыли могут привести лишь к загниванию нашей товаропроводящей сети и к отрыву партии и государства от миллионных масс потребителей.

[Совнарком, СТО и Политбюро правы, когда ударили по отпускным ценам. Торговые органы какой, процент прибыли получают? Достаточно много для того, чтобы скрывать прибыль, по крайне мере 50%. Вот по этой штуке надо будет ударить.]

Можно и нужно снижать отпускные пены на промтовары. Об этом мы приняли специальное решение в Политбюро неделю назад. Но снижение отпускных цен может превратиться в пустую болтовню, если оно не дойдет до потребителя, если оно не поведет к решительному снижению розничных цен на промтовары как в деревне, так и в городе. Я говорил, что накидка в 18% для городов есть разврат, ибо власть у нас не купеческая, а советская. А вы знаете, чему равняется накидка по деревням? Она доходит иногда до 30 и больше процентов. Это уже разврат в кубе. А для чего все это делается? Для того чтобы добиться так называемой нормальной коммерческой прибыли. А на деле мы добиваемся отрыва партии и государства от рабочих и крестьян.

Вот почему вопрос о снижении накидки является очередным вопросом нашей партии.

Тут говорил кто-то, что никто, будто бы, не обвинял ЦК в недостаточно серьезном отношении к вопросу о снижении цен. Это неверно, товарищи. Письменный доклад тов. Микояна содержит такое обвинение. Вот что говорится, например, в докладе тов. Микояна: «Необходимо от ЦК такое указание партийным организациям, которое дало бы понять, что ЦК всерьез хочет осуществления этой задачи, требует достижений от местных органов и придает этому делу политическое значение. Только при этом можно будет рассчитывать на успех».

Выходит таким образом, что ЦК не хотел до сих пор «всерьез» снижения розничных цен, что ЦК не считал вопрос о снижении цен на промтовары вопросом, имеющим политическое значение. Это, конечно, неверно. Из фактов, приведенных мною в своей первой речи, видно, что ЦК считал и продолжает считать задачу снижения розничных цен задачей первоочередной. Об этом говорит постановление апрельского пленума ЦК. Об этом говорит майский циркуляр ЦК. Об этом же говорит июльское постановление СТО, принятое по директиве ЦК70.

Итак, для того чтобы добиться цели в области проведения в жизнь нашей политики цен, необходимо вести работу по двум направлениям. Необходимо прежде всего провести серьезное снижение розничных цен на промтовары массового характера как в деревне, так и в городе, ударив по накидке, снизив накидку, сломив во что бы то ни стало сопротивление кооперации и других торгующих органов. Ибо снижение накидки естественно поведет к сокращению всех и всяких ненужных расходов, к сокращению товаропроводящей сети, к сокращению раздутых прибылей. Необходимо, во-вторых, переломить привычку и психологию советских кооператоров и торговцев, любящих размахивать эффектными балансами и забывающих о том, что нам нужен не эффектный баланс, а смычка нашей индустрии с массовым потребителем в деревне и в городе. Надо разъяснять нашим работникам по советской торговле, что увлечение эффектным балансом представляет серьезную опасность, что привычка козырять эффектным балансом не есть наша привычка, что это есть купеческая привычка, которую надо изжить, если мы хотим добиться действительных успехов на фронте нашего строительства. Я кончил.

Председатель. Слово имеет т. Калинин.

Калинин. По-моему, сегодня у нас выявился основной факт, что на розничных ценах мы многого не возьмем, какие бы радикальные решения ни выносили по этому вопросу. Все предложения не идут дальше 4—5%. Это положение вырисовалось для всех с несомненностью. Ясно, что все благие пожелания останутся благими пожеланиями, а выяснившийся факт имеет очень большое значение. В то время как несколько времени тому назад мы думали, что снижение розничных цен является буквально панацеей, которая нас спасает, теперь мы видим, что это не так, потому что в области розничных цен мы можем провести снижение на 3—4—5% — самое большее. В настоящее время розничные накидки в кооперации таковы, что мы можем снижать их только за счет существенной рационализации самого аппарата. Надо сказать, что в настоящее время в кооперации цены гораздо ниже, чем у частных торговцев; кооперация сейчас в деревне, по крайней мере, в промышленных районах, имеет чрезвычайно большое значение и задает тон в области закупок у крестьян; крестьянин в город ездит, как, например, в нашей местности71, на 90% меньше, чем прежде, покупая товары у кооперации на месте. Поэтому вопрос и стоит таким образом, что если мы хотим кооперативные цены убавить, так их можно убавить только путем рационализации аппарата кооперации. Мы, конечно, прекрасно знаем, что как бы вы ни кричали, но кооперативный аппарат дороже частновладельческого. Даже при старом строе, когда был 12-часовой торговый день, когда на человеке могли ездить, даже если [тогда] кооперативный аппарат был дороже частновладельческого, то как же он теперь может быть дешевле, если мы имеем 8-часовой рабочий день? Кроме того, он дороже и потому, что много сил и средств идет на составление баланса, на ведение отчетности, чего нет у частного торговца, у которого весь баланс — в кармане. Тов. Микоян говорит, что каждый месяц надо писать отчет. Потом 8-часовой рабочий день. До войны, вы, товарищи, этого не забывайте, был не 8-часовой рабочий день, а в деревне в магазинах и лавках торговали до 18 часов.

Рыков. До 24 часов.

Калинин. До 24 часов, торговали любое время. Теперь мы имеем 8-часовой рабочий день. Поэтому говорить о том, что мы можем здесь что-то выгадать — смешно. Бухгалтера надо в каждой кооперативной лавке. Ясно, что не бухгалтера за 200 руб., а счетовода, но он все же получает 40—50 руб. А 50 руб. было бы для торговца колоссальной прибылью. Я не хочу сказать, что не надо рационализации, наоборот, я считаю, что рационализация может кое-что дать, но не надо этим слишком увлекаться. Что касается прибыли, то прибыль не опасная вещь в кооперации. Тов. Серго, вы не забывайте кооперативное правило, что прибыль делят, и на каждый забранный рубль дают соответствующую скидку. Целый ряд кооперативов выдает часть этой прибыли назад. Тогда рабочие видят, что раз часть прибыли выдается назад, то это значит, что хозяйство велось довольно удовлетворительно. А вот когда этого не практикуется, то это уже совсем плохо. Теперь дальше. Вы заметьте, что сейчас цены хлеба оптовые почти довоенные, а хлеб, который продается в магазинах — в два раза дороже. Некоторые товарищи не понимают причин этого явления. А они кроются в следующем: хлебопек раньше получал 6 руб. в месяц. Прочтите Горького «Двадцать шесть и одна»72 и вы это увидите, да мы и без Горького знаем, сколько хлебопек раньше получал и сколько он работал. Раньше он работал день и ночь и спал там же на месте работы. Теперь же хлебопек имеет 8-часовой рабочий день. К этому прибавьте стоимость дров, дворника, швейцара, сторожа и пр. Раньше сторож 24 часа работал, там же и спал, а теперь нужно три сторожа иметь, так как он 8 часов работает, остальное время спит. Так что тут налицо производственное увлечение* (*Так в документе, вероятно, увеличение.).

Рыков. Сейчас сторож спит во время дежурства, остальное время делом занимается (смех).

Калинин. Это все накладные расходы, это все увеличение производственных расходов. И вот это предложение товарищей, которое выставлено в докладе и поддержано всеми остальными о необходимости привлечения в кооперацию рабочих, имеет большую цену. Надо на практике доказать рабочим, в чем выражается увеличение стоимости товара, в каком звене это происходит. Я вовсе не думаю, что от предложения т. Андреева — «надо нажать» — будет уменьшение стоимости. Так можно говорить только сегодня по докладу о кооперации, а завтра, когда мы «нажмем» и заставим, скажем, дворника работать вместо 8 часов 10 часов, т. Андреев запоет совершенно другое. Нельзя, работая по двум линиям, думать, что можно достигнуть каких-то результатов. Я считаю, что у нас огромные производственные расходы как на фабриках, так и на заводах. На фабриках и заводах, они, пожалуй, меньше, потому что раньше металлист работал 9 часов, теперь он работает 8 часов. Значит, у них разница в один час, а в товарообороте торговый служащий раньше работал 24 часа, теперь работает только 8 часов, разница почти в три раза. Производительность же их очень мало сказалась, потому что это наименее дисциплинированный пролетариат, он только сейчас начинает охватываться профсоюзами, у него пролетарской дисциплины гораздо меньше, чем у промышленного пролетариата. Если вы хотите знать, кто наибольше выиграл от революции в городе, то это именно этот элемент: дворники, швейцары, кухарки и пр. Если вы изучите эти категории рабочих, то вы увидите, что они являются значительным фактором, потребляющим эти товары. На заводе весь этот обслуживающий подсобный элемент очень дорого стоит, почти в три раза дороже, чем в довоенное время, производственный же рабочий работает сейчас больше довоенного и получает приблизительно довоенную заработную плату.

Поэтому-то я говорю, что вот где надо искать корень вопроса и к разрешению его подойти не так-то легко. Почему у нас хлеб стоит 5 коп.? Потому что это стоимость хлеба. И вот, когда привлечешь рабочих в кооперацию, то он тогда увидит, что социализм строить — не такая легкая задача. Он увидит, из каких элементов составляется стоимость и где искать ключ к ее понижению. Здесь привлечение рабочих к кооперативной работе достигнет политической цели. Нам необходимо, чтобы рабочие конкретно понимали этот вопрос.

Я должен сказать, что у нас профсоюзы слишком слабо понимают производственные задания, и т. Андреев повинен здесь больше, чем кто-либо73.

Рыков. Правильно.

Калинин. Заметьте, в буржуазных странах все деятели профессионального движения — крупные знатоки производственных процессов. Никто не придает такой реальной действительности производству, как профессиональные деятели в Западной Европе. И там они защищают от рабочих производство капитализма — это позор. А у нас это дело очень слабо развито. У нас всех собак вешают на хозяйственников и на работников торговли, что они отрываются от общих партийных масс и т.п. Это совершенно неправильно. Хозяйственники и работники торговли — это мученики, ибо никто больше не работает, как хозяйственники, потому что никто не встречает на своем пути столько сопротивления, как хозяйственники, и тот хозяйственник, который меньше всего работает, в большем почете и в профессиональной среде и в партии.

Косиор (иронически покашливает).

Калинин. Не кхе-кхе, а так есть на самом деле. Это верно. Тот, кто действительно хочет рационально поставить дело, кто хочет рентабельность получить, действительную рентабельность, а не дутую, тот встречает колоссальнейшее сопротивление и среди профсоюзников и среди других. А ведь нашей политической задачей является показать рабочему классу, что наиболее дельный хозяйственник тот, кто наиболее хозяйственно и рентабельно ставит предприятие.

Я думаю, что вопрос о расхождении цен на сельскохозяйственные продукты и на продукты промышленности — вопрос не только политический. Я считаю, что если у нас не будет внешних столкновений, то этот вопрос может перед нами стоять целый ряд лет. Но если будет столкновение с иностранными государствами, то это расхождение цен, надо прямо сказать, скажется очень конкретно. Я говорил со многими крестьянами, и можно смело сказать, что значительные слои крестьянства при столкновении с иностранными государствами уже не будут с рьяностью отстаивать советскую власть, это скажется и в армии. Несомненно, что с каждым годом все большее развитие сельского хозяйства будет являться все большим и большим тормозом на пути развития нашей индустриализации. В прошлом году мы ощущали это меньше, в нынешнем году мы это ощущаем сильнее. И мне кажется, что в будущем году этот тормоз будет ощущаться еще больше, чем в этом году. Почему это происходит? Потому что мы раньше сельское хозяйство интенсивно развивали, увеличивали количество засева в десятинах. Теперь увеличение количества посевов будет уменьшаться, значит, надо вкладывать новые капиталы для того, чтобы сельское хозяйство росло. В настоящий момент деревня растет слишком мало. Потребительски она растет, т.е. увеличивает количество потребления товаров, а производственно, т.е. так, чтобы хозяйство деревенское рационализировалось, чтобы увеличивалось количество рабочего скота и улучшалось его качество, чтобы орудия производства улучшались, чтобы деревня вводила новые способы удобрения, этого роста нет, а без этого далеко мы не шагнем. Поэтому я считаю, что это коренной вопрос — расхождение цен на сельскохозяйственные и промышленные товары. Мне кажется, что сегодня мы к этому подошли вплотную и этот вопрос нужно как-то решить. Как решить? Самое лучшее взять и сбавить жалованье сверху донизу на 50%. Вот завтра цены и сбавим. К сожалению, этого не проведешь. Зато обязательно нужно сказать рабочему классу, что увеличивать больше заработную плату при настоящей производительности труда невозможно. Косиор говорит, что его рабочие окружили. Правда, я в последние полтора месяца не выступал, а если выступал, то с этим вопросом не сталкивался, но где бы я ни был, я ставил вопрос ребром, что заработную плату нельзя увеличивать, а если увеличим, то червонец74 упадет. Рабочие говорят: «Вы только не понижайте ее — цены не увеличивайте. Да, не понижайте!» Они говорят, что у нас цены фактически повышаются. Вот мясо было в прошлом году 30 коп., а в нынешнем году — 40 коп.

Рыков. Я был в Ленинграде, весь ленинградский совет о масле кричит.

Калинин. Я лично думаю, что крестьянина мы не особенно обираем. Это кажется, что обираем. Мы, правда, обираем кубанского крестьянина, у которого хлеб дешево покупаем, но это богатый крестьянин, он выправится. Но все окружающее крестьянство, например, Московской губернии, пользуется благами города и зарабатывает на отхожих промыслах и путем продажи хлебопродуктов, масла, молока, капусты, огурцов и т.п., цены на которые бешено вздернуты. Вся наша политика направлена на понижение стоимости основных сельскохозяйственных продуктов. Мало того, теперь в центральных губерниях крестьянину невыгодно работать по сельскому хозяйству. Он ждет, что кого-нибудь свезет и получит 10 руб., какая тут работа? Если хотите существенно индекс изменить...

Сталин. Посевную площадь расширяют.

Калинин. Я не говорю о посевной площади, у нас слишком мало улучшают сельское хозяйство. Мы за хлебопродукты платим рубль, а за огурец 5 коп. Поймите, огурец предмет роскоши. Рабочий при большой семье тратит на хлеб 20 коп. в день, а огурцов покупает десяток, чуть не в пять раз дороже. На огурцах прогорают.

Рыков. Кто про огурцы, а я про масло.

Калинин. Вот и для меня огурец роскошь.

[Рыков. А с рыковкой75 огурцы необходимы.

Сталин. Без них нельзя.]

Калинин (смех). Какая причина этого? Наша сельскохозяйственная политика, наши налоги и, конечно, все остальное. Каждое сельское хозяйство, приносящее малый доход, идет на побочный заработок, а побочный заработок высоко обкладывается. И поэтому только такой хозяин выдерживает, который является заведомым кулаком, который все оплатит. Вот, например, подмосковные крестьяне все оплатят, а рядовому крестьянину этого обложения не вынести. Поэтому я и считаю, что если мы хотим существенно бюджет рабочего улучшить, то нужно обратить внимание на то, чтобы на такие продукты, как огурец, капуста, творог, молоко и прочее, на которые рабочий расходует значительную часть своих средств, цены были понижены.

Рыков. А ты знаешь, что масла в Ленинграде и Москве едят в два раза больше?

Калинин. Едят больше потому, что других продуктов нет. Селедки нет и других продуктов нет. А, кроме того, селедка так дорога, что рабочий рассуждает: «Чем я селедку куплю, я лучше съем масла». Вы знаете, что масло сейчас самый дешевый продукт, когда огурец стоит пять копеек вместо одной копейки. Для того чтобы этого не было, нам надо разводить овощи, а между тем развитие сельского хозяйства тормозится именно здесь. Поэтому я и думаю, что вопрос о снижении индекса, о понижении стоимости продукта для рабочего упирается в развитие сельского хозяйства, но не в хлеб, а в развитие тех овощей, которые в Западной Европе являются решающими. У нас хлеба каждый потребляет по три фунта в день, а народ худой, а немец потребляет полфунта в день, а остальное — сено, листья и т.д.

Сталин. Ну, чтобы они сено ели, я не знаю.

Калинин. А у нас этого нет. У нас невероятная отсталость нашего сельского хозяйства, и мы своей политикой не толкаем деревню к развитию. Там ведется старая отсталая хозяйственная система, а мы своей политикой способствуем обострению этой отсталости. Я думаю, что теперь проблема цен стоит перед нами особенно остро. Те меры, которые мы намечаем, практически необходимы, но все-таки нам нужно, чтобы Микоян, который кровно заинтересован в этом вопросе, чтобы он показал, что снижение это должно идти по таким-то продуктам, ибо рабочий бюджет состоит не только из голого хлеба, но и из масла.

Председатель. У меня есть несколько записок о прекращении прений. В списке ораторов еще четверо: Сокольников и Каминский по первому разу и двое по второму разу. Кому угодно высказаться по вопросу о закрытии прений? Время приближается к четверти пятого. У нас еще три вопроса такого же приблизительно характера и объема, как и тот, который мы только что обсуждали. Кому угодно высказаться по вопросу о закрытии прений?

Рудзутак. Голосовать без прений.

Председатель. Кто-нибудь против закрытия прений желает высказаться? Нет. Голосуется. Кто за прекращение прений? Четыре. Кто против? Нет. Остальные воздерживаются.

Томский. Я тоже за закрытие прений.

Председатель. Это уже абсолютное большинство. Прения закрыты.

Слово имеет тов. Микоян.

Микоян. Я не буду выходить из рамок повестки Политбюро, я не буду о хлебе говорить, ибо стоит особый доклад76, где я отвечу на выступление тов. Рудзутака. Здесь товарищи правы, что вопрос о соотношении между оптовыми и розничными ценами является вопросом большой важности так же, как соотношение сельскохозяйственных и промышленных цен имеет чрезвычайное значение. Я в своей записке77 и устно говорил, что мы дошли до такого предела в отношениях между городом и деревней в смысле цен, что если мы по такой дороге будем идти дальше, то мы пойдем навстречу большим трудностям и опасностям. Я сигнализирую Политбюро, что у нас за этот год получается большое расхождение ножниц и даже большее расхождение цен при росте промышленности, чем в прошлом году. Но поскольку мы стоим на том, что мы не можем цены на хлеб повышать, это угрожало бы нам большими опасностями, было бы вредно экономически и политически, мы становимся перед вопросом о том, чтобы понизить цены на промышленные товары. Я указывал, что одно понижение розничных цен путем сокращения накладных расходов не даст того, чтобы иметь возможность эту нашу политическую задачу разрешить, и ставлю вопрос о том, что нужно одновременно с борьбой за снижение розничных цен снижение отпускных цен. Политбюро указывало, чтобы это снижение отпускных цен дошло до потребителя полностью. С этой целью и был поставлен доклад, чтобы снижение цен дошло до потребителя, и чтобы, где возможно, снизить цены за счет торгового аппарата.

Все эти вопросы упираются в проблему рынка. Вопрос рынка же означает вопрос классовых противоречий в стране, рынок — это есть стык всех классовых противоречий страны. Ведь потребитель, рабочий и крестьянин, выявляет свои классовые отношения именно на рынке в наиболее оголенной форме. Ясно, что в этот вопрос, в вопрос о снижении цен, упирается ряд проблем чрезвычайной важности, но и в таком разрезе вопрос занял у Политбюро 4 часа. В этот вопрос упирается прежде всего вопрос об отношении классов, рабочих и крестьян, вопрос о промышленности и сельском хозяйстве и затем вопрос о политике заработной платы. Сколько вы ни повышайте зарплату, она не угонится за ценами. Это мы видим на примере, когда рабочие получали миллионы заработной платы. Вопрос цен — это есть половина вопроса о заработной плате, если не больше. Третий вопрос, который упирается в вопрос о снижении цен, это вопрос о производстве, о способности производства отвечать потребностям рынка, ассортимент, качество товара и прочее. Ибо если промышленность дает не того качества товары, то будут ругать торговца, а не трест, который произвел товары, а кооператив будет ссылаться на трест и фабрику, отсюда динамика емкости рынка и возможности развертывания промышленности.

Дальше себестоимость промышленности упирается также в этот вопрос. Я на этом не останавливаюсь, ибо это отдельный вопрос. Мы подходим к громадной важности вопросу о типе построения аппарата, торгового аппарата как основы социалистического распределения продуктов. Мы должны будем построить такую систему обмена, которая была бы базой для социалистического аппарата распределения. Дальше вопрос накопления мы тоже в классовом разрезе должны рассматривать и в промышленности, и в кооперации, ибо здесь определяется: 1) норма социалистического накопления. 2) норма изъятия средств из деревни. 3) норма изъятия средств у частного капитала и норма его накопления. Другой вопрос об отношениях с частным капиталом. Роль частного капитала в торговле, его объем, относительная роль и накидки на товары решают вопрос, насколько частный капитал накапливается. Когда частный капитал играл громадную роль в сбыте промышленных товаров, вопрос об оптово-розничных ножницах приобретал громадную роль. Это была щель, через которую частный капитал накапливал средства.

Я не взялся рассмотреть в сегодняшнем докладе все эти важнейшие проблемы, хотя они связаны с вопросом о ценах, ибо все эти вопросы требуют громадного внимания, и мы не можем на одном заседании все их разрешить. Я одно хочу сказать — какие бы мы меры ни принимали, какие бы предложения всех членов Политбюро, направленные на снижение цен путем сжатия расходов торговли, ни принимали, мы не можем добиться такого снижения розничных цен сейчас, через месяц, два, три, которое могло бы мало-мальски успокоить рабочих и крестьян.

Косиор. Это не доказано.

Микоян. Мы имеем снижение сырьевых цен и не имеем снижения цен на товары, производимые из этого сырья. Индекс цен на сельскохозяйственные товары, цен, которые реально получает крестьянин, составляет 1,16. Это цена, которую крестьянин получает от нас.

Рыков. Это за все, включая масло?

Микоян. 1,16 — это цена, получаемая крестьянином за все свои товары. Если возьмем розничные цены на промтовары, частные, уездные, крестьянин платит по индексу 2,66, максимальный по Конъюнктурному институту, по ЦСУ же крестьянин платит по индексу 2,25, это минимум. Это есть обострение ножниц против прошлого года. Наша политика хлебных цен привела к тому, что мы на один рычаг, рычаг сельскохозяйственных цен, нажали и добились полных результатов. Этот нажим на один рычаг должен сохраниться. Второй же рычаг нажима на промтоварные цены столкнулся с сопротивлением торгового аппарата и не дал нужных результатов. Я должен указать, что кооперация и госорганы меньше подчиняются нашему регулированию, чем крестьянство, ибо крестьянство себестоимости не спрашивает, зарплаты не спрашивает и продает нам хлеб по нашей цене. И мне никто не мешает здесь нажимать. И у крестьянина другого выхода нет, иначе никто не купит. А госорганы и кооперация ссылаются на себестоимость, накладные расходы, норму накопления и т.д., в которых сам черт себе сломает ногу. А цены остаются прежние. Этот вопрос величайшей важности, и потому я здесь его и поставил. Когда я выступил и сказал, что мы не можем сильно снизить, то я имел в виду, что Политбюро должно дать такое задание, которое было бы реальным и выполнимым, чтобы мы не пришли потом и не сказали, что мы вас обманули, не выполнили ваших директив. Розничные цены по всем товарам за счет торгового аппарата по стране могут быть снижены на 2—3%. Может быть, по некоторым городам или селам они будут снижены на 5, 6, 10%, по другим меньше, но в общем, в среднем, цены могут быть снижены на 2—3%.

Сталин. На один рубль — две копейки?

Микоян. Примерно так. Это в ближайшее время.

Сталин. Маловато.

Микоян. Я бы хотел, чтобы было больше, но я не могу давать заданий, которые никто не может исполнить. Я сторонник таких заданий нашему аппарату, которые имеют 80—90% выполнимости. Если вы дадите задание, в котором 60% выполнимо, а 40% невыполнимо, то этим вы будете разлагать аппарат. Мы сейчас кричим, что не выполняют директив, а нас за это не арестуют и не сажают, тов. Любимов не сидит и я еще не снят. Всех заданий не выполняют, а никто под суд не отдан, к ответственности не привлечен. А по хлебному делу, когда Лобачев78 не выполняет директив, его сменяют и сажают.

Голос. Вы что же, желаете, чтобы вас посадили, и тогда все будет хорошо?

Микоян. Арестуйте меня, я с удовольствием сел бы, чтобы хоть выспаться вдоволь.

Голос. На сколько хочешь садиться?

Микоян. Месяцев бы на шесть.

Рыков. А я тебе передачу обязуюсь раз в неделю приносить.

Микоян. Нужно ставить перед собой реальные задачи. У нас наблюдаются по всем лавкам громадные накладные расходы, мы мобилизуем все силы страны и требуем улучшения этого положения, но все же у нас имеются трудности, которые мы пока не можем полностью преодолеть. Я и считаю, что неверно, будто бы я чуть ли не обревизировал79 решение СТО.

Голос. Ты не обревизировал, а обрезал, обрезание совершил.

Микоян. Ничего подобного, я выполнял задания СТО и Политбюро по недостаточным товарам, и по данным ЦСУ, так как своих данных у меня нет, имел 4—5% снижения в среднем, а по всем товарам 1—2% снижения. Не могли мы больше пока снизить, потому что нельзя же черной магией заниматься. Мы тарифы железнодорожные повысили (это не самое главное), но это дало с 1 октября примерно около 140 млн руб.

Прямые налоги на торговлю — 90 млн прибавлено против прошлого года; 200 млн акциз; около 60 млн таможенных пошлин. Всего около полумиллиарда мы наложили на товарооборот. И потом некоторые говорят, почему это нельзя снизить цены, почему это они так слабо снижаются. Вы возьмете 400—500 млн живых денег из страны против прошлого года и говорите, как это чувствуется на ценах. Что вы хотите — или черной магией заниматься или настоящим делом? Все это, конечно, отразилось на борьбе за снижение цен.

Если розничный оборот составил 12 млрд, то эти новые налоги и сборы составили [2—3%] 3—4% стоимости всего розничного оборота. Мы не дали повышение цен, а наоборот, даже несколько понизили. Значит, [2—3%] 3—4% проглотили без повышения цен. Еще два-три процента мы прибавим. Это будет выполнение постановления СТО. Я не предлагал пересмотра процентных заданий. Тут тов. Андреев был прав, когда говорил, что все перепутают, по одному товару дадут повышение, по другому понижение и т.д. Мы будем иметь предельную цену накидок. Сталин не прав, когда говорит, что установление предельных накидок это не есть пересмотр. Люди сначала разбираются...

Сталин. Ты так и скажи — пересмотр и снижение.

Микоян. Раньше не было накидок установлено, раз не было установлено, то они пересматриваются. Я, конечно, всего этого раньше не знал, но приходится этим делом теперь заниматься. На этом деле сидят, работают люди. Я, особенно по Москве, слежу за этим делом, тов. Хорьков80 ходит по нескольку раз, сообщает, какие накидки на какие аппараты установлены и т.д. Сталин предлагал выделить расходы, зависящие от них, и отделить их от расходов, от них не зависящих. Конечно, это хорошо, чтобы знать, куда ударить. Это правильно. Но в этом деле имеются большие трудности. Например, как можно выделить складские расходы? Зависят от них эти расходы или не зависят?

Сталин. Зависят.

Микоян. А если коммунхоз назначит большую ставку за аренду складов? Зависят, но не совсем. Коммунхозу денег не хватает, он квартирную плату увеличивает, почему же коммунхоз не будет прибавлять на склады? Извините, он будет прибавлять. Нельзя сказать, что этого рода расходы целиком зависят от торгового аппарата, но нельзя также сказать, что и не зависят, ибо хорошая постановка складского хозяйства сократит расходы.

Сталин. Полунезависящие расходы (с м е х).

Микоян. В накладные расходы входят, например, расходы по уплате процентов. Если у данного кооператива есть много собственных денег, у него расходов в этой области мало, но если он денег не имеет, то ему приходится платить 1—2% всей стоимости товара Шейнману за те кредиты, которые он получает от банков. Транспортные расходы можно считать независящими? Не совсем. Бывает так, что перевозят те или иные товары окружным путем, бывает, что по три раза перевозят. Это будет излишний расход. Масса найдется таких статей, которые друг с другом связаны. Зависящими являются расходы по представительству, по содержанию аппарата. Эти излишние расходы можно сократить.

Надо сказать относительно прибыли. Если возьмем, как Сталин сказал — 250 млн прибыли будет у кооперации, то это будет правильно, потому что имеется всякого рода прибыль, которая не показывается, скрытая прибыль. Имеется какое-то иностранное определение, я не помню.

Рыков. Вроде «моржа»81? (смех).

Микоян. Выходит деамортизация у Сахаротреста82, которая увеличивает себестоимость на 2,6%, на деле это — дополнительная прибыль. В кооперативах тоже есть «деамортизация» на восстановление. В калькуляцию включают также и воровство, на «утечку» и всякую прочую пропажу, заранее включают утечку, усушку. Предположим, кооператив включает 0,5%, а если хороший кооператив, то он дает только 0,25%, увеличивая прибыль на остающуюся 0,25%, а плохой дает утечки 1%.

Рыков. Иногда соль немножко подмоченной продают.

Микоян. Растраты тоже есть, накладные расходы на торговлю, которые включаются в калькуляцию. Ничего не поделаешь, если воруют кругом. Если растратчики в среднем в год воруют 100 млн — это на цены накладывают. Задача наша уменьшить утечку, уменьшить воровство, улучшить аппарат, на этом накапливать. Я считаю, что 1—2% дать для кооперации вполне достаточно, ибо она имеет оборот 8 млрд и сумма получится довольно значительная. У нас был месяц тому назад тов. Любимов с кооператорами, мы решили для каждого звена дать норму прибыли. Причем нельзя всем звеньям давать 2%, Любимову и 0,5% не дадим, а низовым звеньям немного больше.

Это не по бухгалтерии. В прошлом году оборот был 6 млрд, теперь же будет 8 млрд. Прибыль торговых органов должна регулироваться, будем регулировать прибыль, потому что нас ругают, что мы не даем им знать, сколько они могут накапливать. Совершенно правильна наша система установления предельных накидок. Самое важное не только установить, но дать срок сокращения статей этих расходов, а потом месяца через 3—4 снова пересмотреть. Нельзя требовать все это упрощать сразу, надо через месяца 3 снова пересмотреть и сказать, что ты должен расходы сократить. Работа громадная, кропотливая, которую нужно учесть, нужно учесть в каждом звене торгового аппарата, в каждом кооперативе, сколько стоит перевозка, перегрузка и т.д. Громадной важности вопрос, который мы должны будем решить. Это основная задача и длительная задача и входит в общую задачу рационализации торговой сети.

Об оптово-розничных ножницах и прочее. Здесь правы товарищи, когда говорят, что нельзя Ленинград сравнивать с другими городами. Я писал об этом, но надо знать одно, что в этом вопросе переборщить не опасно, но себя самого обманывать нельзя. Я поэтому писал, мне говорят, что я написал в своей записке совершенно точно «несмотря на недостаточные результаты, достигнутые нами в кампании по снижению розничных цен, было бы однако неправильно совершенно игнорировать те достижения, которые все-таки имеются».

Это мы должны прямо сказать, об этом ни в коей мере нельзя умолчать. Это не ослабляет значения.

По поводу цифр. По-моему, Алексей Иванович, здесь все очень много путаются, но эти цифры, которые я привел в докладе, абсолютно проверены мною и не только мною проверены. Я сравнивал после того, как ты читал эти цифры, накидки по Москве, по кооперативной торговле, по ситцу. У меня в тексте имеется ситец, по нему накидки в госторговле 16,8%, в кооперативной около того же.

Эти данные общие. По Москве имеется таблица. В ноябре 1926 г. по ситцу было 12,5% по кооперации, 16 — по органам госторговли, это в ноябре.

Рыков. А по твоей таблице выходит 18.

Микоян. Ты берешь по Москве или по всем губерниям? Тут большая разница.

Рыков. В тексте у тебя по всей стране.

Микоян. В тексте я приводил кооперацию по всей стране.

Рыков. А в таблице?

Микоян. Большая таблица это в копейках. Движение цен по СССР в копейках.

Рыков. 60 коп. ситец. Это розничная цена, а какая оптовая?

Микоян. Я сейчас расчета привести не могу.

Рыков. Выходит, чуть ли не 100% на метр накидывается.

Голос. Это неверно.

Калинин. А на какой ситец?

Рыков. На средний.

Калинин. Если взять шелк, то там рублей 20 с накидкой на 16%.

Голос. 41 коп. стоит ситец.

Рыков. Если взять 40 коп. за отпускную цену, а за 60 продают, значит, накидка равна 50%.

Микоян. В городской кооперации накидка не чрезмерна. Здесь цифры взяты в копейках по всей стране.

Рыков. Здесь сказано только в губернских городах.

Микоян. Это в среднем. Это не кооперативные и не государственные органы накидывают, а это взяты частные накидки, а, как известно, частники накидывают на мануфактуру 60-70%. Нужно брать цифры в зависимости от роли данного вида торговли. Я посвятил в своем докладе 3 страницы критике метода учета движения цен. Этот метод совершенно неудовлетворителен. Нет ни одних удовлетворительных данных.

Я вношу некоторые предложения, чтобы Госплан, конечно, вместе с нами, разрешил задачу более рациональных методов учета движения цен, чтобы были выработаны цифры, за которые можно отвечать. Я больше не хочу затруднять ваше внимание и вношу некоторые предложения. Тов. Сталин сказал, что я своим докладом только отменяю решение СТО. Нет, я вношу некоторые предложения. Задачу снижения цен распространить на все товары, как на товары недостаточные, так и на достаточные товары. Мы сейчас считаем возможным провести это на 2—3% в среднем.

Сталин. Ты не возражаешь, если мы это дело передадим в комиссию тов. Рудзутака?

Микоян. Я считаю, что лучше создать специальную комиссию, но если этого нельзя, то пусть мы это обсудим в комиссии Рудзутака83. Тов. Сталин выступал против моего заявления, что партийные организации недостаточно активно вели дело снижения. Я не говорю, что Политбюро не понимает значения. Наоборот, Политбюро понимает и может это понимать так же, как и я понимаю Политбюро. Я считаю, что такая важнейшая задача должна проводиться всерьез, ее должны проводить в первую очередь партийные комитеты, а этого у нас до сих пор не наблюдалось.

Рыков. Результаты по партийной линии не больше, чем по советской.

Микоян. И не могут быть больше, чем по советской, ибо советская работа ничего не может дать без активной поддержки партии. Я вношу несколько предложений насчет аппарата и кооперации.

Голос. А насчет баланса?

Микоян. Я думаю следующее: поскольку здесь были чрезвычайно богатые прения, я считаю необходимым создать комиссию по выработке резолюции. Это очень важное плановое заседание, резолюция должна быть такая, чтобы дать соответственную установку всей нашей партии и хозяйственному аппарату.

Председатель. По вопросу о комиссии. Комиссия у нас есть. Она подтверждена решением Политбюро. Мы будем слушать ее доклад по плану, кажется, через полтора месяца. Она должна дать совершенно конкретное решение.

Микоян. Куйбышев не входит в эту комиссию, Андреев также не входит, а нужно их ввести. Лучше отдельную комиссию создать только для выработки резолюции.

Председатель. Есть опасность, что это будет слишком общая отвлеченная резолюция, которая только этим не будет отличаться от решения СТО.

Сталин. Может ли комиссия Рудзутака через неделю или через две дать резолюцию по этому вопросу, продолжая свою работу по другим вопросам?

Бухарин. Нельзя ли вопрос о ценах поставить вместе с вопросом об отпускных ценах?

Микоян. Это уже решенный вопрос. Я в эту комиссию вхожу, это меня больше устраивает, но я боюсь, что ВСНХ там не будет. Тогда нужно включить Куйбышева и Андреева.

Председатель. Поручить комиссии Рудзутака, со включением Куйбышева и Андреева, на основе происходивших на настоящем заседании прений представить проект резолюции в двухнедельный срок.

Куйбышев. Я сегодня вошел в Политбюро и в СТО с предложением, чтобы в комиссию ввели дополнительно Серебровского и Манцева, но я не возражаю, чтобы я лично принял участие в работе этой комиссии.

Председатель. Возражения есть? Принято* (*Далее в стенограмме имеется зачеркнутый текст с обсуждением дальнейшего порядка работы.).

 

Приложение 1

Выписка из протокола № 76 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 3 января 1927 г.

Слушали: 1. О снижении розничных цен. (ПБ от 23 декабря 1926 г., протокол № 74, пункт 7-а). (Тт. Микоян, Куйбышев, Любимов, Максимов, Эйсмонт, Манцев, Шлейфер.)

Постановили: 1. Поручить комиссии тов. Рудзутака (протокол ПБ от 30 декабря 1926 г. № 75 пункт 34/3), со включением тт. Куйбышева, Серебровского и Андреева, разработать на основе обмена мнений в настоящем заседании Политбюро проект резолюции и представить на утверждение Политбюро в 2-недельный срок84.

Приложение 2

Доклад А.И. Микояна «О снижении розничных цен», направленный в Политбюро ЦК ВКП(б) 31 декабря 1926 г.

I. О недостатке учета движения цен

Громадное значение уровня розничных цен, их динамики для всего народного хозяйства, для определения покупательной способности червонца, для определения реального уровня зарплаты рабочих и для определения экономических отношений между городом и деревней — очевидно всем. Однако несмотря на это существовавшие до сих пор методы учета, всякие индексы, которыми оперируют различные ведомства, страдают значительными органическими пороками, построены по совершенно различной системе и методам. Поэтому, исходя из них, становится возможным строить всякие комбинации движения цен, и все они, не давая близкой к действительности картины, друг от друга сильно отличаются.

Наиболее распространенный индекс розничных цен, которым пользуются почти все — это индексы Конъюнктурного института НКФ. Между тем методы построения этих индексов страдают большими недостатками. Для того чтобы представить, какого порядка недостатки, стоит лишь указать на следующее:

1. Хотя индекс Конъюнктурного института берет большую группу товаров, однако он берет лишь некоторые виды их, в результате чего средневзвешенный уровень получается нереальный. Например, в его учет входит только сахарный песок, а сахар-рафинад совершенно исключается (это объясняется тем, что в начале введения этого индекса рафинад в стране не играл значительной роли и на рынке преобладал сахарный песок). Ныне же сахар-рафинад занимает место не меньшее, чем сахарный песок. Поэтому, хотя недавним решением отпускная цена на сахар снижена на 80 коп. на пуд и в рознице на 5 коп. на кг., цена же на сахарный песок оставлена прежняя, это снижение цен никакого отражения в индексе Конъюнктурного института не найдет и будет фигурировать прежняя цена, хотя на деле потребитель получил большое снижение по рафинаду, играющему громадную роль в особенности для рабочих и крестьян, ибо рафинад — это «демократический» вид сахара.

По всей металлической группе Конъюнктурный институт учитывает только гвозди, топоры и чугун, а кровельное, сортовое и шинное железо, играющие большую роль на крестьянском рынке, совершенно выпускаются из учета Конъюнктурного института. Если будет большое снижение на кровельное железо, индекс на железные изделия никаких изменений не потерпит, наоборот, даже при повышении цен на кровельное железо некоторое снижение на гвозди и топоры сильно снизит индекс на металлические изделия.

Таких примеров можно было бы привести десятки, которые доказывают всю условность данных индекса Конъюнктурного института.

2. Средневзвешенный индекс промтоваров также не соответствует реальной действительности помимо вышеуказанных недостатков по той причине, что удельный вес каждого отдельного промтовара взят в индексе не тот, который товары занимают на рынке и в потребительском спросе населения в настоящее время. Таково же положение с удельным весом отдельных городов и районов.

3. Конъюнктурный институт учитывает только вольные частные цены. Вместе с тем эти вольные цены чрезвычайно условны, ибо вольные цены частников сильно отличаются по различным районам, даже в одном и том же районе, иногда на одной и той же улице. В зависимости от того, какие цены частника возьмем (у них тоже есть разница: то высокие, то низкие цены), будет получаться различный результат. Кроме того, ни в коей мере вольный индекс не может дать правильного представления об уровне средних цен. Индекс первых годов нэпа, когда госторговля и кооперация играла ничтожную роль в розничном обороте, мог давать более правильное представление, тем более что тогда большой разницы в ценах между госторговлей, кооперацией и частником не было. Даже был период, когда часто по различным товарам в различных районах цены у частника были ниже кооперативных, для того момента индекс Конъюнктурного института более или менее мог считаться приемлемым показателем состояния рынка. С того времени произошли громадные изменения — ныне кооперация и госторговля в общем розничном обороте занимают больше 60%. В отдельных районах и по отдельным товарам эта роль кооперации и госторговли еще более повышается, причем в области сбыта промтоваров государственной промышленности и в особенности недостаточных товаров роль кооперации за последнее время доходит от 70 до 80%. При этом общий факт, что вольные цены превышают кооперативные и государственные цены по разным товарам от 15 до 20%. Таким образом, если судить по данным Конъюнктурного института о состоянии рынка, то фактически будем пользоваться данными об 1/5 части розничного товарооборота, упуская остальные 4/5, уровень цен которых значительно ниже того уровня, который фигурирует в индексе Конъюнктурного института.

4. Индексы ЦСУ. Лишь только за последнее время ЦСУ взялось за составление своих индексов. Методы исчисления ЦСУ в значительной степени свободны от вышеуказанных недостатков и в большей степени, чем Конъюнктурный институт, отражают состояние рынка, поскольку они учитывают и кооперативные цены и лишь после этого выводят средневзвешенный индекс. Хотя надо сказать, что и индекс ЦСУ страдает большим недостатком в отношении учета удельного веса отдельных видов торговли в розничном товарообороте и удельного веса отдельных товаров в общем спросе населения по отдельным районам.

Отсюда необходимость построения более правильного метода исчисления рыночных розничных цен с учетом всех выявленных до сих пор соответствующих индексов.

Все вышеизложенное говорит о том, что средние и общие данные по Союзу и по всем товарам вместе взятые ни в коей мере не могут служить мерилом определения динамики движения цен. Поэтому было бы правильнее для проверки данных этих индексов брать движение отдельных конкретных видов товаров по отдельным конкретным районам. Ниже мы руководствуемся этим методом, хотя и этот метод не обеспечивает нас от ошибок и не дает полной и правильной картины рыночных цен.

II. Результаты кампании по снижению цен

Непосредственные результаты кампании по снижению цен с 1 мая по 1 октября представляются в следующем виде.

Необходимо иметь в виду, что постановление СТО имело в виду снижение на 10% цен только для кооперативной и государственной розницы и только по недостаточным товарам.

По данным Центросоюза, среднее снижение по набору, состоящему из наиболее недостаточных товаров (ситец, подошва, железо шинное, железо кровельное, посуда чугунная, стекло оконное) составило (на 1 ноября) у райсоюзов на 2,8%, у городской низовой кооперации — на 5,2%, у сельской — на 8%.

По данным ЦСУ, прорабатываемым Наркомторгом, у сельской кооперации снижение цен по ситцу составило на 1 октября 5,2%, по гвоздям — 1,9%; в уездных кооперативах (на 1 ноября) — 5,6%; по гвоздям — на 3,5%. В губернских городах снижение по ситцу в государственной торговле — на 4%, в кооперации — на 3,6%. По данным специальной анкеты НКТорга о кооперативных ценах в 12 крупнейших рабочих центрах среднее снижение составляет по ситцу около 4—5%.

Аналогичные процессы имеют место и в частной торговле.

В сельских местностях (на 1 октября) — данные ЦСУ, проработанные НКТоргом — снижение по ситцу — на 4,2%, по гвоздям — на 2,3%; в уездных городах (на 1 ноября) по ситцу — на 4,4%, по гвоздям — на 1,8%; в губернских городах на 1 ноября по ситцу на — 10%. Наконец, наиболее общие показатели — розничный индекс Конъюнктурного института — дает снижение на 1 декабря по металлическим изделиям на 4,6%, по обуви — на 2,5%, по мануфактуре (кроме ситца, входит сукно и полотно) — на 1,8%.

Однако вследствие стабильности, а в некоторых случаях и роста цен (по ряду причин, о которых говорится ниже) на другие промтовары общее снижение всего розничного индекса составляло на 1 декабря всего 1,1%. Однако значение этого снижения увеличится, если мы сопоставим с динамикой прошлого года, когда общий индекс за этот период возрос на 11,6%, а индекс обуви увеличился на 18,5% и мануфактуры — на 19,6%.

III. Факторы, затруднявшие снижение цен

А. Факторы субъективного порядка — недостаточная активность, проявленная в этом вопросе местными руководящими партийными и советскими органами, отсутствие достаточного авторитета и деловитости (слабость аппарата) местных внуторгов, в ряде случаев и противодействие заинтересованных торговых (кооперативных и государственных) организаций, недостаточное вовлечение широких кооперированных и профсоюзных масс в кампанию.

Б. Факторы объективного порядка. Для выяснения этой стороны вопроса нельзя ограничиваться только периодом после 1 мая. Влияние повышательных факторов растягивается во времени, и оно выявляется в рознице с запозданием. Повышательные процессы, действовавшие в опте до 1 мая, на розницу начали действовать после этого срока.

Если мы возьмем период с 1 октября 25-го года, то оптовый оборот выявил ряд определенных повышений цен. Это сказалось на общем оптовом индексе промтоваров Госплана, в росте его на 4,5%. Из товаров широкого потребления повышение цен имело место на некоторые металлотовары, кожевенные полуфабрикаты, растительное масло, махорку и др.

Однако еще большее значение имеет косвенное повышение стоимости промтоваров для торгующих организаций. Сюда в первую очередь относится ухудшение условий расчета. Одно сокращение сроков кредитования требует от торговли за каждый сокращенный день 7—8 млн. В среднем сроки кредитования за год сократились на 10—15 дней, что составляет изъятие суммы около 100 млн руб. В частности, по ВТС с 44 до 28 дней, по ВКС с 37 до 30—20 дней. Удорожание стоимости товара для кооперации в результате этого составляет по обуви 1%, по металлическим изделиям — 1%, по шерстяным — 1,25%, по льняным — 1,15%. В том же направлении действует увеличение процента наличных за год с 30 до 50%, что заставляет торговлю увеличить вложение в покупку промизделий на 2/3 больше капитала, чем раньше. Далее следует влияние увеличения железнодорожных тарифов, которое только для последних месяцев составило по с.-х. товарам 2,05%, а по промышленным товарам — 0,85%, давая по отдельным товарам еще большее повышение. Увеличение акцизов сказалось в меньшей степени, т.к. оно фиксировалось внутри отпускных цен. Однако по махорке (+16%) и чаю увеличение акциза дало прямое повышение розничных цен. Наконец, имеют практически большое значение еще менее уловимые внешне такие факторы, как увеличение отпуска через синдикаты вследствие делаемой при этом дополнительной накидки, изменение стандартов, сокращение и аннулирование скидок и бонусов. По расчетам Мосгубвнуторга влияние первого фактора создало удорожание текстильных изделий на 2,5%, влияние второго привело для наиболее ходовых сортов ситца к удорожанию на 2,5%.

Надо прямо сказать, что если в области товаров, распределяемых в централизованном порядке через синдикаты, мы имели за это время повышение отпускных цен косвенным путем (изменение ассортимента, условия расчета и прочее), то в отношении местной и республиканской продукции, не входящей в синдикаты, мы имеем прямое повышение. Причем поскольку прибыли местной промышленности и торгов являются источниками доходных статей местного бюджета, мы не только не имели содействия местных органов в деле снижения цен, но и стабильного уровня, а зачастую велась совершенно обратная работа на местах. Наши внуторги перед лицом исполкомов и частью партийных комитетов оказывались беспомощными. Из приложенной справки московского внуторга, которая не представляет исключения и подобную справку можно было бы получить по отдельным отраслям промышленности и в других районах, видно, какое повышение фактически отпускных цен происходило за это время.

С 1 октября проведено изменение в прямом обложении торговых организаций, уменьшившее как льготы кооперации, так особенно усилившее прямое обложение частной торговли. Для кооперации это приведет к увеличению расходов на 0,5—1%. Для частной торговли значительно выше.

Даже при весьма умеренной оценке всех указанных факторов оно должно было в общем создать для периода с 1 мая вздорожание промизделий в общем на 3—4%, которые должны быть присоединены к прямому понижению цен за этот период.

IV. Сравнительный уровень кооперативных и вольных цен

Цены в различных видах торговли наиболее полно разрабатываются по Москве. Московские индексы розничных цен Конъюнктурного института по 60 товарам показывают, что цены на промышленные изделия в кооперации стоят на 27,8% ниже, чем в частной торговле. Так, московский промышленный индекс на 1 декабря по ценам частной торговли составляет 2608, а по ценам кооперации 1884. То же подтверждает и вычисляемый экономическим управлением Наркомторга бюджетный индекс в различных видах торговли. Промышленная часть московского бюджетного индекса на 1 декабря 26-го года в кооперации на 25,1% ниже, чем в частной торговле. Цены кооперации стоят ниже частных по всем без исключений группам товаров. Эта разница особенно заметна по мануфактуре (30,8%), металлическим товарам (29%), маслу подсолнечному (49,6%), писчебумажным товарам (47,9%), дровам (24,5%). Имеющиеся хотя и неполные данные по Союзу дают аналогичную картину. Индекс промышленных цен ЦСУ, вычисляемый на основе того вида торговли, который преимущественно снабжает тем или иным товаром население данного пункта, выражается на 1 ноября 26-го года 2,25, в то время как индекс Конъюнктурного института по ценам частной торговли составляет 2,66. Хотя индекс ЦСУ и отражает преимущественно кооперативную и государственную торговлю, однако в нем частично учитываются и частные цены. Если бы он был построен исключительно по ценам кооперации и госторговли, то был бы еще ниже примерно процентов на 5 и составлял около 2,15. Имеющиеся данные о ценах отдельных товаров по 25 городам Союза в различных видах торговли свидетельствуют о том, что по 8 основным промтоварам цены кооперации и госторговли значительно ниже частных. По этикетным товарам, как махорка, спички, разница не превышает 2—3%. По всем остальным она значительно больше, достигая по ситцу 30,6%, по гвоздям 23,8%, по керосину 15,1% и т.д. Данные о ценах в уездных городах и селениях кооперативной и частной торговли показывают ту же картину. По ситцу кооперативная цена в разных районах ниже частных, в уездных городах на 24—27%, в селениях — на 18-24%, по гвоздям цены в уездных городах ниже, чем в частной торговле на 12—15%, в селениях — на 6—13%, по другим товарам соотношение аналогичное.

V. Современные и довоенные оптово-розничные ножницы

Для правильного общего освещения вопроса об оптово-розничных ножницах и оценки их общего состояния в настоящее время необходимо их сопоставление с довоенным положением (со всеми необходимыми оговорками, вытекающими из роли торговли в советском и капиталистическом хозяйстве).

Современные и довоенные розничные накидки (средние по губернским городам СССР на отпускную цену промышленности).

Розничные цены Конъюнктурного института

 

Накидки

довоенные

Современная по данным ЦСУ на 1 ноября

То же частн. рын.,

По дан. К. И.

госторговля

кооперация

Частн. рын. ЦСУ

Сахар-песок

11,2

7,4

7,6

10,5

7,4

Соль

(180)

45,6

48,7

102,0

88,6

Керосин

33,3

31,7

37,3

48,6

43,4

Гвозди

122,4-56*

17,3

19,6

43,3

58,9

Ситец

16,6

16,8

18,5

53,2

76,2

Спички

25,0

19,8

21,3

23,0

25,1

Махорка

26,3

19,8

19,8

25,1

23,8

* Для двух сортов гвоздей.

Кооперация и госторговля дают значительно меньшие процентные накидки, чем довоенная розничная торговля, причем разница эта особенно велика по достаточным товарам, по недостаточным товарам накидки равные или несколько превышающие довоенные. У частной торговли общая накидка значительно выше довоенного уровня, но в результате исключительно больших накидок по недостаточным товарам. По достаточным и здесь достигнут предел коммерчески возможного. Необходимо иметь в виду, что низкий уровень накидки по достаточным товарам косвенно влияет на повышение накидок по недостаточным товарам.

VI. Снижение отпускных и розничных цен за время с 1 октября 23-го года до 1 декабря 26-го года

Сахар-песок. Отпускная цена госпромышленности снизилась с 1 октября 23-го года по 1 декабря 26-го года на 1 руб. 24 коп. в пуде, или на 11,4%. За это же время розничная цена частной торговли в среднем по губернским городам СССР дала снижение на 7 руб. 60 коп., или на 42,2%. По Москве снижение цен кооперации* (*Для кооперации и госторговли данные о розничных ценах с 1 октября 23-го года имеются только по Москве.) выражается в цифре 3 руб. 68 коп., или 26,3%; в госторговле 1 руб. 61 коп., или 13,5%, накидка в розничной торговле на отпускную цену промышленности в среднем на СССР упала с 64,8% до 7,4%; у кооперации по Москве надбавка снизилась с 10% в октябре 23-го года до 7,1% в ноябре 1926 г.

Соль. Снижение отпускной цены за рассматриваемый период выражается в 87,2 коп. в пуде, или на 60,1%; 23 коп. снижены за счет акциза. Розничная цена средняя по губерниям СССР снизилась на 91 коп., или на 45,5%; снижение в абсолютных цифрах больше в розничной цене, а в процентах — в оптовой. Кооперативная и государственная розничная цена по Москве снизилась на 94—95 коп., или на 47%. По Москве надбавки снизились в госторговле и кооперации с 32 и 33 до 26,9%, причем в кооперации она снизилась с апреля 1926 г. по ноябрь с 47,3% до 26,9%.

Керосин. Отпускная цена снизилась на 50,8 коп., или на 26,3%. Розничная — на 1 руб. 05 коп., или на 34,1%. По Москве снижение розничных цен госторговли составляет 1 руб. 10 коп., или 34,4%. Накидка по керосину за рассматриваемый период снизилась с 59,8 до 43,3%. По Москве в кооперации — с 26 до 21%.

Гвозди. Отпускная цена снизилась на 2 руб., или на 33,8%* (*В копии доклада, приложенного к стенограмме, — 37,8%.), розничная — на 5 руб. 34 коп., или на 44,5%* (*В копии доклада, приложенного к стенограмме, — 45,5%.). Розничная надбавка в среднем по СССР упала с 102,7% до 69,9%. Розничная накидка по Москве упала в кооперации с 42 до 22%.

Ситец. Отпускная цена снизилась на 18,5 коп., или на 35,2%. Розничная средняя по СССР дала снижение на 23,5 коп., или на 28%. Т.е. даже здесь цены в копейках снизились больше в рознице, чем в опте. В процентах соотношение обратное. В московской кооперации цены ситца снизились на 31,5 коп., или на 46,7%. Розничная накидка по ситцу в среднем по СССР составляла в октябре 1923 г. 60%, в ноябре 1926 г. она составляет 74,1%, т.е. выросла на 14 пунктов, в мае 1926 г. она составляла 78,5%, так что за время кампании за снижение розничных цен она упала на 4,4 пункта. В московской кооперации надбавка по ситцу снизилась с 37% в октябре 23-го года до 12,5% в ноябре 26-го года.

Спички. Отпускная цена спичек упала на 4 руб. 55 коп. в ящике, или на 27,2%. Розничная в среднем по СССР на 12 руб. 94 коп. в ящике, или на 45,6%. Упала и надбавка по спичкам с 69,6% в октябре 23-го года до 26,4% в ноябре 26-го года Московская кооперативная розничная цена по спичкам упала на 10 руб. в ящике, или на 40%. Кооперативная накидка в Москве упала с 36% до 23%.

Махорка. Отпускная цена на махорку снизилась за рассматриваемый период на 22 руб. 26 коп. на ящике, или на 49,5%. Розничная цена махорки в среднем по СССР снизилась на 27 руб. 60 коп., или на 49,3%* (*В копии доклада, приложенного к стенограмме, — 42,5%). В московской кооперации цена махорки упала на 52 руб. в ящике, или на 65%. Нужно отметить, что до апреля 26-го года снижение цен было еще больше, т.к. с апреля в связи с повышением акциза цены были подняты на 4 руб. на ящик. Накидка по махорке в декабре 23-го года составляла 24,6%, в ноябре 26-го года 24,5% (она не изменилась). В московской кооперации она снизилась с 57% в октябре 23-го года до 23,3% в ноябре 1926 г.

Нужно отметить, что с 1 апреля 24-го года, с момента денежной реформы, снижение отпускных цен было больше, чем понижение розничных по следующим товарам: керосину и ситцу, по последнему розничная цена выросла на 11,4%, а оптовая снижена на 13,9%. По сахарному песку, соли, спичкам и махорке розничные цены снизились больше оптовых, по гвоздям снижение одинаково. Надбавки с начала денежной реформы упали по соли, сахару, гвоздям, спичкам и махорке и выросли по ситцу и керосину.

Выводы. По приведенным семи товарам абсолютное снижение цен превышает то же снижение в отпускных ценах. Из этого следует, что снижение промышленных цен в абсолютных величинах целиком и со значительными дополнениями дошли до потребителя. Не представляет исключения и ситец.

Процентные же соотношения (снижение цен в процентах, процентные розничные накидки) вследствие изменения арифметических соотношений абсолютных величин оптовых и розничных цен дают в некоторых случаях (соль, ситец) большее понижение для отпускных цен, чем для розничных.

VII. Индексы товарных цен на промышленные изделия на 1 октября 1926 г. На разных ступенях товаропроводящего аппарата

 

Отпускные цены гос-промышленности

Рознич. цены в губ. гор.

Розничные цены в уездных городах

кооп.*

част.**

Украина

Сев. Кавказ

кооп.

част.

кооп.

част.

Ситца

2,00

2,12

3,15

2,13

3,01

2,03

2,67

Соли

4,35

1,95

2,48

2,05

2,42

2,39

3,14

Сах. песку

2,15

2,07

2,06

2,13

2,16

2,06

2,21

Керосина

1,10

1,11

1,16

1,07

1,15

1,05

1,12

Спичек

2,00

1,48

1,54

1,51

1,53

1,50

1,50

*Средн. по 25 губ. город., по данным ЦСУ (примечание документа).

**Средн. по губ. город. СССР, по данным К.И. (примечание документа).

Каждый из этих индексов вычислен в своей собственной довоенной базе. Следовательно, каждый из них показывает возрастание цены в пределах только своего звена. По всем достаточным товарам индексы отпускных цен госпромышленности выше, чем у кооперативной розницы вплоть до уездных городов. Это означает, что отпускная цена промышленности выросла больше по отношению к своему довоенному уровню, чем розничные цены кооперации по отношению к соответствующим розничным ценам. На вольном рынке возрастание по достаточным товарам в общем соответствует возрастанию отпускной цены. По недостаточному товару, ситцу, возрастание кооперативных цен хотя и превышает возрастание отпускной цены, но в общем близко к нему (2 — индекс отпускной цены и 2,03—2,13 индекс розничных кооперативных цен). В частной же торговле индекс ситца превосходит почти в полтора раза индекс отпускной цены.

Вывод. По указанным товарам при прохождении их к потребителю от фабрики через кооперативную систему не происходит добавочного возрастания против довоенного уровня сверх того, что имело место в самой промышленности, а при прохождении через частный аппарат имеется добавочное значительное нарастание уже в торговле.

Выводы и мероприятия

Несмотря на недостаточные результаты, достигнутые нами в кампании по снижению розничных цен, было бы однако неправильно совершенно игнорировать те достижения, которые все-таки имеются:

1) Надо сказать, что задание СТО касалось только трех-четырех недостаточных товаров, т.е. оптово-розничные «ножницы» признавались лишь в области торговли этими товарами. Поскольку это задание не распространялось на достаточные товары, то признавалось, что каких-либо особых «ножниц» по этим товарам не существует. Надо отметить, что процент снижения розничных цен по этим недостаточным товарам против 1 мая не всегда показателен для реального уровня цен в различных районах: в тех районах, где к 1 мая были чрезмерно высокие накидки, там было возможно большее снижение даже при сохранении уровня значительных накидок; там же, где эти накидки были более или менее нормальными, в особенности в крупных рабочих центрах у кооперации, там это снижение не могло бы дать 10 и больше %.

Если по отдельным товарам еще есть «ножницы» между отпускными и розничными ценами в сравнении с довоенными, то надо сказать, что по ряду районов, например, по Москве (также и по Ростову), кооперативный розничный индекс промтоваров составляет 1,88, в то время как индекс отпускных цен промышленности составляет 2.

В прошлом году, если мы имели снижение розничных цен с 1 мая по 1 августа, то с 1 августа началось такое сильное повышение розничных цен, что оно к 1 декабря не только поглотило снижение, произведенное с 1 мая, но и дало повышение против 1 мая на 11,6%.

При наличии новых факторов вышеперечисленных, толкающих рыночную стихию к повышению цен, не будь общего нажима за снижение цен, мы имели бы против 1 мая в данное время не меньшее повышение сравнительно с прошлым годом.

Если мы не добились достаточного понижения цен по промтоварам, то, при учете всех этих факторов, достигнутый нами уровень розничных цен есть все-таки определенное достижение, которое нам скрывать от себя не следует.

Другой вопрос, что в этой области не все сделано, что нажим должен продолжаться прежним темпом, хотя выше мы отметили недостаточность принятых нами усилий, как органами Наркомторга, так и торгующими организациями в деле снижения цен.

Я должен сказать, хотя мало принято репрессий против торгующих организаций, превышающих установленные цены, и не все рычаги репрессий, как судебные, так и экономические, во всех районах использованы в достаточной мере и, надо сказать, вообще очень мало использованы, но я должен заявить, что по РСФСР за последнее время привлечено к ответственности около 600 торгующих организаций и работников. Все-таки некоторый предел эти репрессии должны иметь.

Большим шагом вперед надо считать практику установления предельных накидок к основным массовым товарам почти во всех губернских городах и основных районах. В частности, по Москве на 50 товаров массового потребления московским внуторгом установлены предельные накидки. Правда, не всюду в достаточной степени соблюдаются эти предельные накидки. Задача сводится к тому, чтобы эту практику еще дальше распространить в особенности на села, где дело обстоит хуже всего, и главное — следить за исполнением торгующими организациями установленных накидок.

Я считаю, что при стабильности отпускных цен налогов и тарифов можно было бы добиться в кооперации в общем снижения розничных цен еще в среднем на 2—3%. У частника возможен больший процент снижения, но здесь средства нашего воздействия ограничены (не все средства при своем применении дают должные результаты). К этому снижению мы должны идти путем:

1) рационализации товаропроводящей сети, устранения лишних звеньев прохождения товаров, ускорения оборота и сокращения путей движения товаров;

2) сокращения накладных расходов кооперативной и государственной торговли, как-то: штаты, складское хозяйство, более полная нагрузка аппарата и прочее. Однако эта задача требует длительной, упорной и кропотливой работы по рационализации, и результаты могут быть достигнуты лишь по истечении некоторого времени при условии участия всех местных партийных, профессиональных и советских организаций.

Всем ясно, что ни один наркомат не может провести ни одного массового мероприятия с успехом, если не будет горячего участия и широкой поддержки со стороны местных партийных организаций, если будет продолжаться прежнее отношение партийных и профессиональных организаций к этой задаче, то и эти 2—3% возможного снижения перестанут быть осуществимыми.

Необходимо от ЦК такое указание партийным организациям, которое дало бы понять, что ЦК всерьез хочет осуществления этой задачи, требует достижения от местных органов и придает этому делу политическое значение. Только при этом можно будет рассчитывать на успех.

3) Самое странное то, что хотя в разрешении задачи снижения цен наиболее кровно заинтересованы широкие массы потребителей, в частности рабочие и кооперированные крестьяне, несмотря на неоднократные указания в наших письмах, обращениях и речах, мы не имеем никаких ощутительных результатов в деле вовлечения масс в работу по снижению розничных цен. Без этого же проводить рационализацию торговой сети, сокращать ее издержки, снижать цены на громадном пространстве Советского Союза в сотнях тысяч лавок никакой нарком не в состоянии и не может брать это на себя, если он не страдает бюрократическим самомнением. От ЦК необходимы твердые указания с требованием об отчетности со стороны партийных и профессиональных органов о реальном вовлечении масс в работу по снижению розничных цен.

4) И без того мы имеем большое недовольство кооперативной и государственной торговли против нажима Наркомторга за снижение цен. Без решительного перелома в психологии коммунистов — работников торгующих организаций весь наш нажим не даст того результата, который нам нужен. Этот перелом может произвести ЦК непосредственно и через местные партийные организации.

5) Аппарат Наркомторга как более молодой, в особенности в своих местных звеньях, очень беден квалифицированными и авторитетными партийными работниками. Между тем за последнее время сильно расширились задачи, возлагаемые на Наркомторг. Требования же со стороны правительства и трудящихся масс чрезвычайно большие. Между тем с тем кадром, которым мы обладаем во всех звеньях своего аппарата, и теми материальными ресурсами, на которых строится наша работа на местах, мы не в состоянии по-настоящему все эти задачи осуществить. Надо иметь в виду, что в большинстве губерний весь наш аппарат сводится к 15—20 чел., которые должны все эти грандиозные задачи осуществлять на всем пространстве губерний, не только в губернском центре, но и в уездах и районах, не обладая инструкторским кадром и не обладая средствами, из-за чего нельзя выезжать для проверки. Командировка заведующего внуторгом в Москву поглощает все командировочные суммы всего внуторга на целый месяц. При этом условии мы можем работать только путем поднятия квалификации работников, чтобы заменить отсутствие количества качеством, и тем путем, что малый аппарат внуторгов должен фактически являться штабом по проведению этой важнейшей кампании, который опирается в своей работе на торгующие организации, на уездные, районные и волостные исполкомы и на кооперированную массу населения.

О снижении отпускных цен

Как я уже выше сказал, при всех этих мероприятиях без снижения отпускных цен и налогов мы могли бы добиться снижения розничных цен в среднем на 2—3%, причем это снижение для ряда районов, в особенности для сел, могло бы составить значительно больший процент. Однако надо дать себе точный отчет, создавшееся в стране соотношение между сельскохозяйственными и промышленными ценами может ли найти свое правильное разрешение с точки зрения политической и экономической в рамках дальнейшего снижения цен на 2—3% в среднем? Я должен ответить на этот вопрос отрицательно. Поэтому необходимо ни в коей мере не оставляя, а дальше развивая внимание всей страны и всего нашего аппарата на сокращении издержек торговли и на снижении розничных цен, поставить вопрос о снижении отпускных цен и сокращении акциза по ряду товаров, причем вся эта кампания по снижению розничных цен должна быть направлена не только на снижение розничных цен в рамках прежних отпускных цен, т.е. на устранение оптово-розничных «ножниц» и на сокращение издержек торговли, но и на обеспечение полного доведения нового снижения отпускных цен до потребителя.

Соответствующие указания СТО о снижении отпускных цен уже даны Политбюро. Я считаю нужным дополнить эти указания директивой ЭКОСО республик и губисполкомам о снижении отпускных цен по несиндицированной промышленности, а также по сокращению накидок синдикатов и торгов.

А. Микоян

Приложение 3

Таблицы, приложенные к докладу А.И. Микояна.

Движение цен по СССР (губернским городам) за 1923-1926 г. (цены в копейках)

Наименование

товаров

Единица

меры

1 октября 1923 г.

1 апреля 1924 г.

1 мая 1926 г.

1 декабря 1926 г.

Изменения к 1 октября 1923 г. = 100

Изменения к 1 апреля 1924 г. = 100

1 мая 1926 г.

1 декабря 1926 г.

1 июня 1926 г.

1 декабря 1926 г.

В коп.

в%%

В коп.

в%%

В коп.

в%%

В коп.

в%%

1. Сахарный песок

                         

Отпускная цена

Пуд

1092

970

968

968

-124

-11,4

-124

-11,4

-2

-0,2

-2

-0,2

Оптовая цена

Пуд

1402

993

976

974

-426

-30,4

-428

-30,5

-17

-1,7

-19

-1,9

Розничная цена

Пуд

1800

1092

1061

1040

-739

-41,1

-760

-42,2

-31

-2,8

-52

-4,8

2. Соль

                         

Отпускная цена

Пуд

145,2

71,2

58,0

58,0

-87,2

-60,1

-87,2

-60,1

-23,2

-18,5

-23,2

-18,5

Оптовая цена

Пуд

140,0

73,0

65,2

66,3

-74,8

-53,4

-73,7

-52,6

-7,8

-10,7

-6,7

-9,2

Розничная цена

Пуд

200,0

136,0

114,0

109,0

-96

-43,0

-91

-45,5

-22

-16,2

-27

-19,9

3. Керосин

                         

Отпускная цена

Пуд

192,8

153,5

142

142

-50,8

-26,3

-50,8

-26,3

-11,5

-7,5

-11,5

-7,5

Оптовая цена

Пуд

215

161

162,7

162,2

-52,3

-24,3

-52,8

-24,6

+ 1,7

+ 1,1

+ 1,2

+0,7

Розничная цена

Пуд

308

214

206,2

202,9

-101,8

-33,1

-105,1

-34,1

-7,8

-3,6

-11,1

-5,2

4. Мыло

                         

Отпускная цена

Пуд

828

618

600

603

-228

-27,5

-225

-27,2

-18

-2,9

-15

-2,4

Оптовая цена

Пуд

880

804

701

709

-179

-20,3

-171

-19,4

-103

-12,8

-95

-11,8

Розничная цена

Пуд

1100

1100

819

882

-281

-25,5

-218

-19,8

-281

-25,5

-218

-19,8

 

Наименование

товаров

Единица

меры

1 октября 1923 г.

1 апреля 1924 г.

1 мая 1926 г.

1 декабря 1926 г.

Изменения к 1 октября 1923 г. = 100

Изменения к 1 апреля 1924 г. = 100

1 мая 1926 г.

1 декабря 1926 г.

1 июня 1926 г.

1 декабря 1926 г.

В коп.

в%%

В коп.

в%%

В коп.

в%%

В коп.

в%%

5. Гвозди

                         

Отпускная цена

Пуд

(592)

(480)

(392)

(392)

-200

-33,8

-200

-33,8

-88

-18,3

-88

-18,3

Оптовая цена

Пуд

957

667

478

482

-479

-50,1

-475

-49,6

-189

-28,3

-185

-27,7

Розничная цена

Пуд

1200

816

700

666

-500

-41,7

-534

-44,5

-116

-14,2

-150

-18,4

6. Ситец

                         

Отпускная цена

Метр

52,5

39,5

34,0

34,0

-18,5

-30,2

-18,5

-32,2

-5,5

-13,9

-5,5

-13,9

Оптовая цена

Метр

76,0

50,6

39,1

37,8

-36,9

-48,6

-38,2

-50,3

-11,5

-22,7

-12,8

-25,3

Розничная цена

Метр

84,0

53,4

60,5

59,5

-23,5

-28,0

-24,5

-29,2

+7,1

+ 13,3

+6,1

+ 11,4

7. Спички

                         

Отпускная цена

Ящик

1675

1367

1220

1220

-455

-27,2

-455

-27,2

-147

-10,8

-147

-10,8

Оптовая цена

Ящик

1810

1420

1235

1234

-575

-31,8

-576

31,8

-185

-13,0

-186

-13,1

Розничная цена

Ящик

2840

1903

1527

1546

-1313

-46,2

-1294

-45,6

-376

-19,8

-357

-18,8

8. Махорка

                         

Отпускная цена

Ящик

4496

2161

2270

2270

-2226

-49,5

-2226

-49,5

+ 109

+5,0

+ 109

+5,0

Оптовая цена

Ящик

4985

2640

2189

2383

-2306

-56,1

-2602

-52,2

-451

-17,1

-257

-9,7

Розничная цена

Ящик

5600

3000

2623

2840

-2977

-53,2

-2760

-49,3

-377

-12,6

-160

-5,3

 

Движение цен в г. Москве по видам торговли и изменения за время с 1 октября 1923 г. по 1 декабря 1926 г. (Цены в коп.)

 

Цены

Измен, к 1 октября 1923 = 100

Измен, к 1 апреля 1924 = 100

1 октября

1 апреля

1 мая

1 декабря

1 мая 1926 г.

1 декабря 1926 г.

1 мая 1926 г.

1 декабря 1926 г.

1923 г.

1924 г.

1926 г.

1926 г.

В коп.

в%%

В коп.

в%%

В коп.

в%%

В коп.

в%%

Сахар песок. 1 пуд

                       

Государственная опт.

1085

970

970

970

-115

-10,6

-115

-10,6

0

0

0

0

Государственная розн.

1193

1040

1048

1032

-145

-12,2

-161

-13,5

+8

+0,8

-8

-0,8

Кооперативная розн.

1400

1080

1064

1032

-336

-24,0

-368

-26,3

-16

-1,5

-48

-4,4

Частная розн.

1544

1040

1052

1053

-492

-31,9

-491

-31,8

+ 12

+ 1,2

+ 13

+ 1,3

Соль. 1 пуд

                       

Государственная опт.

162

90

82,9

83,5

-791

-48,8

-78,5

-48,5

-7,1

-7,9

-6,5

-7,2

Государственная розн.

201

120

98

106

-103

-51,2

-95

-47,3

-22

-18,3

-14

-11,7

Кооперативная розн.

200

120

123

106

-77

-38,5

-94

-47,0

+3

+2,5

-14

-11,7

Частная розн.

310

200

136

159

-174

-56,1

-151

-48,7

-64

-32

-41

-20,5

Махорка. Ящик

                       

Государственная опт.

4200

2375

2270

2270

-1930

-46,0

-1930

-46,0

-105

-4,4

-105

-4,4

Государственная розн.

5715

3200

2800

2800

-2915

-51,0

-2915

-51,0

-400

-125

-400

-12,5

Кооперативная розн.

8000

3200

2800

2800

-5200

-65,0

-5200

-65,0

-400

-125

-400

-12,5

Частная розн.

6325

2500

3200

2800

-3125

-49,4

-3525

-44,3

+700

+28

+300

+ 12,0

Спички. Ящик

                       

Государственная опт.

1950

1350

1220

1220

-730

-373

-730

-37,3

-130

-9,6

-130

-9,6

Государственная розн.

2500

1600

1500

1500

-1000

-40

-1000

-40,0

-100

-6,2

-100

-6,2

 

 

Цены

Измен, к октября 1923 100

Измен, к 1 апреля 1924 100

1 октября

1 апреля

1 мая

1 декабря

1 мая 1926 г.

1 декабря 1926 г.

1 мая 1926 г.

1 декабря 1926 г.

1923 г.

1924 г.

1926 г.

1926 г.

В коп.

в%%

В коп.

в%%

В коп.

в%%

в коп.

в%%

Кооперативная розн.

2800

2000

1500

1500

-1300

-26,9

-1300

-46,4

-500

-25,0

-500

-25,0

Частная розн.

2500

1600

1500

1500

-1000

-40

-1000

-40,0

-100

-6,2

-100

-6,2

Керосин. 1 пуд

                       

Государственная опт.

247

179

173,5

173,5

-73,5

29,8

-73,5

-29,8

-5,5

-3,1

-5,5

-3,1

Государственная розн.

320

200

210

210

-110

-34,4

-110

-34,9

+ 10

+5,6

+ 10

+5,0

Кооперативная розн.

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

Частная розн.

301

240

220

220

81

-26,9

-81

-26,9

-20

-8,3

-20

-8,3

*Гвозди. 1 пуд

                       

Государственная опт.

771

493

442

423

-

-

-

-

-

-

-

-

Государственная розн.

1000

600

491

459

-

-

-

-

-

-

-

-

Кооперативная розн.

1200

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

Частная розн.

1064

680

737

819

-

-

-

-

-

-

-

-

Ситец. 1 метр

                       

Государственная опт.

46,5

35

31

32

-15,5

-33,3

-14,5

-31,2

-4

-11,4

-3

-8,6

Государственная розн.

67,5

38

36

36

-31,5

-46,7

-31,5

-46,7

-2

-5,3

-2

-5,3

Кооперативная розн.

67,5

39,9

36

36

-31,5

-46,7

-31,5

-46,7

-3,9

-9,8

-39

-9,8

Частная розн.

75,9

47,8

40

40

-35,9

-47,3

-35,9

-47,3

-7,8

-16,3

-7,8

-16,3

*Цены на гвозди несравнимы, т.к. 1 октября 1923 г. и 1 апреля 1924 г. цена на 2—5” гвозди, а 1 мая и 1 декабря 1926 г. цена на 4” гвозди. (Так в документе.)

Приложение 4

Служебная записка заведующего Мосгубвнуторгом Хорькова А.И. Микояну, Н.Б. Эйсмонту, Н.А. Угланову, К.В. Уханову

< Октябрь — декабрь 1926 г.>

Вследствие Вашего распоряжения Мосгубвнуторг ниже приводит ряд случаев фактического повышения промышленностью своих отпускных цен, что в свою очередь затрудняло, а иногда и делало безуспешной работу Мосгубвнуторга по снижению розничных цен.

A. Текстильная промышленность

1. Еще в начале 1925/26 г. московская кооперация и госрозница приобретала товары у всех трестов по оптовым прейскурантным ценам последних; в настоящее же время тресты самостоятельной реализацией не занимаются и товары приходится приобретать в ВТС, который делает наценки на прейскурантные цены трестов от 2 до 5%; таким образом текстильная промышленность в указанном выше размере повысила свои фактические отпускные цены.

2. Пересмотр Наркомторгом прейскурантов хлопчатобумажных трестов, имевший место в конце 1925/26 г. в целях упрощения таковых, на деле привел к фактическому повышению некоторых сортов (вырабатываемых в разной расцветке) хлопчатобумажных товаров на 2,5%.

3. Фактические отпускные цены треста «Техноткань» (после вычета скидки, даваемой всем покупателям) на 1 октября 1926 г. повысились по сравнению с таковыми же на 1 октября 1925 г. на 5,5%, а именно: репс гладкий — 2 руб. 61 коп. за метр на 1 октября 1926 г. против 2 руб. 47 коп. на 1 октября 1925 г., джут № 1342—2 руб. 57 коп. против 2 руб. 43 коп., мокст № 2720 — 4 руб. 37 коп. против 4 руб. 14 коп. и т.д.

Б. Швейная промышленность

1. Трест «Москвошвей» повысил с 1 октября 1926 г. действовавшие фактические отпускные цены на 3,5—7%, а именно: пальто демисезонное № 3077 — цена 1 октября 1925 г. — 23 руб. 69 коп., а 1 октября 1926 г. — 25 руб. 36 коп.; белье и шитье повысилось на 3,5% и т.д.

B. Кожевенная промышленность

1. По всем кожевенным трестам и ВКС за период с 1 октября 1925 г. до 1 октября 1926 г. имеется повышение фактических отпускных цен по ряду товаров от 3 до 15%; так, мостовье полустроганое стоило 1 октября 1925 г. — 2 руб. 56 коп. килограмм, а 1 октября 1926 г. — 2 руб. 69 коп. — 2 руб. 99 коп. килограмм, мостовье строганое — 2 руб. 82 коп. и 2 руб. 87 коп. — 3 руб. 20 коп.; мостовье пиленое — 3 руб.— 3 руб. 06 коп. — 3 руб. 41 коп.; полувал стелечный — 2 руб. 24 коп. и 2 руб. 38 коп. килограмм; вытяжки 12-вершковые — 5 руб. 45 коп. пара и 6 руб.; подошва в разрезанном виде также повысилась на 13%.

2. Как и в отношении текстильных товаров концентрация в руках ВКС большей части кожевенных товаров и обуви привела к повышению фактических отпускных цен на 3—5%.

Г. Металлопромышленность

1. Муромский металлотрест к 1 октября 1926 г. повысил отпускную свою цену на ножи столовые с 12 руб. 52 коп. за дюжину до 14 руб. 45 коп., или на 15,4%.

2. Всесоюзный металлургический синдикат к 1 октября 1926 г. Повысил свои отпускные цены на тазы эмалированные 40 с/м с 1 руб. 41 коп. до 1 руб. 56 коп. и на кастрюли эмалированные 22 с/м с 1 руб. 30 коп. до 1 руб. 45 коп., или на 10,8%.

3. Госпромцветмет в октябре 1926 г. повысил свою отпускную цену на керосиновые кухни № 1 с 7 руб. до 7 руб. 50 коп. за штуку, или на 7,1%.

Д. Цементная промышленность

1. Цемтрест за период 1 октября 1925 г.— 1 октября 1926 г. Повысил отпускную цену на цемент Сапроновского завода с 5 руб. 90 коп. до 6 руб. 15 коп. за бочку, или на 4,3% (аналогично повышение и на других заводах треста).

2. Новросцемтрест за период с 1 октября 25 г. — 1 октября 26 г. Повысил отпускную цену на цемент с 4 руб. 40 коп. за бочку до 4 руб. 85 коп. за бочку франко-вагон ст. отправления, т.е. на 11%.

Е. Лесная промышленность

1. Волга-Ока-Лес имел отпускную цену на пиломатериалы: 1 октября 25-го года в 95 коп. на кубо-фут 1-го сорта, а 1 октября 26-го года — 1 руб. 01 коп., т.е. повышение на 6%.

2. Трест Пензлес имел отпускную цену на пиломатериалы: 1 октября 25-го года — 1 руб. 12 коп. за кубо-фут 1-го сорта, а 1 октября 26-го года — 1 руб. 32 коп., т.е. повышение на 16%.

Ж. Жировая промышленность

1. Масложирсиндикат отпускал хозяйственное мыло до февраля 1926 г. мраморное по 33 коп. за кило и ядровое — 40 коп.; после февраля 26-го года мраморное — 39 коп. и ядровое — 49,52 коп. с 1 декабря 26-го года Масложирсиндикат отпускает мраморное мыло по 44 коп., а ядровое по 54 коп. за килограмм; таким образом за указанный период отпускные цены на мыло в Масложирсиндикате повышены на 33% по мраморному и 35% по ядровому.

2. Аналогичное повышение цен произошло и у всех трестов жировой промышленности (Ленинградский, Нижегородский и Казанский завод).

Кроме перечисленных товаров, где повышение цен имело место по причинам, зависящим от промышленности, можно указать еще на резиновую промышленность (галоши), чайную, махорочную, где повышение цен произошло вследствие увеличения размера акциза, и соляную и другие отрасли промышленности, цены на продукцию коих также возросли вследствие повышения железнодорожных тарифов.

Поэтому Мосгубвнуторг находит, что для закрепления достигнутых результатов и получения дальнейших успехов в деле снижения розничных цен наряду с работой по уменьшению торговых расходов и рационализации товаропроводящего аппарата необходимо принять следующие меры в отношении отпускных оптовых цен промышленности.

1. Воспретить всем без исключения государственным промышленным организациям и их торговым объединениям — синдикатам (в том числе и вырабатывающим нерегулируемые до сих пор товары) повышать цены действующие, фактические, отпускные, оптовые цены без специального разрешения Наркомторга (а по линии местной промышленности — соответствующих органов Наркомторга).

2. Отменить все повышения фактических, оптовых, отпускных цен промышленности, имевшие место с 1 мая 1926 г. (критическая дата комиссии по снижению розничных цен).

3. Приступить к систематической работе по снижению оптовых отпускных цен госпромышленности по примеру снижения таковых в сахарной промышленности, обусловливая это снижение обязательным доведением этой разницы до потребителя, как в городе, так и в деревне.

Завед. Мосгубвнуторгом Хорьков

Приложение 5

Движение накидок в розничной торговле по СССР на отпускную цену госпромышленности за 1923—1926 гг.

 

1 октября 1923 г.

1 апреля 1924 г.

Среди, май 1926 г.

Среди, ноябрь 1926 г.

1. Сахарный песок

64,8

12,6

9,7

7,4

2. Соль

37,7

91,0

94,0

88,4

3. Керосин

59,8

39,4

45,9

43,3

4. Мыло

32,9

78,0

38,2

48,1

5. Гвозди

102,7

70,0

78,6

69,9

6. Гвозди

-

-

57,5

59,3

7. Ситец

60,0

35,2

78,5

74,1

8. Спички

69,6

39,2

24,8

26,4

9. Махорка

24,6

38,6

16,5

24,5

Приложение 6

Проценты накидки на московскую государственную оптовую цену в розничной торговле в Москве

 

Госторговля

Кооперация

Частная торговля

 

октябрь 1923 г.

март 1924 г.

апрель 1926 г.

ноябрь 1926 г.

октябрь 1923 г.

март 1924 г.

апрель 1926 г.

ноябрь 1926 г.

октябрь 1923 г.

март 1924 г.

апрель 1926 г.

ноябрь 1926 г.

Сахарный песок

10

8

8,5

7,1

22

10

9,8

7,7

22

13

9,4

8,5

Соль

32

83

17,4

26,9

33

33

47,3

26,9

88

129

62,9

90,4

Махорка

(36)

32

20

23,3

57

32

20

23,3

34

28

53

30,7

 

 

Госторговля

Кооперация

Частная торговля

октябрь 1923 г.

март 1924 г.

апрель 1926 г.

ноябрь 1926 г.

октябрь 1923 г.

март 1924 г.

апрель 1926 г.

ноябрь 1926 г.

октябрь 1923 г.

март 1924 г.

апрель 1926 г.

ноябрь 1926 г.

Спички

39

40

23

23

36

19

23

23

49

42

23

23

Керосин

19

10

21

21

26

21

21

21

41

39

26,8

26,8

Гвозди

28

14

22,3

8,5

42

26

21,9

21,9

29

15

66,7

93,6

Ситец

31

16

16,1

12,2

37

28

16,1

12,5

66

43

29

29

Приложение 7

Справка информотдела ЦК от 8 января 1927 г. о работе парторганизаций по снижению розничных цен в связи с директивами ЦК весной и летом 1926 г.

1. Внимание комитетов к вопросу. Характер и содержание директив

[Внимание парткомитетов к работе по снижению розничных цен вполне достаточно.]

Из материалов, поступивших по этому вопросу от 84 партийных комитетов, видно, что все они (без исключения) специально (в целом) обсуждали вопрос о снижении розничных цен, причем большая часть их ставила вопрос на обсуждение по несколько раз. Так обсуждали вопрос:

1 раз — 36 парткомов

2 раза — 27 парткомов

3 раза — 13 парткомов

от 4 до 8 раз — 8 парткомов.

(Перечень комитетов, время обсуждения и количество раз, когда вопрос ставился в целом, см. приложение № 1)*. (*См. приложение 8.)

Особенно комитеты сосредоточивают свое внимание на вопросах розничных цен после майской директивы (телеграммы) ЦК: в течение мая-июля на местах идет обсуждение этого вопроса. В течение августа-сентября внимание парткомитетов несколько снижается и в октябре (после сентябрьской директивы ЦК) вновь растет. Данные о количестве рассмотренных комитетами вопросов таковы:

В апреле — 6 вопросов

мае — 25 вопросов

июне — 28 вопросов

августе — 17 вопросов

сентябре — 15 вопросов

октябре — 32 вопроса

ноябре — 11 вопросов.

В первый период (апрель — июнь) директивы парткомов в своем большинстве сводятся к организации комиссий по снижению розничных цен и к даче этим комиссиям основных, направляющих работу указаний.

В последующие месяцы комитеты заслушивают первые доклады комиссий и вносят уже конкретные решения, исправляющие работы комиссий и намечающие практические мероприятия в работе по снижению цен.

И, наконец, директивы парткомов, данные в последние месяцы, носят уже характер проверки выполнения кооперативными и торгующими организациями ранее данных им указаний.

Содержание директив парткомитетов в основном сводится к следующему:

1. Общие указания о необходимости дальнейшей систематической и планомерной работы по снижению цен.

2. Практические предложения, направленные к осуществлению постановления СТО о 10% снижении розничных цен, в том числе директивы:

а) о снижении наценок на товары;

б) об упрощении и удешевлении аппарата;

в) о снижении накладных расходов;

г) о практической проверке работы по снижению цен в низовых торговых звеньях (обследование первичных кооперативов и т.п.);

д) об усилении контроля за деятельностью торговых органов;

е) о мерах воздействия на частный рынок с целью вовлечь в работу по снижению;

ж) о дальнейшей рационализации товаропроводящей сети (сокращение промежуточных звеньев, организация транспорта, улучшение хранения товаров и т.п.).

3. Директивы о вовлечении в кампанию широких рабоче-крестьянских масс путем организации соответствующей работы общественных организаций (профсоюзов, кооперации, советов, женских организаций, рабселькоров) и усиления деятельности печати.

2. Вовлечение масс в кампанию

Эта задача — вовлечение широких рабочих и крестьянских масс в кампанию снижения розничных цен — является одной из основных директив, даваемых парткомитетами советским, профессиональным и кооперативным организациям.

Практические предложения парткомов в этой области таковы:

1. Профорганам вести широкую разъяснительную кампанию о значении снижения цен, добиваясь активного участия рабочих масс в практической работе по снижению цен, в частности:

а) принять меры к оживлению работы экономкомиссий,

б) ставить соответствующие вопросы на рабочих собраниях,

в) сосредоточить на вопросах снижения розничных цен внимание низовых профорганов.

2. Фракциям коопорганов привлекать к участию в кампании широкие слои кооперированного населения, в частности, оживить работу лавочных комиссий.

3. Соворганам привлечь к работе членов советов и прежде всего членов торгово-кооперативных секций.

4. Привлечь к работе женделегатские собрания.

5. В максимальной степени использовать печать для мобилизации общественного мнения вокруг кампании. Сосредоточить работу рабселькоров на задачах борьбы за снижение розничных цен.

Кроме этого, в сентябре м-це рядом комитетов (ЛК, Саратовский, Тульский, Тверской) проводится специальная отчетная кампания кооперативных и государственных торгующих организаций перед широкими массами.

Однако на практике директива парткомов о вовлечении в кампанию масс не получила должной реализации. Недостаточное участие масс в кампании является ее существенным недостатком и причиной слабых практических результатов. Оценки комитетов:

Златоустовский окружком. «Профорганизации и широкие рабочие массы не приняли в этой работе достаточного участия. Несколько ослабло внимание государственных и кооперативных организаций» (8 сентября).

Саратовский горком отмечает, что было уделено «недостаточное внимание на привлечение общественного внимания со стороны широких масс в дело борьбы за снижение розничных цен» (22 ноября).

Шахтинско-Донецкий окружком констатирует «весьма слабое вовлечение широких рабочих и крестьянских масс к активному участию в этой работе» (октябрь).

3. Результаты работы. Стремление торгорганизаций уклониться от выполнения директив

Парткомитеты в своих постановлениях констатируют, что, несмотря на достигнутые в последние месяцы некоторые успехи, директива СТО о 10% снижении розничных цен еще остается в целом невыполненной, общий темп работы слаб, в отдельных случаях наблюдается не только не снижение, но даже повышение розничных цен. Вот некоторые оценки:

Северо-Западное бюро ЦК. «Директивы центральных органов о снижении цен к 1 августа на 10% выполнены не в достаточной степени» (28 августа).

Московский комитет. Констатировать «прекращение дальнейшего повышения цен за последние 2—3 месяца. Вместе с тем отметить чрезвычайно слабое выполнение торгующими организациями постановления СТО о снижении розничных цен на 10%» (3 августа).

Ярославский горком. «Частичные успехи в снижении цен далеко не обеспечивают уверенности в сохранении реальной заработной платы рабочих» (2 августа).

Чувашский обком. «Общие результаты неудовлетворительны. Вместо понижения наблюдаются случаи повышения цен» (28 сентября).

Более поздние данные дают ту же оценку.

ЦК КП(б)У. «Констатировать, что выявившиеся на 1 августа сравнительно удовлетворительные результаты снижения розничных цен на промтовары... были в значительной мере ослаблены в августе повышательной тенденцией...» Эта «тенденция не может быть оправдана рыночной конъюнктурой августа» (8 октября).

Курский горком. «Работу по снижению розничных цен и результаты ее признать неудовлетворительными, особенно по линии кооперации» (28 октября).

Днепропетровский окружком. «Отметить, что директива СТО о снижении цен на 10% полностью еще не выполнена» (18 ноября).

Такую же оценку результатов работы дают и другие комитеты (см. приложение № 2).* (*См. приложение 9.)

Одной из основных причин такого положения является невыполнение торгующими организациями директив партийных организаций. Давая директивы, парткомитеты сталкиваются с отсутствием инициативы, с наличием пассивности, стремлением уклониться от выполнения директив партии руководящих работников торгорганизаций.

Тверской горком констатирует «недостаточное выполнение государственными и кооперативными торговыми организациями постановлений о снижении цен, а в некоторых случаях и систематическое уклонение от их проведения в жизнь» (29 сентября).

Тульский горком отмечает «формальное отношение отдельных торговых организаций к практическому осуществлению задачи снижения цен» (25 сентября).

Челябинский окружком указывает на «недостаточно проявленную инициативу торговыми организациями в их проведении директив партии» (4 октября).

Такую же оценку дают и другие комитеты (см. приложение № 3)* (*См. приложение 10.). Вследствие этого парткомитеты вынуждены прибегать к репрессиям — вынесению предупреждений о привлечении к партийной и даже судебной ответственности всех, так или иначе уклоняющихся от выполнения директив партии.

Так, например.

Северо-Западное бюро. «Для пресечения попыток торговых организаций препятствовать проведению в жизнь установленных цен считать необходимым немедленно привлекать руководителей предприятий к судебной ответственности и предоставить уполномоченным НКТорга право лишать эти предприятия товарного и банковского кредита» (23 августа).

Саратовский горком поручает «фракции ГИК привлечь к ответственности лиц за невыполнение директив, в частности, Саратовский и Сердобский райсоюзы» (22 ноября).

(Перечень аналогичных директив и фактов привлечения к ответственности отдельных организаций и лиц, не проводящих директив партии, см. приложение № 4)*. (*См. приложение 11.)

Общим недостатком работы по снижению цен является также то обстоятельство, что эта работа в большей своей части сосредоточена в городах. В деревне низовые организации, как партийные, так и общественные, в частности первичные кооперативы, еще не подошли вплотную к разрешению задачи снижения розничных цен, их работа наиболее слаба и результаты ее минимальны.

Отдельные оценки комитетов:

Челябинский окружком. «Работа окркомиссии по снижению цен недостаточно охватила деревенские комиссии и низовую сеть торговых учреждений в деревне» (4 октября).

ЦК Узбекистана констатирует, что работа по снижению цен «не коснулась мест» (13 августа).

Златоустовский окружком отмечает «совершенно недостаточное внимание к работе со стороны райкомов и ячеек» (8 сентября).

Саратовский горком констатирует «особо слабую работу по снижению цен в деревне» (22 ноября).

Приложение 8

Перечень парткомитетов, обсуждавших вопрос о снижении розничных цен

п/п

Парткомитеты

Когда обсуждали вопрос

Всего обс. вопросов

апр.

май

июнь

июль

авг.

сент.

окт.

нояб.

дек.

 

Бюро ЦК, Крайкомы, Нац. ЦК

                   

1

ЦК КП(б) У

1

-

-

-

-

-

. 1

-

-

2

2

ЦК Белоруссии

-

1

-

1

-

-

1

-

-

3

3

Среди.-Аз. бюро

1

1

2

-

-

-

-

-

-

4

4

Сев.-Зап. бюро

-

-

-

-

2

-

-

-

-

2

5

Сев.-Кав. крайком

-

-

-

-

-

2

-

-

-

2

6

Казахкрайком

-

1

1

-

-

-

-

-

-

2

7

Заккрайком

-

-

-

-

1

-

-

-

-

1

8

ЦК Узбекистана

-

-

1

-

1

1

2

-

-

5

9

Далькрайком

-

-

1

-

-

-

-

-

-

1

10

ЦК Армении

-

-

-

1

-

-

-

-

-

1

 

Губкомы

                   

11

Ленинградский

-

-

-

1

-

-

2

-

-

3

12

Московский

-

-

-

-

1

1

-

-

-

2

 

13

Нижегородский

-

-

-

-

1

1

1

-

-

3

14

Брянский

-

-

-

-

1

-

1

1

-

3

15

Ив.-Вознесенский

-

2

2

1

-

-

1

-

-

6

16

Воронежский

-

1

-

-

-

-

1

-

-

2

17

Ярославский

-

1

1

2

2

1

1

-

-

8

18

Тверской

-

1

-

-

-

1

-

-

-

2

19

Саратовский

-

2

1

-

-

1

-

1

-

5

20

Тульский

1

1

-

1

-

2

-

-

-

5

21

Бакинский

-

-

1

1

1

-

-

-

-

3

22

Псковский

-

1

-

2

-

-

-

-

-

3

23

Новгородский

-

-

-

1

-

-

-

-

-

1

24

Амурский

1

-

-

-

-

-

-

-

-

1

25

Рязанский

-

-

i

-

2

-

1

-

-

3

26

Курский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

27

Смоленский

 

-

-

-

-

1

1

-

-

2

28

Архангельский

-

1

-

-

-

-

-

-

-

1

29

Мурманский

-

-

-

1

-

-

1

-

-

2

30

Оренбургский

-

-

1

-

-

-

-

-

-

1

31

Пензенский

-

-

1

-

-

-

-

-

-

1

32

Владимирский

-

-

1

-

1 |

1! _

-

-

1

2

 

п/п

Парткомитеты

Когда обсуждали вопрос

Всего обс. вопросов

апр.

май

июнь

июль

авг.

сент.

окт.

нояб.

дек.

33

Череповецкий

-

-

-

1

-

1

-

-

-

2

34

Владивостокский

-

-

-

1

-

-

-

-

-

1

35

Астраханский

-

-

-

-

-

2

-

-

-

2

36

Гомельский

-

-

1

2

-

-

 

-

-

3

37

Ульяновский

-

1

1

-

-

-

-

-

-

2

38

Вятский

-

1

1

-

-

-

-

-

-

2

39

Актюбинский

-

-

-

-

-

-

-

1

-

1

40

Семипалатинский

-

1

-

-

-

-

1

-

-

2

 

Областкомы

                   

41

Татарский

-

-

-

-

-

-

2

-

-

2

42

ОК Мари

-

-

-

-

-

-

-

1

-

1

43

Киргизский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

44

Чувашский

-

-

-

-

-

1

1

-

-

2

45

Каракалпакский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

46

Крымский

-

1

2

-

-

-

-

-

-

3

47

Карельский

-

-

1

-

-

1

-

-

-

2

 

Окружкомы

                   

48

Бердичевский

-

-

-

-

-

-

-

1

-

1

 

49

Николаевский

-

-

-

-

1

-

-

2

-

3

50

Днепропетровский

1

-

-

-

-

-

-

1

1

3

51

Шахт-Донецкий

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

52

Волынский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

53

Полтавский

-

-

-

-

-

1

-

-

-

1

54

Киевский

-

-

-

-

1

-

-

-

-

1

55

Таганрогский

-

-

-

-

1

-

-

-

-

1

56

Дубенский

-

-

-

-

1

-

-

-

-

1

57

Черниговский

-

1

-

1

-

-

-

-

-

2

58

Майкопский

-

-

-

1

-

-

-

-

-

1

59

Сумский

-

-

-

-

-

-

-

-

1

1

60

Херсонский

-

-

-

-

-

-

-

-

1

1

61

Новосибирский

-

-

-

-

-

-

-

2

-

2

62

Томский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

63

Челябинский

-

1

-

-

1

-

1

-

1

4

64

Терский

-

-

-

-

-

1

1

-

-

2

65

Вотский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

66

Златоустовский

-

-

-

1

1

1

-

-

-

3

67

В.-Камский

-

1

2

1

1

-

-

-

-

5

68

Кузнецкий

-

-

-

1

-

-

-

-

-

1

 

п/п

Парткомитеты

Когда обсуждали вопрос

Всего обс. вопросов

апр.

май

июнь

июль

авг.

сент.

окт.

нояб.

дек.

69

Кустанайский

-

-

1

1

-

-

-

-

-

2

70

Хоперский

-

1

-

1

-

-

-

-

-

2

71

Луганский

1

-

-

-

-

-

-

-

-

1

72

Шадринский

-

1

-

-

-

-

 

-

-

1

73

Кременчугский

-

1

-

-

-

-

-

-

-

1

74

Челябинский

-

1

-

-

-

-

-

-

-

1

75

Омский

-

-

1

-

-

-

-

1

-

2

76

Свердловский

-

1

1

-

-

-

-

-

-

2

77

Бийский

-

-

1

-

-

-

1

-

-

2

78

Тюменский

1

1

1

-

-

-

-

-

-

3

79

Кубанский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

80

Барнаульский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

81

Красноярский

-

-

-

-

-

-

-

1

-

1

82

Сурхан-Дарьинский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

83

Ферганский

-

-

-

-

-

-

1

-

-

1

84

Ташкентский

-

2

-

-

-

-

-

-

-

2

Приложение 9

Оценки партийных комитетов результатов работы по снижению розничных цен

Саратовский горком. Отмечается наличие некоторых достижений. В то же время констатируется: «Снижение цен идет крайне медленно. Директива СТО о 10% не выполнена. Как общее явление, наблюдается ослабление с 1 августа общего темпа снижения». По ряду первичных кооперативов отмечены случаи повышения цен (23 сентября).

Златоустовский окружком. Констатировать снижение накидок за последние 4 месяца. В то же время отметить, что по некоторым кооперативам наценки из месяца в месяц повышаются (Пр. 8 сентября).

Терский окружком. «Кампания по снижению розничных цен, развившись с запозданием, не дала должного эффекта и достижения в этой области далеко не достаточны». (Пр. 29 сентября).

Верхне-Камский окружком. Отмечается некоторое снижение в большинстве организаций, однако часть из них до сих пор не выполнила директив. Темп понижения розничных цен слаб. Вместо снижения имеется тенденция к росту наценок. Недостаточно развернута кампания на местах (Пр. 16 августа).

Таганрогский окружком. Отмечается некоторая тенденция к снижению цен, но «общие результаты снижения цен признать недостаточными» (Пр. 16 августа).

ЦК Узбекистана. «Практических шагов по снижению цен не достигнуто и работа комиссии не получила практического оформления. Работа не коснулась мест» (Пр. 13 августа).

Курский горком. «Сельские торгующие организации сплошь и рядом не только не довели цены до уровня губвнуторга, но наоборот, держат курс на повышение цен, допуская наложения, превышающие всякие законные нормы.

За полгода общий бюджетный индекс увеличился на 2,7%. Индекс по промышленной группе увеличился на 5,7%». (Справка ГК о снижении цен.)

Челябинский окружком. Выяснилось, что в работе по снижению цен «в сравнении с весенним периодом существенных результатов в общем итоге нет. Основной причиной этому — слабая работа комиссии по снижению цен и недостаточность инициативы торгующих организаций» (Информационный отчет окружкома).

Тюменский окружком. Пленум ОК констатировал «почти полное отсутствие реальных достижений в отношении снижения розничных цен на товары» (Пр. 28 сентября).

Нижегородский горком. Отмечая некоторые достижения в работе по снижению цен и по выполнению директив о накидках в губернских и уездных центрах и наиболее крупных государственных и кооперативных организациях, в то же время признать, что работа по снижению цен в низовой сети кооперации в уездах проведена еще далеко не достаточно и требуется усиление этой работы (Пр. бюро 12 октября).

Иваново-Вознесенский горком. Констатировать, «что достигнутое снижение розничных цен (2—3%) на промтовары является совершенно недостаточным и не соответствует директивам партии» (Пр. бюро 7 октября).

Мурманский горком. Пленум ГК и ГКК по докладу комиссии по снижению розничных цен признал результаты работ комиссии неудовлетворительными. Бюджетный набор с 20 руб. 89 коп. на 1 мая повысился до 23 руб. 19 коп. на 1 июля.

В последнее время работа по снижению цен оживилась в городе, в деревне же вопрос снижений цен остался совершенно незатронутым (Пр. от 4 октября).

Севкавкрайком. «Отмечая, что розничный индекс промтоваров показал за июль месяц снижение на 0,5%, что в отдельных только случаях кооперативные розничные организации достигли, притом лишь по отдельным товарам, снижения около 10%, в большинстве же либо не было никакого снижения, либо снижение это было крайне незначительное (1—2%), бюро Севкавкрайкома признает итоги на 1 августа кампании по снижению розничных цен в крае крайне недостаточными и неудовлетворительными» (Пр. бюро 10 сентября).

Псковский горком. «Подводя общий итог в области работы по снижению цен, необходимо отметить, что темп этой работы недостаточный и имеющиеся достижения далеко еще неудовлетворительны. Снижение цен до сего времени проходит еще главным образом за счет уменьшения чрезмерных наценок, т.е. по линии наименьшего сопротивления, работа же по снижению цен за счет рационализации торгового аппарата, где имеются значительные возможности снижения, проводится чрезвычайно слабо. Недостаточность работы по снижению цен в основном объясняется пассивностью в этом деле торговых организаций, недостаточностью уделения внимания со стороны парторганизаций и слабым вовлечением в эту работу широких рабоче-крестьянских масс» (Отчет ГК к XVIII губпартконференции).

Приложение 10

Непроведение государственными и кооперативными торгующими организациями директив парторганов в области снижения розничных цен (факты и оценки парткомов)

Тульский горком. Признать недостаточное выполнение постановления СТО. Констатировать медленный затяжной характер работы торговых организаций (Пр. 24 сентября).

Астраханский горком. «Обусловленное постановление СТО о снижении розничных цен еще не достигнуто. Сами торговые организации не проявляют никакой инициативы. Неоднократно имели место случаи уклонения. В результате замедлился темп кампании» (Пр. 28 сентября).

Северо-Западное бюро ЦК. «Констатируя невыполнение государственными и кооперативными организациями директив регулирующих органов, признать необходимым безусловное выполнение всеми торгующими организациями установленных Наркомторгом предельных цен» (Пр. 23 августа).

Брянский горком. «Большинство государственных и кооперативных организаций далеко не выполнили данных по партийной и советской линиям директив» (Пр. 20 августа).

Ижевская организация. «Постановление СТО о 10% снижении розничных цен на недостаточные товары полностью не выполнено, чему значительным тормозом служит неправильное утверждение о якобы невозможном проведении его в жизнь» (Пр. актива 22 сентября).

Вологодский горком. «Райсоюзы потребительских обществ (Вельский, Грязовецкая контора Северосоюза, Тотемский и Каргопольский), наряду с частичным снижением по ряду товаров, произвели повышение цен, благодаря чему не выполнили директивы.

Отмечается безучастное отношение к проведению снижения со стороны уиков и укомов» (Пр. бюро 10 сентября).

Бийский окружком. «Торговые организации к снижению цен отнеслись формально, достигнув установленной нормы, дальнейшего стремления к снижению цен не проявляют.

Постановление СТО о снижении цен до 10% выполняется медленно, а местами имеется явное нежелание проводить в жизнь» (Пр. бюро 14 октября).

Кубанский окружком. «Констатировать, что проведение снижения розничных цен целиком и полностью прошло не за счет сокращения торговых расходов, рационализации торговой сети, аппарата и т.д., а исключительно за счет уменьшения прибылей и увеличения оборотов. Констатировать, что директива СТО о необходимости снижения цен торгующими организациями все еще полностью не выполнена» (Бюро 16 октября).

Барнаульский окружком. Бюро указало «всем торгующим организациям на недопустимость инертного отношения к проведению в жизнь решении Сибкрайисполкома в отношении цен и, в частности, недостаточной инициативы в руководстве низовой сетью кооперации по этому вопросу» (Пр. бюро 29 октября).

Красноярский окружком. Бюро признало «пассивность и скрытое сопротивление к проведению директив по снижению цен со стороны аппаратов торговых и кооперативных организаций, а иногда и со стороны их руководителей (Енисейский союз). Районные советские, партийные организации не приняли достаточных мер к проверке и выполнению директив по снижению цен кооперативными организациями на селе» (Пр. 1 бюро 18 ноября).

Северо-Кавказский крайком. «Причинами такого опасного явления (неснижение цен) было не всегда ясное усвоение значения и характера кампании по снижению цен со стороны партийных, советских, хозяйственных и кооперативных организаций» (Пр. 10 сентября).

ЛК. Пленум ЛК отметил «крайне пассивное отношение к этому делу (снижение цен) со стороны некоторых коммунистов, руководителей торговых государственных и кооперативных организаций в городе и губернии» (Пр. пленума 19 октября).

Семипалатинский горком. Бюро отметило «инертное отношение уездных органов к вопросу проведения кампании по снижению розничных цен и организации общественного контроля для проведения в жизнь связанных с кампанией мероприятий» (Пр. бюро 13 октября).

Актюбинский горком. Бюро констатировало, что задача «по снижению розничных цен руководителями хозяйственных и торговых учреждений твердо в жизнь не проводится» (Пр. бюро 2 ноября).

Новосибирский окружком. Бюро отметило «недостаточное выполнение руководителями кооперативных организаций (ЦРК и обсоюз) директив партии по снижению цен, неправильный подход к проведению кампании, фракцией окрисполкома недостаточно проведена работа по наблюдению и контролю за проведением в жизнь торгующими учреждениями и организациями директив партии по снижению розничных цен» (Пр. 16 ноября).

Нижегородский горком. ГК отметил, что «большинство государственных и кооперативных торговых предприятий произвело снижение цен главным образом не за счет сокращения торгово-организационных расходов, а за счет снижения прибыли» (Пр. 12 октября).

Приложение 11

Привлечение к ответственности организаций и лиц, не проводящих директив парторганов о снижении розничных цен. (факты и решения парткомов)

Брянский горком. ГК поручил губкомиссии привлекать к ответственности организации, не выполняющие ее постановления.

Фракции потребсоюза, занимающейся отпиской, губкомом сделано предупреждение (Пр. 20 августа).

Чувашский обком. Работникам Чебоксарского городского ЕПО за невыполнение директив по снижению розничных цен ОК поставлено на вид (Пр. 28 сентября).

Карельский обком. ОК предложил привлекать нарушающих директивы по снижению розничных цен к судебной ответственности (Пр. бюро 8 сентября).

Терский окружком. «К организациям, недостаточно выполняющим или игнорирующим директивы, применять жесткие меры воздействия вплоть до привлечения к ответственности» (Пр. 29 сентября).

В.-Камский окружком. В отделении Уралторга и ЦРК вместо снижения цен имеется тенденция к их повышению. Окрком постановил привлечь к ответственности руководителей этих учреждений.

Бийский окружком. «Отмечая скрытое упорство оперативного аппарата по снижению цен, повести решительную борьбу вплоть до увольнения со службы и привлечения виновных к судебной ответственности» (Пр. бюро 14 октября).

Красноярский окружком. «Считать необходимым привлечение к судебной и административной ответственности организации, нарушающие или не проводящие директивы и постановления о снижении цен» (Пр. бюро 18 ноября).

Тюменский окружком. Пленум ГК признал необходимым «привлекать к ответственности всех нарушителей постановлений о ценах» (Пр. 28 сентября).

ЦК КП(б)У. ЦК предложил принять меры «по устранению с работы и наложению взысканий на руководителей и работников торговых организаций, нарушающих директивы по регулированию цен, для которых должна быть принята система личной ответственности» (Пр. политбюро ЦК 8 октября).

Новосибирский окружком. Окрком постановил «просить Окружную КК в срочном порядке рассмотреть причины, тормозящие снижение розничных цен в ЦРК и обсоюзе и виновных привлечь к ответственности» (Пр. бюро 16 ноября).

Рязанский горком. ГК «предложил внуторгу выявить лиц, злостно уклоняющихся от проведения снижения цен, передав дела о них для срочного разбора судебным органам» (Пр. бюро 8 октября).

ЛК. «Для пресечения попыток торговых организаций препятствовать проведению в жизнь установленных цен и регулирующих мероприятий обязать уполномоченных НКТ немедленно и безоговорочно привлекать руководителей предприятий к ответственности» (Пр. пленума ЛК 19 октября).

 

1 На заседании 3 января присутствовали: члены Политбюро ЦК ВКП(б) — Н.И. Бухарин, М.И. Калинин, Я.Э Рудзутак, А.И. Рыков, И.В. Сталин; кандидаты в члены ПБ: А.А. Андреев, А.И. Микоян. Члены ЦК ВКП(б): А.В. Артюхина, А.С Бубнов, Г.М. Кржижановский, С.В. Косиор, С.С. Лобов, М.Л. Рухимович, И.И. Скворцов-Степанов, Г.Я. Сокольников, И.И. Шварц, Н.М. Шверник. Кандидаты в члены ЦК — К.В. Гей, Г.Н. Каминский, И.Е. Любимов, А.П. Серебровский. Члены президиума ЦКК: М.Ф. Владимирский, В.В. Куйбышев, Г.К. Орджоникидзе, А.А. Сольц, М.Ф. Шкирятов, Н.М. Янсон, Е.М. Ярославский. Для обсуждения вопроса были приглашены: К.Г. Максимов, Н.Б. Эйсмонт, В.Н. Манцев, И.О. Шлейфер. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 609. Л. 1.)

К этому заседанию Политбюро была разослана 31 декабря 1926 г. записка А.И. Микояна «О снижении розничных цен» (см. приложение 2). В фонде А.И. Микояна имеется копия этой записки с его пометками на первой странице: «Вопросы цен — стык всех классовых противоречий. Оптово-розничные ножницы есть часть вопроса о накоплении частного капитала. NB. О прибылях кооперации и частного капитала. Цитату из Маркса. Рост кооперации и частной торговли за годы. Отчетность за границей». (Там же. Ф. 84. Оп. 2. Д. 2. Л. 72.)

2 По докладу А.И. Микояна и В.В. Куйбышева на заседании Политбюро 23 декабря 1926 г. обсуждался вопрос «О снижении отпускных цен на промтовары». В решении, в частности, было записано: «Подтвердить решение Политбюро о снижении розничных цен за счет сжатия оптово-розничных ножниц. Считать, что достигнутые в этом направлении до настоящего времени успехи являются совершенно недостаточными. Поставить через две недели в Политбюро доклад т. Микояна с выводами и практическими предложениями по вопросу о снижении розничных цен». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 607. Л. 4.) К этому заседанию Политбюро также рассылалась записка А.И. Микояна. (Там же. Ф. 84. Оп. 2. Д. 2. Л. 4-9.)

3 «Ножницы цен» — резкий разрыв между ценами на промышленные товары и сельскохозяйственную продукцию, остро проявился в период социально-экономического кризиса 1923 г. Этот термин впервые употребил Л.Д. Троцкий на XII съезде РКП(б), обозначив его как грозный симптом экономического кризиса. (РКП(б). Внутрипартийная борьба в двадцатые годы: Документы и материалы М., 2004. С. 37.)

4 Цена — денежное выражение стоимости продукта труда. В зависимости от сферы товарного обращения цены подразделяются на оптовые, закупочные, розничные. По оптовым ценам реализуются промышленная продукция и услуги между отраслями промышленности. По закупочным (твердым) ценам ведутся поставки сельскохозяйственных товаров. По розничным ценам товары реализуются конечным потребителям.

5 См. приложение 2.

6 Конъюнктурный институт создан в 1920 г. при Наркомате земледелия на базе лаборатории сельскохозяйственной конъюнктуры Высшей семинарии сельскохозяйственной экономии и политики при Петровской сельскохозяйственной академии (Московская сельскохозяйственная академия им. К.А. Тимирязева). В 1923 г. был передан в Наркомат финансов СССР, а затем в разное время входил в систему ЦСУ и Госплана СССР. До 1928 г. директором института был Н.Д. Кондратьев. В задачи института входило изучение хозяйственной конъюнктуры, регистрация цен. В институте существовали секции индексов и цен, конъюнктуры сельскохозяйственного рынка; промышленности, торговли, транспорта; денежного обращения, кредита и бюджета; русской и мировой конъюнктуры.

7 Центральное статистическое управление (ЦСУ) создано 25 июля 1918 г. как центральный статистический орган при СНК РСФСР, с образованием СССР было создано общесоюзное Центральное статистическое управление при СНК СССР.

8 Государственный бюджет — ежегодно составляемая смета доходов и расходов государства.

Бюджетный индекс — специфическое советское обозначение исчисления прожиточного минимума. Советские статистики начали исчислять его с начала 1918 г. в обстановке обесценивающихся денег и роста рыночных цен с целью сохранить заработную плату рабочих на допустимо реальном уровне. К 1929 г. бюджетный индекс утратил свое значение и не исчислялся. (Экономическая энциклопедия. Т. 1. М., 1972. С. 557—558.)

9 Речь идет об индексах цен, количественно выражающих относительное изменение среднего уровня цен.

10 Третьим пунктом повестки дня заседания Политбюро ЦК ВКП(б) от 3 января 1927 г. стоял вопрос о плане хлебозаготовок на 1926/1927 г. Обсуждение было отложено на 6 января. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 609. Л. 1.)

11 Возможно, имеются в виду накладные расходы, т.е. расходы на управление, хозяйственное обслуживание, включаемые наряду с основными затратами в стоимость продукции.

12 Имеется в виду Наркомат внешней и внутренней торговли СССР (Наркомторг), образованный в ноябре 1925 г. путем объединения Наркомата внешней торговли и Наркомата внутренней торговли СССР.

13 В данном случае имеется в виду решение СТО от 2 июля 1926 г. «О снижении розничных цен на недостаточные товары государственной промышленности», согласно которому в среднем на 10% предстояло снизить цены на текстильные товары, металлоизделия, кожевенно-обувные товары и стройматериалы. (Экономическая жизнь в СССР. М., 1967. Книга 1. С. 157. Далее: Экономическая жизнь в СССР.)

14 О каком документе идет речь, установить не удалось. Можно предположить, что имеются в виду выступления Л.Б. Каменева на XIV съезде ВКП(б), на котором он резко критиковал И.В. Сталина и проводимый им политический и экономический курс. (XIV съезд Всесоюзной коммунистической партии (б): Стенографический отчет. М.; Л., 1926. С. 254, 270, 274, 275.)

15 Госплан — Государственная общеплановая комиссия была создана в феврале 1921 г., после образования СССР преобразована в Госплан СССР.

16 Мосвнуторг — московское управление внутренней торговли. Руководило торговой деятельностью государственных и кооперативных организаций и вело наблюдение за деятельностью частной торговли. По данным справочника «Вся Москва. 1930» в 1927/1928 г. на долю московской торговли приходилась треть всей внутренней торговли европейской части СССР.

17 См. приложение 3.

18 В СССР в период нэпа синдикатом называли группы промышленных трестов, объединенных для организации оптового сбыта продукции, закупок сырья и планирования торговых операций.

19 Трест — объединение крупных предприятий одной отрасли промышленности на основах хозрасчета.

20 Калькуляция — определение затрат предприятия на производство данного вида (единицы) продукции (работ, услуг).

21 Обложение — сбор, налог. Имеются в виду прямые налоги, т.е. сборы, которые взимаются непосредственно с доходов или имущества юридических и физических лиц.

22 Н.П. Брюханов являлся с января 1926 г. народным комиссаром финансов СССР.

23 Акциз — вид косвенного налога на предметы массового потребления, а также коммунальные, транспортные услуги и т.д.

24 Тариф — форма построения цен на услуги производственного и личного потребления.

25 В стенограмме имеется пометка А.И. Микояна: «Прошу эти данные сверить с моим письменным докладом. А .Микоян». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 702. Л. 12.)

26 29 июля 1926 г. Политбюро обсудило вопрос «О ходе выполнения валютного плана на 25—26-й год» и постановило: «Признать дело с его выполнением неблагополучным... поручить СНК СССР создать комиссию в следующем составе: тт. Рудзутак (председатель), Каменев, Смилга, Шейнман, Шлейфер, Кузнецов, Клиринг и Пятаков, как для срочного рассмотрения экспортно-импортного плана на 1 квартал следующего года с докладом в Политбюро в двухнедельный срок, так и для обсуждения новых дополнительных мер для улучшения экспортно-импортных и валютных операций в оставшиеся месяцы текущего года, с докладом в Политбюро в недельный срок». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 577. Л. 4, 5.)

30 декабря 1926 г. при обсуждении вопроса о плане работы Политбюро была утверждена записка А.И. Рыкова с корректировкой плана. В ней, в частности, было указано: «По п. 3. Практика и недостатки органов товаропроводящей сети (органы кооперации и госторговли). Возложить доклад по этому вопросу на комиссию т. Рудзутака... Заместителем председателя т. Рудзутака в этой комиссии назначить т. Микояна». (Там же. Д. 608. Л. 16, 37.) См. также приложение 1.

27 Наркомат рабоче-крестьянской инспекции (НК РКИ) создан по постановлению ВЦИК 7 февраля 1920 г. По решению XII съезда РКП(б) был объединен с Центральной контрольной комиссией (ЦКК), что было закреплено постановлением президиума ЦИК и СНК СССР в 1923 г., до 1934 г. действовал совместно с ЦКК ВКП(б), хотя формально являлся самостоятельным государственным органом.

28 Центросоюз — Центральный союз потребительских обществ СССР — общественная организация, руководящий, организационный и хозяйственный центр потребительской кооперации СССР, основной задачей которого было развертывание кооперативной торговли, проведение заготовок и закупок сельскохозяйственных продуктов и сырья. До 1917 г. назывался Московским союзом потребительских обществ, в сентябре 1917 г. переименован во Всероссийский центральный союз потребительских обществ, с 1918 г. — Центральный союз потребительских обществ.

29 А.И. Микоян в 1924—1926 гг. являлся секретарем Северо-Кавказского крайкома ВКП(б). 25 июля 1926 г. Л.Б. Каменев, работавший с января 1926 г. наркомом внутренней и внешней торговли СССР, направил в Политбюро письмо с просьбой освободить его от этой должности, предложив назначить А.И. Микояна.

5 августа 1926 г. ПБ удовлетворило просьбу Каменева и утвердило назначение народным комиссаром внешней и внутренней торговли СССР А.И. Микояна. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 579. Л. 3, 13, 14.)

30 Речь идет о заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 23 декабря 1926 г. Седьмым пунктом повестки дня заседания рассматривался вопрос о снижении отпускных цен на промтовары. Было принято следующее решение: «Подтвердить решение Политбюро о снижении розничных цен в первую очередь за счет сжатия оптово-розничных ножниц...Считать необходимым снижение отпускных цен на промтовары (на какие именно и в какие сроки по решению СТО)... Снижение себестоимости на ближайший период является основной директивой хозяйственной политики при одновременном улучшении качества продукции... Предложить ВСНХ после утверждения промфинплана на 26—27 г. провести углубленную работу по проверке всех возможностей снижения отпускных цен по всем отраслям промышленности за счет дополнительного снижения себестоимости, путем снижения всех элементов себестоимости, накладных и административных расходов, упрощения и улучшения системы управления». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 607. Л. 4, 5.)

31 «Экономическая жизнь» — ежедневная газета, орган ВСНХ и в разные годы ряда наркоматов (финансов, продовольствия, торговли). Издавалась в Москве с 1918 г.

32 Апостол — один из двенадцати учеников Иисуса Христа, присланных им для проповеди своего учения.

В переносном смысле — лицо, посвятившее себя проповеди какой-нибудь идеи.

33 Вероятно, имеются в виду решения апрельского 1926 г. пленума ЦК и ЦКК, наметившего ряд мер для снижения общего уровня цен. 14 апреля 1926 г. было принято постановление СНК СССР «Об образовании междуведомственных комиссий по снижению розничных цен» для проведения мероприятий по снижению розничных цен, согласованию работы соответствующих ведомств и учреждений. При Наркомате внешней и внутренней торговли СССР была образована центральная междуведомственная комиссия по снижению розничных цен, а во всех административных единицах (союзные и автономные республики, края, области, губернии) — местные комиссии. (Экономическая жизнь в СССР. Кн. 1. С. 155.)

34 Речь идет о Всесоюзном совете синдикатов, созданном в 1926 г. на базе образованного в июне 1922 г. Совета синдикатов.

35 С 1924 г. В.Н. Манцев работал в системе ВСНХ, был начальником планово-экономического управления и членом коллегии ВСНХ, с 1925 г. входил в комиссию Политбюро по снижению цен. В декабре 1925 г. комиссия, в состав которой входили Л.Б. Каменев, А.Д. Цюрупа, Ф.Э. Дзержинский, А.Л. Шейнман, В.Н. Манцев внесла в Политбюро предложение о создании резервного мануфактурного фонда, при реализации которого в крупнейших городских центрах предполагала добиться перелома движения розничных цен в сторону их понижения. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 534. Л. 1, 6.)

36 Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б), состоявшийся 6-9 апреля 1926 г., обсудил экономические вопросы, принял обширную резолюцию «О хозяйственном положении и хозяйственной политике», которую и цитирует И.В. Сталин. Она была опубликована 13 апреля 1926 г. в «Правде». (КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд. Т. 3. М., 1984. С. 8-170.)

37 Обращение ВСНХ, НКТорга и Центросоюза с призывом к снижению розничных цен на промтовары обнаружить не удалось. Предположительно, как говорит И.В. Сталин, оно было принято до 12 мая 1926 г., но в тексте есть и другая дата — 2 июня.

38 По вопросу «О снижении розничных цен на промышленные товары и цен на с.-х. продукты» Политбюро 12 мая 1926 г. постановило: «Принять предложение Секретариата ЦК о рассылке всем губкомам и обкомам следующей телеграммы...» И далее идет текст, который цитирует И.В. Сталин. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 560. Л. 8.)

39 См. приложение 7.

40 Речь идет о постановлении СТО от 2 июля 1926 г. «О снижении розничных цен на недостаточные товары государственной промышленности».

41 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 607. Л. 4, 5.

42 Речь вновь идет о решении Политбюро от 23 декабря 1926 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 607. Л. 4-5.)

43 Имеется в виду ходатайство ВСНХ перед правительством об издании декрета о снижении государственными и кооперативными торгующими органами розничных цен в среднем на 10%. («Экономическая жизнь». 1926. 5 июня.)

44 О комиссии Рудзутака см. примечание 26.

45 Кожсиндикат — Всероссийский кожевенный синдикат, устав которого был утвержден президиумом ВСНХ 13 апреля 1922 г. Объединял предприятия государственной промышленности, акционерные общества, кооперативные и частные предприятия кожевенного профиля.

46 Текстильный синдикат — Всесоюзный текстильный синдикат был образован ВСНХ СССР в октябре 1925 г. для координации торговой, заготовительной, финансовой деятельности государственных объединений и предприятий текстильной промышленности.

47 Продасиликат — Всероссийское общество по продаже стекла, цемента, керамики и строительных материалов минерального происхождения, устав которого был утвержден президиумом ВСНХ 22 июня 1922 г. Организован в целях объединения торговой деятельности трестов и предприятий силикатной промышленности для приобретения необходимых материалов, оборудования и топлива как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

48 Белпайторг — белорусское акционерное общество, правление которого находилось в Минске, а представительство имелось в Москве.

49 Рыбсиндикат — синдицированное объединение предприятий рыбной промышленности.

50 Жиртрест — объединение предприятий жировой промышленности, организованных на основе хозрасчета.

51 Видимо, имеется в виду постановление СТО от 2 июля 1926 г.

52 «Ларек» — Всеукраинское паевое товарищество, занимавшееся розничной торговлей.

53 Речь идет о Феликсе Эдмундовиче Дзержинском, который до 20 июля 1926 г. (день смерти) был председателем ВСНХ. В августе 1926 г. председателем ВСНХ СССР был назначен В.В. Куйбышев.

54 Вероятно, имеется в виду смена руководства Народного комиссариата внешней и внутренней торговли СССР (см. примечание 29) и Центросоюза. 8 апреля 1926 г. Политбюро ЦК ВКП(б) рассмотрело вопрос о председателе Центросоюза и постановило: «Утвердить решение комиссии по руководству съездом уполномоченных Центросоюза о замене председателя Центросоюза т. Хинчука — т. Любимовым». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 556. Л. 8.)

55 Речь идет об участии А.А. Андреева (председатель) в работе комиссии, занимавшейся вопросом о выработке правильных взаимоотношений госпромышленности и кооперации. 16 августа 1926 г. по докладу комиссии было принято развернутое решение, в котором, в частности, указывалось: «Подтвердить к неуклонному выполнению ранее принятые решения по вопросу о взаимоотношениях кооперации и органов госпромышленности в партийном порядке — постановление ЦК ВКП(б) от 30 июля 25 г. и в советском порядке — постановления СТО от 29 июля и 28 октября 1925 г.»

Постановление ЦК ВКП(б) от 30 июля 1925 г. опубликовано в книге «Справочник партийного работника». Вып. 5. М., 1926. С. 311-313. Постановление от 16 августа 1926 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 581. Л. 1, 2, 6-10.)

56 Металлосиндикат — металлургический синдикат центрального района, устав которого был утвержден президиумом ВСНХ 20 января 1923 г. (Экономическая жизнь в СССР. С. 114).

57 Имеется в виду М.П. Владимиров, член президиума, в 1925—1926 гг. — зав. тарифно-экономическим отделом ВЦСПС (ОТЭ), а затем — председатель ЦК профсоюза работников местного транспорта. В январе 1925 г. был утвержден Политбюро заместителем М.П. Томского в СТО. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 485. Л. 6.)

58 Возможно, речь идет о работе административно-финансовой комиссии, в состав которой К.Г. Максимов был введен решением Политбюро ЦК ВКП(б) в апреле 1926 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 557. Л. 12.)

59 Апрельский пленум ЦК ВКП(б) 1926 г. в решении «О хозяйственном положении и хозяйственной политике» отметил: «...в области политики заработной платы пленум ЦК, отмечая правильность принятых в начале хозяйственного года мер по общему увеличению заработной платы и последних мероприятий Политбюро (февраль 1926 г.) по поднятию заработной платы в угольной промышленности, на транспорте и для нарсвязи, предлагает на оставшуюся часть настоящего хозяйственного года руководствоваться необходимостью обеспечения достигнутого уровня заработной платы». (КПСС в резолюциях. Т. 4. С. 16.)

60 Положение потребительской кооперации регламентировалось декретом ЦИК и СНК СССР «О потребительской кооперации», принятым 20 мая 1924 г. В данном случае, возможно, речь идет о постановлении Кооперативного совещания, утвержденного ЦК РКП(б) 30 июля 1925 г. «О взаимоотношениях госпромышленности с кооперацией» См. примечание 55.

61 Потребительское общество — низовая ячейка потребительской кооперации.

62 Вероятно, имеется в виду переход от ручной выпечки хлеба к механизированной.

63 Выражение взято из документов внутрипартийной оппозиции.

64 Речь идет о требовании оппозиции увеличить ассигнования на развитие промышленности за счет изъятия средств из других отраслей народного хозяйства, в частности, из крестьянских хозяйств.

65 Хлебопродукт — акционерное общество по торговле хлебными и другими сельскохозяйственными продуктами. Зарегистрировано в мае 1923 г.

66 В приложении к стенограмме такая таблица отсутствует.

67 См. примечание 26.

68 Имеется в виду решение апрельского 1926 г. пленума ЦК ВКП(б) «О хозяйственном положении и хозяйственной политике».

69 И.В. Сталин цитирует постановление СТО от 2 июля 1926 г. «О снижении розничных цен на недостаточные товары государственной промышленности». См. примечание 40.

70 См. примечания 36, 38, 40.

71 М.И. Калинин, видимо, имеет в виду место своего рождения — деревня Верхняя Троица Корчевского уезда Тверской губернии.

72 Речь идет о рассказе М. Горького, впервые напечатанном в журнале «Жизнь» в 1899 г. В основу произведения положены впечатления писателя, связанные с жизнью в Казани и работой в булочной Семенова.

73 А.А. Андреев в 1922—1927 гг. являлся председателем ЦК профсоюза железнодорожников.

74 Червонец — денежная единица, выпущенная в обращение на основании декрета СНК от 11 октября 1922 г. «О предоставлении Госбанку права выпуска банковских билетов». Червонец имел твердое золотое содержание, приравнивавшееся к 10 руб. прежней российской золотой монеты, он заключал в себе 7,74 гр. чистого золота.

75 При А.И. Рыкове, избранном после смерти В.И. Ленина в 1924 г. председателем Совнаркома, была вновь введена государственная монополия на производство винно-водочных изделий. 25 августа 1925 г. А.И. Рыков подписал от имени правительства постановление президиума ЦИК СССР о широкой продаже водки, которую в народе стали называть «рыковка». (Сенин А.С. А.И. Рыков. Страницы жизни. М., 1993. С. 157.)

76 На этом же заседании Политбюро предполагалось рассмотреть вопрос о плане хлебозаготовок, но его слушание было отложено на 6 января 1926 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 609. Л. 1.)

77 См. приложение 2.

78 И.С. Лобачев в 1925—1929 гг. был председателем правления Хлебопродукта, затем Союзхлеба.

79 Вероятно, от слова ревизия — пересмотр, проверка на соответствие нормам и законности. В данном случае, в значении — не выполнил полностью, урезал.

80 См. приложение 4.

81 Вероятно, маржа — прибыль, которая получается в результате разницы между указываемой в биржевом бюллетене ценой продавца и ценой покупателя.

82 Сахаротрест — государственное объединение сахарной промышленности РСФСР и УССР при ВСНХ СССР. Образован в 1921 г. К 1926 г. в его состав входило 7 отделений, 29 контор и ряд представительств по всей стране.

83 См. приложение 1.

84 24 января 1927 г. при рассмотрении вопроса о порядке дня и докладчиках на предстоящем пленуме ЦК ВКП(б) Политбюро приняло следующее решение: «Обязать комиссию по вопросу о снижении розничных цен к 3 февраля с.г. закончить свою работу, разослав всем членам Политбюро окончательный проект резолюции не позже 1 февраля. Поставить в порядок дня пленума доклад тт. Микояна и Куйбышева о снижении цен (как розничных, так и отпускных)». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 613. Л. 5.)

3 февраля 1927 г. Политбюро вновь вернулось к обсуждению этого вопроса, утвердило резолюцию с поправками (см. дополнение 1) и приняло решение не публиковать ее, а «разослать всем областным и местным организациям ВКП». 5 февраля Политбюро приняло решение: «Поручить комиссии по рассмотрению тезисов к пленуму окончательное утверждение резолюции о снижении отпускных и розничных цен от имени Политбюро». (Там же. Д. 616. Л. 1,7—12. Д. 617. Л. 1.)

Состоявшийся 7-12 февраля 1927 г. пленум ЦК ВКП(б) с участием членов ЦКК и Центральной ревизионной комиссии рассматривал вопросы о капитальном строительстве в промышленности, о снижении отпускных и розничных цен, о перевыборах советов. (Там же. Ф. 17. Оп. 2. Д. 276.)

Докладчиками по вопросу о снижении отпускных и розничных цен выступали А.И. Микоян и В.В. Куйбышев. В материалах пленума есть тезисы их докладов с пометками И. В. Сталина и его запиской на первом листе тезисов: «Анастас! Прочти мои замечания и верни по прочтении. И. Стал.» (Там же. Д. 701. Л. 74—88.)

В том же деле имеется резолюция по докладам тт. Микояна и Куйбышева о снижении отпускных и розничных цен, утвержденная пленумом 12 февраля 1927 г. (Там же. Л. 93-95 об.)

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.