Производство артиллерийских орудий в первом десятилетии XVIII в.

Реквизиты
Направление: 
Период: 
1700-1710
Источник: 
Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. СПб., 2002. С. 100-103.

Славнитский Н. Р. Производство артиллерийских орудий в первом десятилетии XVIII в. // Архивы и время. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции. СПб., 2002. С. 100-103.

К числу первоочередных задач, вставших перед Петром I после поражения под Нарвой, было создание новой артиллерии, так как старая оказалась у шведов. Собственно говоря, работа в этом направлении началась несколько раньше. Ещё в 1697 г. он распорядился закупить в Швеции 600 пушек. Шведский король Карл XI, узнав об этом, подарил ему 300 пушек в знак участия в борьбе христиан с «неверными», но умер, не успев их отправить. Карл XII, не предвидя, что со временем эти пушки обернутся против него, поспешил исполнить волю отца; и летом 1697 г. эти пушки были привезены в Нарву, оттуда в Новгород, затем в Москву, а конечным пунктом отправления стал Воронеж (1). Ещё в тот период, когда они находились в Новгороде, там была составлена роспись, опубликованная Н. Г. Устряловым (2). Судя по этой росписи, пушки были двух калибров: 150 пушек «мерою по три аршина», а 150 - «по два с половиной аршина» (в росписи также указан вес пушек). 50 пушек из этого числа в 1700 г. находились в войске под Нарвой (калибр - 3-фунтовый) (3). Исходя из этого, можно предположить, что в переводе на систему калибров XVIII в. было получено 150 пушек 3-фунтовых и 150 - 2,5-фунтовых. Кроме того, по распоряжению царя в Швеции путём заказа и покупок было приобретено 388 пушек (из них 100 лёгких, калибр остальных неизвестен), которые также были отправлены к воронежскому судостроению (4). (С. 100)
 
Помимо этого налаживалось производство орудий в Москве. Так, в феврале 1699 г. Петр приказал «завесть и вылить 100 пищалей полковых ядром по 3 фунта». В августе того же года Пушкарский приказ получил новый заказ на литье 200 пушек и 100 мортир, а всего в 1699 г. Московскому пушечному двору было заказано 441 орудие (хотя их изготовление было задержано пожаром 26-27 июля, уничтожившего основные здания Пушечного двора. Кроме того, предполагалось отлить 500 чугунных пушек от 3-х до 18-фунтового калибра для флота. При этом следует иметь в виду, что уже тогда был поставлен вопрос о производстве однотипной артиллерии (5).
 
Тем не менее, при осаде Нарвы в 1700 г. действия артиллерии оказались неэффективными: там находились 63 больших пушки, привезённые из Новгорода и Пскова (в том числе «картаунов и 30-фунтовых - 4, 24- и 18-фунтовых - 26, а достальные пушки были 12-, 10- и 6-фунтовые»), 25 мортир, 7 гаубиц и 50 полковых 3-фунтовых пушек., всего 145 орудий (6). Однако серьезного урона нарвской крепости они не причинили. Одной из причин этого стала разнокалиберность орудий: по меткому замечанию В. Ратча и А. Нилуса, «здесь отразился весь хаос, существовавший в русской артиллерии... тут были орудия всех времен и всех калибров». (7) Действительно, разнообразие калибров резко бросается в глаза, а это вызвало сильные затруднения с боеприпасами. Кроме того, большинство орудий устарело: среди них находились две пищали - «Лев» и «Медведь» (в ведомости 1723 г. они, видимо, названы пушками), отлитые в 1590 г. Помимо этих орудий имелись: пищали «Свисток» (40-фунтовая), «Скорпия» (28-фунтовая), «Соловей» (22-фунтовая), «Ракомышская» (20-фунтовая), «Барс» (17-фунтовая), «Соловей» (15-фунтовая), «Грановитая» (15-фунтовая), 10 пушек «ломовых» (20- и 28-фунтового калибра), 11 пушек от 24- до 18-фунтового калибра, 16 «голланок» 10-фунтовых, 17 пищалей 6-фунтовых (8). При этом следует иметь в виду, что это был уже не первый опыт осады крепости Петром I, но под Азовом, по мнению В. Ратча, орудия были одинакового (24-фунтового) калибра (9). В данном случае пушки привозились из разных городов, что, скорее всего, и послужило причиной такого разнообразия калибров.
 
Большая часть этих орудий после сражения под Нарвой оказалась в руках шведов. Поэтому налаживать производство новых орудий было необходимо. Это Петр I поручил думному дьяку А. А. Виниусу, который считался специалистом по литейному делу и получил титул «надзирателя артиллерии». Кроме того, он неофициально возглавлял Пушкарский приказ (переименованный в 1701г. в Приказ артиллерии), так как глава артиллерийского ведомства царевич Александр Арчилович попал в плен под Нарвой.
 
В первую очередь хотелось бы обратить внимание на различные цифры, приводимые в историографии относительно количества орудий, сделанных в 1701 г. А. П. Карцов считал, что «в течение одной зимы (1700 / 1701 года) было изготовлено 243 орудия». (10) Н. Е. Бранденбург, П. К. Гудим-Левкович, А. В. Петров и П. П. Епифанов утверждали, что в 1701 г. было отлито 268 орудий (11); по мнению Г. И. Тимченко-Рубана - 269 (12), а Б. И. Зверев - 270 (13). Е. В. Тарле (14) приводит ещё более высокую цифру - 273, этой же точки зрения придерживается И. С. Прочко (15). А. Баиов и А. А. Строков (16) считали, что в 1701-1702 гг. было изготовлено 368 орудий, «из них 175 мелкого калибра». Попробуем разобраться в этом разнообразии цифр. (С. 100)
 
Следует отметить, что из вышеперечисленных авторов только П. К. Гудим-Левкович и А. В. Петров приводят ссылки на источники. Поэтому мы подробнее остановимся на этих источниках. Одним из них являются письма А. А. Виниуса к царю, написанные в 1701 года и опубликованные Н. Г. Устряловым. 28 марта он сообщал, что «по се число вылито пушек 8 по 24 фунта, 4 по 18 фунтов и отданы в сверло, остальные 18-фунтовые учну (начну - Н. С.) лить с 1 апреля; потом и прочие пойдут» (17). Исходя из этого, можно предположить, что работа началась в марте 1701 г. (или в конце февраля), и в первую очередь делали тяжёлые пушки. Спустя месяц, 29 апреля, он же доносил, что «ещё вылили на Страстной и на Святой неделе 32 пушки большие и малые». (18) В письме, датированном 3 июня, надзиратель артиллерии писал, что «25 мая отпущено 12 пушек по 12 фунтов, 8 по 18 фунтов, ныне готовы к отпуску 2 пушки по 24 фунта, 12 по 18 фунтов, 35 по 3 фунта, 7 по 6 фунтов». Здесь же А. А. Виниус сообщал о колокольной меди, которой было собрано 90 000 пудов, а «из того числа в расходе с пушечною и с красною не с большим 3000 пудов, и та битая, а целые колокола не разбиваны: до них не дошло» (19). Кстати говоря, колоколов действительно оказалось в избытке, известны даже два случая, когда Приказ артиллерии «выдавал» их: в 1705 г. в Азов из Приказа артиллерии было отправлено 15 колоколов весом 1000 пудов (20); а в январе 1714 г. А. Д. Меншиков писал Я. В. Брюсу, что он проведал о наличии у того целых колоколов «многое число», и просил «выбрать один звон в 12 колоколов весом до 150 пудов» и отправить их в Вышний Волочок (21). (С. 100-101)
 
19 ноября 1701 г. А. А. Виниус докладывал государю, что «менее чем в год вылито пушек, мортир и гаубиц больше 300» (22). Именно на этот документ и ссылался С. М. Соловьёв; но при этом отмечал, что возможно Виниус хвастал (23).
 
Возможно, такие же предположения возникли и у Петра. Во всяком случае, в начале 1721 г. А. В. Макаров, видимо по поручению царя, обратился к Я. В. Брюсу за уточнениями по этому поводу. 22 февраля генерал-фельдцейхмейстер отправил ему ведомость, в которой было указано, что в 1701 году было изготовлено 268 орудий (24). На основании ведомости эта цифра попала в Журнал Петра Великого (25). Именно на неё ссылались П. К. Гудим-Левкович (25) и А. В. Петров (26).
 
Кроме того, среди материалов Приказа артиллерии сохранилась «Роспись орудий, отлитых с 1700 по 1708 г.», опубликованная Н. Е. Бранденбургом (28), в которой указано, что в 1701 г. было изготовлено 269 орудий. Надо сказать, что два вышеуказанных документа почти совпадают между собой, за исключением 18-фунтовых пушек (по «ведомости...» - 32, по «росписи...» - 35), 6 мортир (по «ведомости...» - 3-пудовые, по «росписи...» - 2-пудовые) и пудовых гаубиц (9:8); то есть в «росписи...» указано на две пушки больше, чем в «ведомости...», но на одну гаубицу меньше. В остальном эти документы схожи: 24-фунтовых пушек 36, 12-фунтовых - 32, 6-фунтовых - 34, 3-фунтовых - 109; мортир 9-пудовых - 6, гаубиц 20-фунтовых - 4. Таким образом, к концу 1701 г. русская армия располагала 125 или 126 осадными и 143 полевыми орудиями; а цифры, приведенные А. А. Виниусом, следует считать преувеличенными.
 
Артиллерия, созданная столь быстрыми темпами, уже в первых сражениях Северной войны стала играть решающую роль. В частности, именно её действия принесли успех русским войскам в сражении под Эрестфером. Вот как описан этот эпизод в работе В. Гиппиуса: «левый фланг Б. П. Шереметева был уже расстроен, когда бомбардир Корчмин прискакал с гвардейскими орудиями. Шведы встретили его убийственным залпом из ружей, но он, не обращая внимания на огонь, подъехал к неприятелю на расстояние картечного выстрела и осыпал шведов дождём свинца. Это была роковая минута в бою, которой отлично воспользовался Б. П. Шереметев: он устроил вновь свои полки и в то время, когда Корчмин занимал неприятеля стрельбой, сеял в его рядах смерть и ужас, пехота в стройном порядке с распущенными знамёнами и музыкой ударила на неприятеля во фланг. В эту минуту несколько удачно пущенных Корчминым гранат окончательно смутили неприятеля, и лучшие в то время в мире войска не выдержали этой страшной атаки и убийственного огня вновь сформированной, неопытной, но мужественной и храброй гвардейской артиллерии. Шведы стали отступать, и кавалерия наша окончательно добила их» (29).
 
В последующие годы, когда угроза нашествия Карла XII миновала, наметился некоторый спад в производстве медных орудий: в 1702 г. было изготовлено только 130 орудий (в том числе 70 осадных), в 1703 г. - 36 орудий (из них 32 осадных), а в 1704 г. - 101 орудие (32 осадных). (30) Кроме того, уже в 1702 г. обнаружился недостаток красной меди, необходимой в прибавку к колокольной (31). Тем не менее, к 1705 г. в распоряжение осадным корпусам могло быть предоставлено 259 орудий (причем в 1702-1703 гг. преобладало именно производство тяжелых орудий).
 
Одновременно было налажено производство чугунных пушек на Олонецких заводах, возникших в 1681 г. как частные заводы иноземцев К. Марселиса и А. Бутенанта фон Розенбуша. (32) По жалованной грамоте 1685 г., они получили монопольное право на эксплуатацию железной руды в Олонецком уезде, но в то же время им было запрещено без царского указа продавать и закладывать заводы, а также принимать компаньонов. (33) С 1690 г., после смерти К. Марселиса, заводы перешли к А. Бутенанту с сыном, которые в начале войны получили первый военный заказ: вылить «для свейской войны» 20 000 ядер, 2000 бомб и другие припасы. (34)
 
А в январе 1702 г. царским указом повелевалось «вылить тотчас 100 пушек железных чугунных... ядром по 12 фунтов, да по 1000 ядер ко всякой пушке, и с Олонца... поставить в Новгород не позже марта 1702 года». (35) Этот заказ был не только крупным, но и срочным; однако выполнить его в срок не удалось: по ведомости Я. В. Брюса в 1702 г. было принято 20 пушек и 80 970 ядер в Ладоге и 30 пушек и 9360 ядер в Новгороде, остальные 50 пушек застряли в пути, а часть ядер была отдана в полки. (36)
 
В конце марта 1702 г. последовал новый заказ на 100 пушек для Олонецкой верфи. (37) Скорее всего, он стал и последним для Бутенанта - в начале 1703 г. заводы были переданы в казну и оказались в ведении А. Д. Меншикова, а для управления были назначены С. А. Незнанов и А. С. Чоглоков. Там были построены новые заводы, которые вступили в строй в 1704 г. На Петровском заводе с января по март 1704 г. было вылито 45 пушек 6-фунтового и 15 пушек 3-фунтового калибров; на Повенецком заводе в этот же период было изготовлено 93 пушки тех же калибров; а в августе того же года А. С. Чоглоков сообщил А. Д. Меншикову, что на обеих заводах вылито 708 пушек 3-х и 6-фунтового калибра. (38) Но здесь следует отметить, что эти пушки были небольшого калибра и не предназначались для осад. Их отправляли на Олонецкую верфь (в июне 1704 г. комендант верфи И. Я. Яковлев сообщал А. Д. Меншикову, что "ныне у нас в присылке от Чоглокова и Незнанова 83 пушки 6-фунтовые..." ) (39), либо в С-Петербург (ещё в августе 1703 г. А. Д. Меншиков велел Яковлеву пушки и ядра, которые будут в привозе, отправлять в Петербург (40), а в 1705 г. там насчитывалось 156 чугунных пушек) (41). До входа заводов в строй Олонецкая верфь, по-видимому, снабжалась пушками из Адмиралтейского приказа: в марте 1704 г. из Москвы были отправлены 153 железные пушки. (42)
 
Ещё одним центром производства артиллерии становились Уральские заводы (Каменский и Невьяновский, пущенные в ход в 1701 г.), где в 1702 г. побывал А. А. Виниус. По возвращении он сообщал царю, что осмотрел оба завода, и отмечал, что руды чрезвычайно богаты, а железо зело добро. (43) Но там отливка орудий шла медленнее. Пушечный цех Каменского завода в 1702-1705 гг. изготовил 804 пушки, из которых в Москву было отправлено 490 штук, а с Невьянского завода в Москву в 1705-1707 гг. было отправлено 67 орудий. (44) Часть этих орудий попала в Шлиссельбург: в ведомостях артиллерии этой крепости упоминаются 7 чугунных сибирских пушек (впервые - в 1705 г.). (45)
 
В этот период, пользуясь тем, что Карл XII «увяз» в Польше, русские войска перешли к активным наступательным операциям в Ингрии, где основной задачей становилась осада крепостей. Естественно, артиллерия играла в этих действиях основную роль. К Нотебургу, осажденному русскими войсками в конце сентября 1702 г., было стянуто 31 пушка (из них 19 18-фунтовых и 12 12-фунтовых) и 12 мортир (46), а всего против этой крепости было задействовано 51 орудие, в том числе 37 пушек и 14 мортир. В ходе артиллерийского обстрела Нотебурга, начавшегося 1 октября и продолжавшегося беспрерывно десять дней, пока запалы у большинства орудий не разгорелись, и стрелять из них стало невозможно (некоторые позже были перелиты), было выпущено 10 725 зарядов, в том числе 2581 бомба (3-пудовые) и 8144 ядра (18-фунтовых - 3794, 12-фунтовых - 3850, 6-фунтовых - 500), а также 4471 ручная граната; при этом был потрачен 4371 пуд пороха. (47) (С. 101)
 
В следующем году пришла очередь крепости Ниеншанц, куда было стянуто 20 пушек и 12 мортир. (48) Однако в ходе артиллерийского обстрела, продолжавшегося одну ночь, были задействованы в основном мортиры: первоначально был сделан залп из 12 мортир и 20 пушек (49), после чего 6 мортир «работали» всю ночь. (50) Под Ямбургом было сосредоточено 23 полковых пушек, 9 гаубиц и 5 мортирах (к ним ядер и бомб по 100 выстрелов) (51), мортиры чуть позже были использованы при осаде Копорья. Все три указанные крепости сдались после бомбардировки из мортир, то есть в этих осадах артиллерия сыграла решающую роль. (С. 101-102)
 
Летом 1704 г. русская армия уже осаждала две крепости одновременно: под Дерпт было стянуто 46 орудий - 24 пушки (в том числе 10 18-фунтовых, 12 12-фунтовых и 2 6-фунтовых), 15 мортир (10 3-пудовых и 5 1-пудовых) и 7 гаубиц (3 пудовых и 4 полпудовых). (52) Под Нарвой было сосредоточено 66 пушек (в том числе 24-фунтовых - 19, 18-фунтовых - 22, 12-фунтовых - 13, 3-фунтовых - 12), к ним 21 242 ядра; 26 мортир (из них 9-пудовых - 2, 3-пудовых - 24), к ним 7540 бомб; 1 гаубица пудовая (120 бомб) и 7 мортирцев 6-фунтовых (150 ядер); всего 100 орудий и к ним 28 952 снаряда. (53) Правда, часть пушек была в ходе осады доставлена из-под Дерпта. При этом следует также иметь в виду, что большая часть орудий оставалась в крепостях. В целом же следует признать, что производство артиллерии, налаженное в первые годы Северной войны, позволило русским войскам добиться ощутимых результатов.
 
В 1705-1710 гг. преобладало производство орудий мелкого калибра. По данным уже упоминавшейся «Росписи...» в 1705 г. было вылито 100 орудий (из них 35 осадных), в 1706 г. - 219 орудий (из них 111 мортир и 12 осадных пушек), в 1707 г. - 37 орудий (в том числе 20 мортир), а в 1708 г. - 17 орудий (из них всего одно осадное). (54) В октябре 1709 г. было велено изготовить для рижского похода 70 тяжелых пушек (24-х и 18-фунтового калибра - по 35 пушек) и 33 мортиры; но в первой половине 1710 г. из-за нехватки красной меди удалось вылить лишь 46 пушек (по 23 каждого калибра) и 3 мортиры. (55)
 
Надо сказать, что нехватка красной меди (которую добавляли к колокольной) сильно затрудняла работу. Так, в 1706 г. Ф. Ю. Ромодановский, замещавший Я. В. Брюса в руководстве Приказом Артиллерии, получил приказание изготовить 150 3-фунтовых пушек, но выяснилось, что нет красной меди, а купить не на что. Поэтому взяли 800 пудов красной меди у торговых людей, ничего не заплатив (56), и к концу октября было вылито 50 пушек (57) (в ноябре один из торговых людей, И. Исаев, жаловался Я. В. Брюсу, что у него взяли 178 пудов красной меди, а денег до тех пор не заплатили ). (58)
 
В этот период также возникали новые центры производства: в январе 1705 г. в Нарву для налаживания медного литья был послан Г. Беренс, доносивший в феврале Я. В. Брюсу, что в Иван-городе помещение для литья непригодное, а в Нарве вылито 6 пушек 18-фунтового калибра. (59) Он же 18 июля писал, что в Нарве изготовлено 37 пушек (из них 24-фунтовых - 18, 18-фунтовых - 16 и 12-фунтовых - 3). (60) В начале 1706 г. попытались найти удобное помещение для литья пушек в Иван-городе, но пришли к выводу, что это невозможно. А в 1710 г. в Нарве было вылито 16 пушек 6-фунтового калибра, которые отправили в Кроншлот. (62) Кроме того, производство пушек налаживалось в Новгороде, где в марте 1705 года была вылита 21 пушка 3-фунтового калибра (63); а также в Киеве, где в 1706-1707 годах было изготовлено 50 пушек 3-фунтового калибра. (64) Однако эти «центры» оказывались недолговечными.
 
Основное производство по-прежнему было сосредоточено в Москве и на Олонецких заводах, получивших в 1705 году заказ на изготовление 1700 пушек, из них 100 крупного калибра. (65) Причем некоторое время продолжались поставки и со старых заводов (Устрецких и Лижемских): в 1703 г. на Олонецкую верфь с них было прислано 72 пушки, а в 1704 г. - 27 пушек. (66) В основном орудия с этих заводов посылались на Олонецкую верфь, но часть из них присылалась и в Петербург на Адмиралтейский двор: в августе 1705 г. в Петербург было привезено 12 пушек (но 8 из них отдали во флот) (67), затем на Адмиралтейский двор поступило ещё 83 пушки, но при испытании 14 из них разорвало (68); а в 1706 году было принято ещё 46 пушек. (69)
 
Позднее один из иностранцев отмечал, что Петр «в Олонце... приказал отливать столь превосходные чугунные пушки 24-фунтового калибра, каких нет нигде в Европе». Он же сообщал, что «в 1715 г. несколько чугунных пушек было доставлено из Сибири, там отлитых», но они, хотя по внешнему виду превосходили олонецкие, но по качеству уступали им. (70) Из этого можно сделать вывод, что литьё пушек продолжалось и на Уральских заводах, но документальных подтверждений этому факту в нашем распоряжении не имеется.
 
Таким образом, в первом десятилетии XVIII в., в условиях тяжелого военного времени, в России было налажено крупномасштабное производство артиллерии, которая уже в первых боевых операциях стала играть решающую роль. (С. 102)
___________________________________________________________
1) Богословский М. М. Петр I. Материалы к биографии. Т. III. М., 1945. С. 153-154. Это также отметил и В. Н. Захаров - Захаров В. Н. Западноевропейские купцы в России: Эпоха Петра I. М., 1996. С. 221.
2) Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого. Т. II. СПб., 1858. С. 567.
3) Нилус А. История материальной части артиллерии. Т. I. СПб., 1904. С. 184.
4) Богословский М. М. Указ. Соч. С. 155.
5) Колосов Е. Е. Развитие русской артиллерии в первой четверти XVIII в. // Сборник докладов военно-исторической секции Ленинградского дома ученых им. А. М. Горького. № 3. М.; Л., 1960. С. 99-100.
6) Журнал или Поденная записка блаженныя и вечнодостойныя памяти государя императора Петра Великого с 1698 года даже до заключения Нейштадского мира. Ч. I. СПб., 1770 (далее - Журнал Петра Великого). С. 25.
7) Ратч В. Осада Нарвы в 1700 г. // Артиллерийский журнал. 1858. № 3. Отд. II. С. 79; Нилус А. Указ. Соч. С. 184.
8) Ратч В. Указ. Соч. С. 80; Нилус А. Указ. Соч. С. 185.
9) Ратч В. Указ. Соч. С. 79.
10) Карцов А. П. Военно-исторический обзор Северной войны. СПб., 1844. С. 40.
11) Бранденбург Н. Е. Пятисотлетие русской артиллерии. СПб., 1889. С. 31; Гудим-Левкович П. К. Историческое развитие вооружённых сил в России до 1708 г. СПб., 1875. С. 75; Петров А. В. Город Нарва, его прошлое и достопримечательности в связи историей упрочения русского господства на Балтийском побережье. СПб., 1901. С. 273; Епифанов П. П. Россия в Северной войне // Вопросы истории. 1971. № 6. С. 125.
12) Тимченко-Рубан Г. И. Первые годы Петербурга. С. 34.
13) Зверев Б. И. Страницы русской морской летописи. М., 1960. С. 41.
14) Тарле Е. В. Северная война и шведское нашествие на Россию // Избранные сочинения. Т. III. М., 1994. С. 69.
15) Прочко И. С. История развития артиллерии. Т. I. М., 1945. С. 81.
16) Баиов А. Курс истории военного искусства. Вып. II. Эпоха Петра Великого. СПб., 1909. С. 59; Строков А. А. История военного искусства. Т. I. М., 1955. С. 476.
17) Устрялов Н. Г. Указ Соч. Т. IV. Ч. II. СПб., 1863. Прилож. II. № 62. С. 188.
18) Там же. № 65. С. 191.
19) Там же. № 71. С. 196.
20) РГА ВМФ. Ф. 177. Оп. 1. Д. 50. Л. 315.
21) Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. 1. Д. 164. Л. 3.
22) Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. IV. Ч. II. № 101. С. 201.
23) Соловьёв С. М. История России с древнейших времён // Сочинения. С. 604.
24) Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. IV. Ч. II. С. 472.
25) Журнал Петра Великого. Ч. I. СПб., 1770. С. 28.
26) Гудим-Левкович П. К. Указ. Соч. С. 79.
27) Петров А. В. Указ. Соч. С. 273.
28) Бранденбург Н. Е. Материалы для истории артиллерийского управления в России. Приказ Артиллерии (1701-1720). СПб., 1876. С. 159.
29) Гиппиус В. Лейб-гвардии бомбардирская рота в царствование императора Петра Великого. СПб., 1883. С. 232-233.
30) Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. 1. Д. 48. Л. 392.
31) Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. IV. Ч. II. Прилож. II. С. 245.
32) Глаголева А. П. Олонецкие заводы в первой четверти XVIII в. М., 1957. С. 40.
33) Там же. С. 41.
34) Глаголева А. П. Указ. Соч. С. 51.
35) Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. IV. Ч. II. Прилож. I. С.25.
36) Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. V. // ОР РНБ. Ф. 1000. СОП. Оп. 2. № 1441. Л. 5.
37) Глаголева А. П. Указ. Соч. С. 54.
38) Глаголева А. П. Указ. Соч. С. 55-56.
39) Материалы для истории русского флота (далее - МИРФ). Ч. I. СПб., 1865. С. 39.
40) РГА ВМФ. Ф. 223. Оп. 1. Д. 7. ЛЛ. 46, 48.
41) Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 787.
42) РГА ВМФ. Ф. 177. Оп. 1. Д. 50. ЛЛ. 1530, 1535.
43) Устрялов Н. Г. Указ. Соч. Т. IV. Ч. II. Прилож. II. С. 267.
44) Павленко Н. И. Продукция уральской металлургии в начале XVIII в. // Полтава. М., 1959. С. 193-194.
45) Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. Л. 729.
46) Реляция о взятии Нотебурга // Письма и бумаги Петра Великого (далее - ПБП). Т. II. СПб., 1889. С. 100; Журнал Петра Великого. С. 59 ; Журнал боевых действий российских воск, главным образом флота, в царствование Петра Великого. Житие и дела великого государя... // ОР РНБ. Ф. 359. Колобов Н. Я. Д. 655. Л. 30.
47) Журнал Петра Великого. Ч. I. С. 60-61; Ласковский Ф. Ф. Материалы для истории инженерного искусства в России. Ч. II. СПб., 1861. С. 126; Кротков А. С. Указ. Соч. С. 205.
48) Журнал Петра Великого. С. 63; Житие и дела великого государя. Л. 35.
49) Журнал Петра Великого. С. 63.
50) Житие и дела великого государя. Л. 35.
51) Военно-походный журнал с 3 июня 1701 г. по 12 сентября 1705 г.) генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева, посланного по высочайшему повелению в Новгород для охранения тех городов и иных тамошних мест от войск шведского короля // Материалы Военно-Ученого архива Главного Штаба. Т. 1. СПб., 1871. Стб. 126.
52) Юрнал осады Юрьева // ПБП. Т. III. СПб., 1900. С. 169; Журнал Петра Великого. Ч. I. С. 93; Ласковский Ф. Ф. Указ. Соч. С. 155-156.
53) Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. 1. Д. 4. ЛЛ. 133-134.
54) Там же. Д. 48. Л. 392.
55) Там же. Д. 48. Л. 397.
56) Там же. Д. 9. ЛЛ. 71-72.
57) Там же. Л. 78.
58) Там же. Л. 165.
59) Там же. Д. 6 Л. 406.
60) Там же. Л. 407.
61) Там же. Д. 10. Л. 38.
62) ПБП. Т. X. М., 1956. С. 549, 576.
63) Архив ВИМАИВиВС. Ф. 2. Оп. 1. Д. 6. Л. 456.
64) Там же. Д. 164. Л. 106; Д. 33. Л. 434.
65) Глаголева А. П. Указ. Соч. С. 101.
66) РГА ВМФ. Ф. 177. Оп. 1. Д. 83. ЛЛ. 186, 213, 214.
67) МИРФ. Ч. I. С. 98.
68) РГА ВМФ. Ф. 177. Оп. 1. ЛЛ. 177-179.
69) Там же. ЛЛ. 181-182.
70) Вебер Ф. Х. Преображенная Россия // Петербург Петра I в иностранных описаниях / Ред. Ю. Н. Беспятых. Л., 1991. С. 109-110.
 
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.