Справка Информационного отдела ОГПУ об убое и разбазаривании скота. 17 декабря 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.12.17
Источник: 
Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы Том 2. ноябрь 1929 — декабрь 1930. Москва РОССПЭН 2000. Стр. 762-771.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 7486. Оп. 37. Д. 133. Л. 165—146. Ротаторный экз. с подлинника.

№ 271

17 декабря 1930 г1*

Совершенно секретно.

В последнее время на Украине, в СКК, НВК, ЦЧО, ИПО, Западной обл., Московской обл., в Казахстане, Башкирии, Татарии, Северном крае, Нижегородском крае и Грузии усилились и приняли широкие размеры убой и распродажа молочно-продуктивного и мелкого скота, распродажа и убой лошадей163. Хищнически истребляется и вырезается молодняк, в том числе и племенной. Поголовье рабочего, молочного, продуктивного и особенно мелкого скота, за 2 — 3 месяца местами сократилось на 50 — 75%. Повсеместно наблюдается резкое сокращение, а нередко и полное уничтожение всего скота в кулацких и части зажиточных хозяйств.

Перегибы и искривления классовой линии в мясо- и хлебозаготовках, в последнее время участившиеся, принявшие в некоторых районах массовый характер и вылившиеся в безобразное извращение линии партии, послужили в значительной мере толчком к усиленному забою и распродаже скота середняками и бедняками.

Кулаки используют перегибы в практике заготовок в целях сокращенческой агитации и застращивания середняков, якобы, предстоящим «рассереднячиванием», «принудительной коллективизацией всех единоличников после окончания хлебозаготовок» и т. п.

В некоторых районах наблюдается стремление многокоровных и многолошадных зажиточных семей, обложенных индивидуальным налогом и твердыми заданиями или спасающихся от этого, «поравняться на серединку» путем частичной ликвидации своего хозяйства, в первую очередь за счет скота.

Часть середняков, намеревающихся вступить в колхозы, перед вступлением в них распродает весь скот или только лошадей, оставляя себе коров («коровы в колхозе не обобществляются» — Московская обл.). На Украине распродажа скота производится середняками, намеревающимися вступить в колхозы, из-за отсутствия денег для внесения вступительного пая.

В Московской обл., на Украине усиленная распродажа отчасти вызвана кормовым кризисом.

Массовая распродажа рабочих лошадей, а иногда убой или оставление их на произвол по Московской обл., ИПО и Северному краю вызваны также нежеланием зажиточных и середняков работать в порядке трудгужповинности на лесозаготовках или извозе.

Чрезмерное применение трудгужповинности в некоторых районах явилось основной причиной начавшегося разбазаривания лошадей.

Усиленному забою мелкого и мясного скота способствует большой разрыв между рыночными ценами на мясо и ценами на скот у госзаготовителей. Это обстоятельство вызвало усиление спекуляции мясом, причем убивается и пускается в продажу даже законтрактованный и племенной скот.

Борьба с хищническим истреблением племенного и законтрактованного скота повсеместно ведется недостаточно энергично. Члены сельсоветов и деревенские коммунисты иногда сами подавали сигнал к уничтожению скота, первыми распродавая или забивая молодняк, коров, мелкий скот и лошадей.

Практика оштрафования крестьян за убой скота без соответствующего разрешения пятью — пятнадцатью рублями ни в какой мере не в состоянии сдержать истребление скота. Такой штраф крестьяне погашают продажей 2 —3 кг мяса. Были случаи, когда крестьяне предлагали взять с них штраф авансом.

Положение в отдельных районах характеризуется следующим:

Украина. В последнее время по ряду районов бывшего Луганского, Николаевского, Черниговского, Киевского, Криворожского, Проскуровского, Одесского, Харьковского и других окр. усилилась и приняла массовый характер распродажа рогатого скота и особенно лошадей. Лошадей распродают преимущественно середняки. Убой скота особенно усилился после опубликования постановления ВУЦИК о воспрещении убоя скота. Это постановление использовано кулаками и антисоветскими элементами, распространившими слух (удобным доводом для них послужили участившиеся перегибы) о предстоящем, якобы, отборе скота.

Усиленно распродается скот середняками, намеревающимися вступить в колхозы. Не имея денег для внесения вступительного пая, середняки с этой целью разбазаривают скот.

Немалую роль в усилении распродажи лошадей играет дороговизна и недостаток корма. Крестьяне предпочитают продать осенью лошадей и корм с тем, чтобы весной вновь приобрести лошадей. Цены на лошадей упали до небывало низких размеров.

В Старобельском, Остерском, Обуховском, Николаевском, Никопольском районах последнее время наблюдается массовая распродажа за бесценок и убой скота бедняцкими и середняцкими хозяйствами.

В Никопольском районе лошадь продается по цене от 10 до 40 руб. В Николаевском районе самая лучшая лошадь продается за 100 руб. (причины убоя указаны выше).

Благодаря массовой продаже скота отмечено большое перевыполнение плана по мясозаготовкам. За 20 дней ноября Старобельский райзерносоюз выполнил мясозаготовительный план на 300%, а райпо (план больше) на 96%. Общее уменьшение поголовья стад по району составляет 21%.

Кроме рогатого скота, заготорганы по весьма низким ценам скупают на мясо лошадей. Большую часть лошадей скупают частные лица, которые шкуры убитых лошадей продают, а мясом кормят свиней и собак, а иногда просто выбрасывают мясо. Борьба с массовым убоем скота почти не ведется.

В Старо-Ушицком, Каменецком, Дунаевецком, Городокском, Купянском (бывшего Проскуровского окр.) и Пулинском (бывшего Волынского окр.) районах в последнее время отмечена массовая распродажа за бесценок рабочего скота, главным образом, лошадей.

В этих районах стоимость лошади упала до 15 и меньше рублей. Многие крестьяне просто выгоняют лошадей в поле. В ...2* районе при милиции находится 6 лошадей, которых, несмотря на извещения, никто не берет; в Пулине поймано 8 лошадей, за которыми никто не является; в Каменце после базара на площади ежедневно остается 1—3 лошади, брошенные умышленно.

Продажу лошадей и рогатого скота крестьяне объясняют невозможностью прокормить их вследствие неимоверного вздорожания корма. Усилению распродажи лошадей способствовали распространенные кулаками слухи о начавшейся войне с поляками и предстоящем, якобы, изъятии скота.

Большую часть лошадей скупают спекулянты, которые, убивая лошадей, сдают только кожи Кожсиндикату.

Продают скот, главным образом, единоличники-середняки. В числе причин распродажи скота последними является отсутствие денежных средств для внесения пая при вступлении в колхоз.

В Чугуевском районе (бывшего Харьковского окр.) усилилась и приняла массовые размеры распродажа бедняками и середняками рабочих лошадей. Цены упали до небывало низкого уровня (несколько рублей). Крестьяне объясняют распродажу лошадей невыгодностью содержания ее зимой при чрезвычайном вздорожании корма. Крестьяне предпочитают сейчас продать лошадей и сено на частном рынке с тем, чтобы весной приобрести на вырученные деньги новых лошадей.

В с. Санжаровке, Васильевке Гуляй-Польского района распространились слухи о предстоящей в недалеком будущем крупной мясозаготовке и запрещении убоя свиней. В результате наблюдается почти поголовный забой свиней и разбазаривание рогатого скота.

В с. Мангейм, Зельц, Баден, Владимировна и др. Зельцского района кулаки распространили слухи о скорой конфискации всего скота. В связи с этим крестьяне начали убивать и распродавать скот, особенно молодняк.

Средне-Волжский край. Как следствие большого разрыва цен на скот на частном и государственном рынке, незначительного его отоваривания при сдаче заготовителям, участившихся перегибов в мясо- и хлебозаготовках наблюдается усиление распродажи (принявшей в некоторых районах массовый характер) скота крестьянами-единоличниками, преимущественно середняцкой и зажиточной частью деревни.

Кулачество, спешно разбазаривая свой скот, ведет агитацию и распространяет провокационные слухи (используя перегибы) о поголовном изъятии скота у единоличников, призывает крестьян «распродавать скот, пока не поздно». В значительной мере распродажа скота происходит по спекулятивным соображениям. Реальной борьбы с убоем местные коммунисты и сельсоветы почти не ведут, часто сами являясь застрельщиками резки скота.

Из боязни быть причисленными в разряд зажиточных двухлошадники и двухкоровники-середняки распродают часть скота.

По с. Снугаревки Ульяновского района наблюдаются массовая распродажа скота и большое сокращение стада. Из недавних шестнадцати двухкоровных хозяйств сейчас осталось всего семь. Хозяйства, имевшие раньше по 15 — 20 овец, большую часть их прирезали, оставив не более 2 — 3 овец на хозяйство.

В д. Быковка Рузаевского района кулаками распространен слух, что, якобы, весь молодняк рогатого скота отбирается у населения и передается в животноводческие совхозы. Под влиянием этих слухов началась массовая распродажа и убой молодняка.

Распродажа скота, преимущественно кулаками и верхушечной частью середнячества, в спекулятивных целях имеет место в Мокшанском, Астрадамовском, Чалковском3*, Карсунском и Больше-Глушицком районах.

Настроение единоличников в отношении мясозаготовок и вопросов животноводства характеризуется следующими фактами:

В с. Новая Карьга Краснослободского района крепкий середняк в разговоре в лавке ПО заявил: «При мясозаготовках говорили, что после сдачи скота получите дефицитных товаров на 35%, а в результате получим за корову только на 4 руб. Это грабиловка, надо тогда прямо сказать: «Берем корову и ладно».

В с. Пачельма того же Краснослободского района среди крестьян наблюдается большое недовольство резким разрывом рыночных цен с лимитами госмясозаготовителей. Середняк в беседе заявил: «Скотину приходится отдавать чуть ли не даром. Скотину веди, а нам, кроме селедки, ничего не дают. Я берег овец для того, чтобы купить для избы досок, но мне их не дают, а скотину веди по дешевой цене». Такие разговоры часты.

В ст. Н.-Шкадате Лунинского района бедняк в группе односельчан говорил: «Через год не будет мясозаготовок, так как при таком положении никто не станет держать скотину. Вот тогда мы перейдем на непрерывку» (картофель).

Ивановская Промышленная обл. По многим районам области к октябрю мес. сильно возросли убой рогатого продуктивного скота и распродажа лошадей. В ноябре мес. разбазаривание лошадей, продажа и убой скота приняли почти повсеместный массовый характер, поголовье стада за короткий срок резко уменьшилось, особенно по молодняку и лошадям. В некоторых селах количество лошадей уменьшилось на 50%, и почти полностью уничтожен рогатый молодняк и свиньи.

Цены на лошадей упали до 40—15 руб., старых лошадей крестьяне просто выгоняют со двора. План мясозаготовок по лошадям в некоторых районах перевыполнен более, чем вдвое. Заготовители сами способствовали распродаже, скупая на мясо пригодных к работе лошадей. Борьба с убоем скота почти не ведется. Штрафование за убой десятью — пятнадцатью рублями никакого впечатления на крестьян не производит. Были случаи, когда отдельные середняки предлагали взять штраф авансом.

Члены сельсоветов, сельские коммунисты и колхозники часто сами подавали сигнал к убою скота, первыми прирезая своих телят, коров и свиней.

Киржачский район. В д. Финеево и Федоровское из общего количества лошадей в 400 голов 170 рабочих лошадей распродано.

Гусевский район. В с. Константиново из 60 рабочих лошадей 34 продано, убито племенных жеребят — 4.

Шуйский район. За несколько дней по двум сельсоветам убито 20 коров и 4 головы рогатого молодняка. По Пустошинскому и Даниловскому районам в сельсоветы и ветучастки поступают массовые заявки с требованием разрешения убоя молочного скота.

Буйский район. В д. Копытово почти поголовно вырезан весь рогатый молодняк.

Гаврилово-Ямский район. По нескольким селам вырезано 35 голов молодняка.

Суздальский район. Массовая распродажа лошадей отмечена в селениях М.-Борисовском, Романовском и Яневском. В Романове из 17 годных к работе лошадей осталось всего 3, остальные проданы, здесь же идет резка молодняка.

Почти поголовный забой свиней произведен в д. Филисово, Проскуряково, Афонинская, Роговская Вязниковского района; в Аксеновском сельсовете Селивановского района; в Романцевском сельсовете Буйского района; в Абакумлево Суздальского района.

Владимирский район. В Давыдовском сельсовете в октябре за 12 дней зарезано 88 голов скота.

В Солигаличском районе ввиду массовой распродажи лошадей цены на них упали до 15 руб.

Борисовский район. В конце октября на каждый базар выводилось на продажу до 300 голов лошадей. Цены на них упали до 30 — 50 руб.

Мологский район. Уничтожение рогатого племенного скота и особенно молодняка приняло массовые размеры. В октябре за 2 только дня по одному сельсовету зарезано 100 голов молодняка. За 15 дней по другим сельсоветам вырезано около 300 голов племенного и мясного рогатого молодняка. В Шумаровском сельсовете сигнал к массовому убою подал председатель сельсовета, кандидат ВКП(б), зарезавший племенного бычка. После него к концу октября по деревням этого сельсовета убито без разрешения: 88 телок, 3 свиньи и с разрешения председателя сельсовета 122 головы рогатого молодняка, без разрешения зарезано: по Бобринскому сельсовету — 19 голов, по Феодорицкому сельсовету — 25 голов, по Хлебневскому — 8 голов.

Угличский район. Без разрешения сельсоветов в д. Хлудово, Удалихино и с. Улейма зарезано 12 голов рогатого молодняка. На базары в г. Углич (базар бывает 3 раза в неделю) выводится для продажи от 30 до 40 голов рогатого скота и лошадей. Конторой Союзмясо к 1 ноября план заготовки лошадей уже перевыполнен.

Массовый убой скота, кроме перечисленных выше районов, наблюдается также в Киржачском, Ковровском, Вичугском, Ивановском и Гороховецком районах.

В числе причин распродажи лошадей, кроме агитации кулаков, распространяющих всевозможные провокационные измышления, следует отметить желание уклониться от работы в порядке трудгужповинности, на лесозаготовках.

«Трудгужповинность проводят по низким ценам, может ли крестьянин прокормить лошадь на 1,5 руб. в день, выгоднее продать лошадь» (середняк с. Заколпье).

«Кому хочется ехать за такую плату на лесозаготовки? Можно доездиться до того, что лошадь подохнет под возом. Поневоле распродаешь и убиваешь скотину, иного выхода нет» (середняк с. Григорьево Гусевского района).

Сильное вздорожание и недостаток кормов и перегибы при сенозаготовках в отдельных местах, в известной мере, также повлияли на усиление распродажи скота вообще и лошадей в частности.

Сыграла свою роль также боязнь многоскотных попасть в категорию зажиточных и подвергнуться твердому обложению. Эту боязнь вселяет агитация антисоветских элементов и кулаков, использующих перегибы в практике заготовительной кампании для застращивания середняков. В Ивановском районе отмечены случаи разбазаривания скота единоличниками, намеревающимися вступить в колхоз. Разрыв цен на скот на частном и государственном рынке, при низком проценте отоваривания заготовляемого скота, в отдельных районах также способствовал утечке скота на частный рынок.

Благодаря неповоротливости заготовительной периферии Молживотноводсоюза, не применявшего мер к своевременному снятию законтрактованного племенного молодняка, последний в большей свой части крестьянами прирезан.

Северный край. По Ухотскому, Павловскому, Шильдскому сельсоветам Каргопольского района, Велико-Устюгскому, Карпогорскому, Холмогорскому, Пинежскому и ряду других районов отмечается усиленная распродажа единоличниками, главным образом зажиточными и середняками, рабочих лошадей. Причиной, как и по Иваново-Промышленной обл., является нежелание «работать за бесценок, по принудиловке на лесозаготовках». С целью избежать трудгужповинности отдельные домохозяева даже убивают лошадей.

Середняки говорят: «Теперь надо продавать последнюю лошадь, а то совсем в землю загонят. В эту зиму в связи с лесозаготовками у нас многие продают последних лошадей, так как иначе придется ехать на лесозаготовки задаром» (разговоры на конском базаре в г. Великий Устюг).

Кулаки, используя действительные недочеты в организации и проведении лесозаготовок (невыдача зарплаты еще за прошлый год, низкие расценки, плохое снабжение и премирование промтоварами и т. п.), ведут агитацию за разбазаривание лошадей, застращивания ужасами лесозаготовок — «крепостного права», как заявляют кулаки.

Хищнически истребляют свой скот и сами кулаки, распродавая и прирезая почти весь скот из боязни дополнительного раскулачивания.

Чтобы освободиться от вывозки леса, кулаки пригодных для работы лошадей променивают беднякам и середнякам на кляч, много продают на деньги, и, больше того, масса лошадей бросается на улицу. По району брошенных лошадей бродит до 600 шт. (Устьянский район).

Поддаваясь агитации кулаков («скоро будут раскулачивать и середняка»), середняки производят убой молочно-продуктивного скота и молодняка. В некоторых районах за последнее время поголовье рогатого скота сильно уменьшилось.

Вельский район. В Шеновском сельсовете за несколько дней убито 50 коров и 14 голов молодняка.

Кубино-Озерский район. В Шуйском сельсовете за 15 дней зарезано 96 голов скота.

Тотемский район. За последнее время стадо молочного скота уменьшилось на 10%.

Частью середнячества убой скота производится исключительно в спекулятивных целях. Крестьянин, убивая свою корову, выручает на продаже мяса 1 тыс. руб. и взамен убитой покупает корову за 400 — 500 руб.

Среди крестьян Пустошинского сельсовета наблюдается убой молочного скота. Мясо на рынке продается по 4 — 5 [руб.] кг. Скот в основном убивается середняками (Приморский район).

Уничтожению скота многоскотными середняцкими хозяйства в известной мере способствовала установленная система промтоварного премирования сдатчиков масла. За сданный килограмм масла двухкоровнику выдавали промтоваров на 63 коп., а однокоровнику — на 1 руб. 24 коп. В результате двух-коровники начали продавать и прирезать вторых коров (Кубино-Озерский район).

Наложение штрафа в 5 —10 руб. за убой скота крестьяне встречают насмешкой: «Это пустяки, стоит только продать 3 кг мяса».

Нижегородский край. В последнее время по ряду районов усилилась распродажа и убой скота середняцкими хозяйствами.

В Фоминском районе под влиянием распространенных кулаками слухов о том, что «в скором времени будет перепись скота с целью воспретить продажу и убой его», в д. Семеновке и Ольгине в течение двух дней забито свыше 40 голов свиней, преимущественно молодняка.

Большие размеры имеет убой скота по Мари-Турекскому кантону Марийской обл., Унинскому району, Зуринскому и Дебесскому еросам Вотской обл. и Омутинскому району.

Ленинградская обл. В Устюжинском районе (бывшего Череповецкого окр.) кулаками-мясниками и антисоветскими элементами были распространены слухи о том, что у крестьян скоро отберут всех свиней, забьют их, снимут шкуру, а мясо вернут крестьянам. Под влиянием этих слухов в Яснопольском сельсовете в течение трех дней убито 150 шт. хороших свиней.

Убой скота, в том числе и молодняка, наблюдается в ряде районов Ленинградской обл.

Западная обл. Кулаки и антисоветские элементы, используя перегибы в практике проведения хозяйственно-политических кампаний в деревне, усиленно агитируют за убой и распродажу скота.

По ряду районов — Сычевскому, Вяземскому и ряду др. — отмечается массовый убой и распродажа скота середняками.

По одному только Дорогобужскому району в этом году, по сравнению с прошлым, имеется значительное сокращение стада крупного рогатого, рабочего и мелкого скота. Количество лошадей (рабочих) сократилось на 11%, молодняка до 4 лет — на 14%, рогатого скота до 4 лет — на 43%, молодняка от 2 до 3 лет — на 71%, быков и нетелей от 3 и старше лет — на 90%, коров — на 35%, овец — на 16%.

Московская обл. Начиная с октября мес., массовые размеры приняли распродажа и убой рабочего и рогатого скота и, особенно, мелкого молодняка.

В отдельных селах разбазарено до 15% имевшихся к осени этого года лошадей. Во многих селениях лошади просто выгоняются со дворов и крестьяне отказываются от них.

Отмечено, что в ряде случаев середняки продают лошадей, покупают коров и вступают в колхоз («коров не обобществляют»).

В Павлово-Посадском районе из имеющихся 4 тыс. лошадей, по данным на 1 декабря с.г., продано 800. За последние 2 — 3 недели ЦРК закуплено и передано Союзмясу для убоя 250 лошадей. Лошади расцениваются до 13 руб.

В с. Рахманово из 40 имевшихся лошадей к началу декабря осталось только 14.

В с. Губино Ашитковского района 9 середняков продали лошадей и оставили себе только коров. Часть этих середняков подала заявления о вступлении в колхозы.

В Истринском районе по ряду селений отмечены не единичные факты, когда крестьяне пускают лошадей «на все четыре стороны».

В Кунцевском районе, по сведениями ветнадзора, на 1 декабря продано до 600 лошадей. Нередко крестьяне просто бросают лошадей в поле. В д. Мочевниках бродила лошадь с прикрепленной запиской: «Кормить нечем, беспризорная». За последнее время крестьяне приводят лошадей на ветпункты и бросают их. Владельцы таких лошадей не находятся (аналогичные факты отмечены по Волоколамскому району).

Массовое разбазаривание лошадей, кроме перечисленных районов, отмечено также в Петушинском, Ногинском, Ново-Петровском, Звенигородском, Ухтомском и других районах.

По Тарусскому, Сандовскому, Коломенскому, Реутовскому, Вышневолоцкому, Молоковскому, Серпуховскому, Весьегонскому и ряду других районов широкие размеры принял убой без разрешения сельсоветов молочно-продуктивного, в том числе и племенного, скота.

Исключительно широкие размеры принял убой молодняка и мелкого скота, среди которого убиваются и племенные, премированные подростки. В большом количестве деревень крестьяне повырезали телят, овец, поросят всех поголовно (почти по всем районам).

Вместе с племенным скотом убивается стельный, супоросный и котный скот.

Основной причиной массового убоя и распродажи скота является недостаток кормов. Режут и распродают скот из-за недостатка кормов и отдельные колхозы (Ухтомский, Истринский и другие районы).

В связи с проводимыми заготовками и допущенными перегибами в их практике отмечается особенно значительное уничтожение скота зажиточными и середняками, попавшими под индивидуальное обложение и твердые задания или опасающимися их. По многим районам отмечены тенденции многих кулацких зажиточных и отдельных середняцких семей ликвидировать, «за невыгодностью», свои сельские хозяйства и перейти на производство в город.

Часть кулацких и зажиточных семейств, воздерживаясь от окончательной ликвидации хозяйства, значительно его сокращает и стремится, таким образом, попасть в категорию «маломощных».

В с. Новоселки Шиловского района половина крестьян заметно ухудшает свое хозяйство. Молодняк, как было прежде, на зиму не оставляют. Большую часть скота продают на мясо. Сейчас в этом селении выброшен лозунг: «Не имей ничего лишнего». Многие зажиточные завидуют положению бедноты, заявляя в беседах: «С вас не берут большого налога и не дают твердых заданий».

В ряде случаев сброска рабочего скота связана с введением трудгужповинности. Отмечены факты, когда при чрезмерном ее применении крестьяне реагируют распродажей или убоем рабочего скота с целью избавиться от работы.

Большую роль играет агитация кулаков, распространяющих слухи о том, что «по окончании хлебозаготовок опять начнется принудительная коллективизация» (Подольский, Захаровский, Ремешковский и другие районы).

Демонстративно убивая свой скот, кулаки призывают последовать своему примеру и середняков: «Чем отдавать скот в колхоз или ждать, пока его отберут, лучше самим всю скотину порезать и поесть» (Малоярославецкий район). Нездоровые настроения наблюдаются и среди части середняков.

В Уваровском районе, в д. Хохловка середняк в группе крестьян во время общего собрания говорил: «Нужно порезать всех телят, дать почувствовать Советской власти, что она злобит только мужика своими законами и обязательными постановлениями, тогда она лучше осознает и разрешит нам жить вольно».

Агитация за распродажу скота и его уничтожение просачивается и из города.

В связи с массовым убоем скота усилилась спекуляция мясом и кожами. Несмотря на большое предложение скота и его убой, цены на мясо почти не снижаются. Шкуры убитого скота скупаются частником, перерабатываются кустарным образом и почти совсем не попадают государственным кожзаготовителям. Свиные кожи на заготпункты не попадают вовсе.

Северный Кавказ. В последнее время по краю усилился убой и разбазаривание рабочего и молочно-продуктивного скота. Большие размеры в отдельных районах принял убой молодняка. Особенно неблагополучное положение наблюдается в Романовском, Мечетинском, Ново-Александровском, Минводском, Таганрогском и Петровском районах. Только за 20 последних дней ноября по 17 районам края убито и распродано свыше 6 тыс. голов скота. Убивают скот (главным образом овец) и отдельные колхозы, причем шкурки кожзаготовителям не сдаются, а перерабатываются кустарным образом (Мечетинский район).

В Романовском районе наблюдается массовое уничтожение мелкого скота, главным образом, овец и свиней, в том числе, нередко котных и поросных. Крестьяне спекулируют мясом, доставляя его на ростовский рынок в чувалах и чемоданах.

На славянский рынок ежедневно пригоняется на продажу свыше 200 голов рабочего скота: лошадей и волов, цены на которых в последнее время резко снизились. Лошадь стоит 70—120 руб., пара быков 200 — 230 руб.

Во многих селах Петровского района наблюдается усиленная распродажа и убой скота хозяйствами, вступающими в колхозы, вследствие чего рассевая заготовка скота заметно увеличивается. Скотозаготовительные организации, стремясь больше заготовить, совершенно не учитывают обстоятельств, увеличивших предложение скота, которые неизбежно поведут как к общему сокращению поголовья, так и к уменьшению тягловой силы колхозов.

Хищнически уничтожают скот кулаки и зажиточные, спешно ликвидирующие хозяйства и переселяющиеся или бегущие в другие районы.

В связи с усилившимися и принявшими в отдельных районах широкие размеры перегибами в практике хлебозаготовок, затронувшими бедняка и середняка, наблюдается усиление сокращенческих тенденций среди единоличников и уход их на заработки в города с полной или частичной ликвидацией хозяйства. Только по 73 сельсоветам за 1 — 1,5 месяца выехало из района на заработки свыше 300 домохозяев и 1 тыс. чел. переселилась в другие районы. Особенно массовые размеры сокращение и ликвидация хозяйств приняли в районах, населенных казачеством.

Нацобласти СКК. По Осетии, Кабарде, Чечне, Карачаю и другим нацобластям СКК, Дагестану, наблюдается усиление забоя скота кулаками и зажиточными. Распространяя слухи о предстоящем отборе скота у всех единоличников, кулаки подбивают на уничтожение скота и бедняцко-середняцкую часть населения. Такие слухи намеренно распространяют также спекулянты мясом, использующие общую панику для скупки скота, распродаваемого за бесценок.

Нижне-Волжский край. Под влиянием кулацкой агитации о предстоящем изъятии у единоличников скота и в связи с перегибами в ходе мясозаготовок и хлебозаготовок широкие размеры принял в последнее время убой и разбазаривание скота. Скот убивается преимущественно зажиточными, но отчасти и середняцкими, и бедняцкими хозяйствами. Даже отдельные колхозы в последнее время усилили убой скота.

Массовый характер убой скота имеет в следующих районах: Николаевском, Колышлейском, Мало-Сердобинском, Калачевском, Енотаевском, Сердобском, Даниловском, Сталинградском, Котельниковском и в Калмыцкой автономной обл.

ЦЧО. Убой крупного и, особенно, мелкого скота единоличниками в последнее время по многим районам принял широкие размеры. В некоторых селах за одну ночь убивалось до 50 и более голов скота.

Верхне-Хавский район. В с. Нижняя Маза под влиянием агитации кулака за один день прирезано 40 шт. телят и 150 шт. овец.

Верховский район. За 15 дней в районе вырезано свыше 120 телят. Только в Маховском сельсовете за то же время вырезано 30 телят и 40 овец.

Русановский район. В д. Шинково по причине доведения твердого задания по мясозаготовкам до двора середняков убой скота принял массовые размеры. Только за одну ночь убито 30 овец и 15 телят.

В основном усиление убоя и разбазаривания скота единоличниками-середняками вызвано перегибами и искривлениями классовой линии в практике мясо- и хлебозаготовок, использованными в своей агитации кулаками для застращивания середняков предстоящим «рассереднячиванием», «насильственным загоном в колхозы» и т.п. Отсутствие разъяснительной работы среди населения и недостаточность мер административного порядка в отношении лиц, занимающихся злостным уничтожением скота, лишь способствуют увеличению размеров убоя. В известной мере росту убоя скота способствует также резкий разрыв цен на частном рынке и у госзаготовителей. Оштрафование за убой скота никакого впечатления на крестьян не производит, так как штраф покрывается продажей 3—5 кг мяса.

Казахстан, Во второй половине ноября под влиянием агитации баев и недорода в Чаяновском районе усилилась распродажа скота, принявшая в отдельных аулах массовые размеры. Сало и мясо вывозится на ташкентский и другие рынки. Баи и аткаминеры4* почти поголовно уничтожают свой скот, призывая следовать своему примеру и бедняцко-середняцкую прослойку.

«Пока существует Советская власть, она не оставит ни одного человека со скотом, поэтому скот надо уничтожать заблаговременно», — агитирует аткаминер аула № 16 Чаяновского района.

Усиление убоя и распродажи скота наблюдается в Челкарском, Темирском, Акбулакском и в ряде других районов.

Башкирия. В отдельных районах (Бирский, Белебеевский, Чишминский, Приютовский и др.) кулаки усиленно распространяют слухи о предстоящем отборе скота и принудительной коллективизации: «В нынешнем году коллективизация будет проводиться прошлогодними методами, поэтому скот нужно резать, в колхозе резать не дадут». Под влиянием таких слухов не только зажиточные хозяйства, но и середняки убивают на мясо скот, в том числе и законтрактованный.

Татария. Елабужский район. Население д. Ананьино и пос. Лугового, чтобы освободиться от гужповинности, распродает рабочих лошадей, оставляя для себя молодняк в возрасте от 2 до 3 лет. В связи с распространившимися слухами о массовой мясозаготовке и отборе у единоличников скота наблюдается усиление забоя молочного и рабочего скота. В ряде районов наблюдается хищническое уничтожение скота зажиточными хозяйствами.

Грузия. По неполным данным, за 1930 г. поголовье всех видов крупного скота уменьшилось на 41 200 голов, количество овец на 36 тыс. голов, свиней на 59,5 тыс. голов. Основная масса скота порезана во время весенних перегибов при коллективизации. В настоящее время вновь наблюдается тенденция к массовому убою и разбазариванию скота. В одном только Хевском районе за год распродано на рынках г. Тифлиса и на Северном Кавказе до 47 тыс. голов баранты.

В основном разбазаривают скот кулаки и зажиточные слои крестьянства. Распространяя слухи о предстоящем, якобы, повторении перегибов весенней коллективизации, они увлекают за собой и середнячество, также проявляющее в настоящее время склонность к сокращению скота в своих хозяйствах.

По ряду районов отмечено усиление предложения Союзмясу овец-молодняка. Ягнята на заготовительные пункты сдаются в крайне истощенном состоянии и большими массами падают.

Начальник ИНФО ОГПУ Запорожец5*

Помощник начальника 1 отделения ИНФО Иванов5*       

1* Датируется по штампу на документе.

2* Название района неразборчиво.

3* Чалковский район в составе Средне-Волжского края в справочниках административно-территориального деления СССР за 1930—1931 гг. не обнаружен.

4* Аткаминер — зажиточный хозяин.

5* Подписи — факсимиле.

163 Осенью 1930 г. был принят ряд законов против убоя скота. Так 1 ноября 1930 г. постановлением ЦИК и СНК СССР было измененено постановление от 16 января 1930 г. С целью сохранения племенного и стельного скота, молодняка и производителей до 31 декабря 1931 г. был запрещен их убой. Нарушители подвергались штрафу в размере до десятикратной стоимости убитого животного. У кулаков и частных скупщиков, нарушавших закон, местные органы власти имели право конфисковать весь скот или часть его, привлечь кулаков и скупщиков к уголовной ответственности (лишение свободы до 2 лет). Должностные лица, нарушавшие постановление, привлекались к уголовной ответственности за должностные преступления (СЗ СССР. 1930. № 57. Ст. 598). Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 6 ноября 1930 г. запрещало убой хозяйственно-пригодных лошадей и конского молодняка (СУ РСФСР. 1930. № 42. Ст. 514).