№ 81. Стенограмма совещания у наркома внешней и внутренней торговли СССР А. И. Микояна о закупках хлопка в США — 18 июня 1927 г.

Реквизиты
Датировка: 
1927.07.18
Источник: 
Россия и США: экономические отношения 1917-1933. Сборник документов. М. “Наука” 1997. Стр. 187-192.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 166. Л. 93-99. Копия.

№ 81. Стенограмма совещания у наркома внешней и внутренней торговли СССР А. И. Микояна о закупках хлопка в США

18 июня 1927 г.

Секретно.

Присутствовали: т. Микоян, Фушман, Ионов, Дейч, Шаров, Двойлацкий, Фесенко.

[Представитель отделения Текстильимпорта в США:] Всего в прошлом сезоне мы получили задание купить в Америке около 500 тыс. кип хлопка. В прошлом году было куплено всего 202,1 тыс. кип хлопка. Таким образом, задание текущего сезона увеличилось почти вдвое. В счет этого количества по настоящий день нами было закуплено 407 350 кип хлопка. Весь этот хлопок, за исключением 13 130 кип, уже фиксирован. Кроме того, у нас имеется 105 тыс. кип фьючерсов[1], из них: июльских — 28 тыс., октябрьских — 58,9 тыс., декабрьских 17,3 тыс., итого — 105 тыс. кип. Если бы в отчетном году мы больше не покупали фьючерсов, мы полностью на этот год хеджировались[2] бы и будем иметь еще остаток фьючерсов на 1 октября 1927 г. в размере 35‑40 тыс. кип.

Техника закупки была проведена нами с максимальным соблюдением интересов синдиката. Так, из 108,1 тыс. кип фьючерсов куплено, начиная с 1 декабря 1926 г., не считая фиксации, только 2 тыс. кип по цене выше средней дня. Все же остальные были куплены по ценам ниже средней дня. Таким образом, все распоряжения Москвы о покупке фьючерсов, о фиксации и о применении фьючерсов в смысле количества нами были выполнены целиком.

Если в исключительно редких случаях нам не удавалось на все 100% выполнить задание Москвы, то это объясняется тем, что на нашем пути были препятствия чисто технического свойства, заключающиеся в следующем: как известно, в Нью-Йорке биржа работает с 10 утра до 3 час. дня, по субботам с 10 утра до 12 час. дня.

В редких случаях телеграммы приходили к нам в то время, как биржа должна была закрыться, и мы в тот самый день не могли выполнить задание Москвы. Но последующими биржевыми операциями мы выравнивали линию покупки. Трудности, которые были в нашей работе за последнее время, облегчились тем, что Москва дает нам приказы на известное количество фьючерсов и этот приказ действителен в течение известного времени, например недели. В пределах этого срока мы имеем возможность маневрировать.

Покупка онсов[3] заключается в том, что Москвой намечаются для нас, на основании получаемой информации, лимитные цены и иногда выбираются моменты самой закупки. Мы только просили бы, чтобы контора Текстильимпорта дала нам возможность, как это было всегда, выбирать фирмы, с которыми мы считали бы возможным и лучшим иметь дела. В настоящее время наши кредиты в Америке заключаются в следующем: у нас имеется соло-вексельный кредит[4] в 2 млн. в “Чейз националь банке” и 500 тыс. долларов в “Эквитебл-трест компании”, которые полностью использованы. Под американский хлопок мы имеем у “Чейз” 10 млн. долларов, в “Эквитресте” — 5,05 млн. долл., всего 15,05 млн. долл. По так называемому новому кредиту на финансирование хлопка через Госбанк на общую сумму в $ 10 млн. мы имеем в “Эквитресте” $ 7 млн. необеспеченного кредита — $ 1 млн. и обеспеченного хлопка в СССР $ 2 млн. В 1923/24 г. фактурная стоимость кипы хлопка, включая фьючерс плюс накладные расходы, равнялась $ 164,75 в 1924/25 г. — $ 168,73, включая накладные расходы, в 1925/26 г. — $ 126,25 и приблизительная цена кипы хлопка в 1926/27 г.  — $ 85,18.

Снижение цены в текущем сезоне вызвано очень большим урожаем хлопка в Америке, который был равен 18,5 млн. кип. Наша работа по фьючерсам велась под руководством Текстильимпорта, и мы выполнили те задания, которые были даны. Это наиболее сложная работа. Нам приходилось работать, выбирая наиболее удобное время для покупок. Всю информацию, которую необходимо было иметь, чтобы можно было ориентироваться в хлопковой торговле, мы получали от наших южных контор, от наших продавцов, и затем путем наездов на юг я сам получал всю необходимую информацию, которая должна дать исходный пункт для выгодных покупок.

Перед нами стояла задача расширить тот круг фирм, с которыми мы имели дело три года. Мы имели 15‑16 крупных фирм. Эту задачу нам за период моего пребывания не удалось выполнить потому, что в этот сезон почти весь хлопок, который нам был нужен, хлопок нашего качества, находился именно у этих 15‑16 крупных фирм. Они оперируют с хлопком высшего качества, который мы ввозим. Остальные фирмы торгуют преимущественно хлопком низкого качества, который мы не пускаем в обработку, но из которого американцы делают товар лучший, чем мы делаем из хорошего хлопка. Поэтому Текстильиморт поставил перед нами после известной проработки вопрос о том, чтобы позондировать почву насчет организации закупок хлопка более низкого качества. Мы это дело начали проводить и закупили около 35 тыс. кип. Прибывает этот хлопок сюда, но фабрики недовольны, им трудно переходить с прежнего хорошего длинноволосого хлопка на хлопок коротковолосый. Так как задача дня — заставить фабрики перейти на более дешевый хлопок, то в этом направлении мы будем продолжать работу.

В этом сезоне нам удастся заказы крупным фирмам расширить и мы сумеем позондировать почву насчет тех цен, которые мы платим за хлопок; до сих пор неясно было с точностью, какую же цену мы платим за хлопок. За онсы, я думаю, что мы не переплачиваем. Исхожу я из того, что у нас имеется несколько способов проверить наши цены: 1) это сравнение предложений различных фирм и цен на онсы; 2) полулегальная проверка тех цен, которые платят другие фирмы, экспортирующие хлопок и 3) наша внутренняя информация. Это может дать представление о ценах на хлопок. Мне кажется, что онсы мы покупали по средним ценам и переплат не делали. Для того чтобы проверить это, нужна длительная работа и нужно видоизменить способы нашей работы: 1) путем расширения круга фирм и 2) постараться усилить аппарат так, чтобы мы могли покупать хлопок у мелких фирм. Мы выбрали неудачный момент для проверки — конец сезона. В ближайшее время, когда будут первые признаки нового урожая и когда хлопок будут иметь и мелкие фирмы, которые будут предлагать его маленькими партиями, мы сможем установить наиболее подходящую цену на онсы.

Работа, которая отнимает много времени и труда это работа по транспорту хлопка. Мы работаем там в трудном и неприятном окружении, не только фрахтовом, но и в деловом. С транспортом было трудно потому, что мы — Текстильимпорт — фактически при наличии конторы Дерутры фрахтовали пароходы и отправляли. В конторе Дерутры сидел чужой нам человек, и он не мог исполнять элементарных заданий по транспортировке, фрахтовке и отправке хлопка. С ним было трудно договориться. Это была не наша контора, и там нельзя было требовать того, что нам нужно. Нужно было обходить трудности, и т. Пригарин, по существу хороший человек, но слабохарактерный, не мог наладить этого дела. Только теперь контору Брон перевел к себе, и нам удастся лучше наладить вопросы фрахта и транспорта. До сих пор не было ни одного человека, который бы знал фрахтовое дело, а нам необходимы такие люди. Если у нас не будет 1‑2 работников по фрахтовому делу, то это дело будет у нас страдать.

О страховке. Мы связаны декретом о том, что обязаны страховать только через наше страховое общество “Блек-Балси”, которое находится в Лондоне. Мы имели сведения, что американские фирмы готовы застраховать груз по значительно пониженным ставкам. Я запросил “Блек-Балси”, могут ли они снизить ставки. Они отвечают: «Нет, не можем». Ставки остаются в 81 цент. Тогда на свой страх мы вошли в переговоры с американской фирмой, которая предложила только 70 центов с кипы. Мы согласились. Когда мы согласились на это, то телеграфировали “Блек-Балси”. Нам ответили, предлагаем по 50. Таким путем мы порвали связь с американской фирмой, которая относится теперь недружелюбно к нам, ибо мы оказались бесчестными людьми, не сдержавшими слова. По приезде т. Брона и реорганизации аппарата нам удалось в этом сезоне нашу линию по транспортировке и страховке выровнять.

Теперь — общее положение.

Мы упомянули о том, что работать приходилось в трудном окружении, как в смысле внутренней политики, так и в смысле внутренней организации. Приходилось обходить всякие подводные камни, любезничать с купцами и, самое главное, заинтересовывать их в той работе, которую мы ведем. Мы раньше были только фирмой, а теперь мы представляем текстильную промышленность; поднимая к ней интерес, мы стараемся заинтересовывать фирмы. Сейчас перед нами стоит другая задача, выдвинутая Текстильимпортом и синдикатом. Это — организация у нас отдела по снабжению текстильной промышленности техническим оборудованием. Должен указать, что и эту сторону дела мы можем поставить более или менее правильно. Мы можем получить кредиты на условиях не худших, чем те, которые мы имеем в Лондоне.

Перед моим отъездом из Америки сюда я имел беседу с т. Броном, который заявил, что, по его мнению, было бы более желательно, если бы все заказы на техническое оборудование были бы переданы Амторгу. Кроме того, он заявил, что возможно, что после моего приезда обратно наша контора будет превращена в спецотдел Амторга. Я хочу указать, что если бы это было сделано, для нашей промышленности это было бы большим ударом. В наших условиях работы за границей гораздо было бы выгоднее и желательнее иметь два опорных пункта, чем один пункт. В наше акционерное общество входят также и американцы, и если они узнают, что мы превращаем (у нас именитые американцы, и это нас ограждает от всяких неприятностей, мы через них получаем визы) общество в спецотдел, они немедленно выйдут из состава правления. Нельзя быть акционерным обществом, входящим как спецотдел в Амторг. Я думаю, что опыт прошлой работы нашей конторы с Текстильимпортом даст возможность провести новую кампанию с таким же успехом, с каким провели эту кампанию в прошлом.

Я коснусь разногласий между мною и т. Фушманом. Разногласия имеются в вопросах расширения контор на Юге и расширения круга фирм, с которыми работает Текстильимпорт. Тов. Фушман полагает, что мы обязаны в том же сезоне создать несколько новых контор на Юге. Затем предлагается покупать хлопок непосредственно у мелких фирм, которые стоят близко к плантаторам. Я считаю, что то количество контор, которое мы имеем на Юге, оно достаточно для той оперативной работы, которую мы ведем. Правда, вопрос мною не проработан. Я думаю, что здесь мы достигнем согласованности. Затем, мы не имеем точно разработанных планов закупок и отправок. Это затрудняет работу, но и этот вопрос я уже уладил в Текстильимпорте. Амторг оперативных распоряжений Текстильимпорту по закупке хлопка не дает. Текстильимпорт в этом отношении является подконтрольной организацией Амторга. В части же, касающейся закупки оборудования, то есть там, где требуется игра с фирмами, в целях избежания разнобоя работа Текстильимпорта должна протекать на началах спецотдела Амторга, то есть Текстильимпорт увязывает свою оперативную работу с торгпредством и последнее может запрещать отдельные заказы; однако все лицензии на текстильное оборудование выдаются через Текстильимпорт.

Фушман: Дайте директиву Вашим торгпредам, чтобы они не отделывались формальным пребыванием, а чтобы они участвовали в работе со стороны торгпредств.

В отношении дополнительной организации контор на Юге САСШ необходимо избрать среднюю линию, то есть пойти на минимальное их количество — одну-две, с ограниченным штатом — 2‑3 чел. Ввиду отмеченных в докладе действий “Блек Балси”, влекущих к повышению страховых ставок на хлопок, будут даны указания торгпредствам, чтобы они обратили внимание на транспортировку и страховку хлопковых отправок в СССР и чтобы в отношении страховых ставок, взимаемых советскими органами, установили порядок биржевой игры на ставках, то есть в случае, если американские фирмы будут давать ставки значительно ниже, передавать страховки им. При закупке хлопка трудно исходить из точного плана: нужно покупать, если цены выгодны, и прекращать покупку при обратном явлении, но есть предельный план, который Текстильимпорт должен выполнить независимо от условий и цен. Текстильимпорт должен дать ориентировочный план: столько-то при низких ценах, столько-то при высоких и в такие то сроки. В рамках этой директивы и плана сроков поставки, а также с учетом конъюнктуры и надо вести работу. Только таким путем можно ее наладить. В отношении банковского кредита я считаю необходимым добиться, чтобы председатель “Эквитеблтреста” Лебланг приехал в СССР. Директиве, данной мною Фушману, придаю важное значение. Она сводится в основном к следующему: дела с фирмами не затягивать и особых претензий к нам не создавать и не сгущать настроение против нас, не содействовать накоплению сил против нас. Наоборот, надо дело поставить так, чтобы фирмы отстаивали дела с нами.

В отношении наших векселей в Европе поручить т. Фушману по приезде т. Шлейфера пересмотреть совместно этот вопрос и сговориться с другими европейскими банками. Кроме того, договориться с Госбанком об увеличении кредита текстильного дела. В отношении оборудования надо сказать, что необходимо выделить специалистов для заграницы, которые могли бы представлять там интересы промышленности. Ввоз из-за границы оборудования через Текстильный синдикат относится к производству только оборудования последнего; оборудование же других отраслей промышленности осуществляется соответствующими учреждениями по принадлежности. Тов. Платонову совместно с заинтересованными организациями подобрать для Египта несколько человек, иностранных подданных, совершенно надежных коммунистов и специалистов, для налаживания работы Текстильимпорта, ввиду того, что советских подданных трудно для такого дела приспособить. Тов. Фушману наладить маленькие ячейки текстильной промышленности в Египте, состоящие из иностранных подданных.

По овцеводству. Составить план применительно к отпускаемой сумме в 3‑4 млн. в двух вариантах — максимум и минимум.

Примечания:

[1] Фьючерс — контракт по сделкам на срок.

[2] Хеджироваться страховать цены и прибыли путем продажи или покупки на товарных биржах фьючерсов. В связи с тем, что изменения рыночных цен на товар и цен на фьючерсы одинаковы по размерам и направлению, хеджирование в некоторой мере снижает риск убытков, связанных с колебанием цен на бирже.

[3] Значение слова установить не удалось.

[4] Соло-вексельный кредит — кредит, предоставляемый банками-держателями соло-векселей (векселей, на которых имеется только одна подпись лица, обязанного совершить платеж соло-векселями).

РГАЭ. Ф. 5240. Оп. 18. Д. 166. Л. 93-99. Копия.